6
уровень
x6
шанс
Нравится
•••
скрыть
Не нравится
{{interest.name}}
•••
скрыть
Учусь, читаю, пишу, играю в словесные ролевые, смотрю различные фильмы и сериалы, аниме... Изредка стараюсь рисовать :3
Одна из хувиан; не могу прожить без того, что бы не прочитать хоть пару строчек какого-либо рассказа; Интересуюсь верховой ездой; химия; биология; а так же сама пишу. Да, я слэшер, фемслэшер и очень иногда читаю гет .-.
З.Ы. Типичный Дон, который ищет любой ТИМ, лишь бы его кормили :3

Последние новости

Сказитель
http://ficbook.net/readfic/1723525

Автор: e-not (http://ficbook.net/authors/e-not)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Сын эмира/наложник
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика

Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
— Алекс, я хочу, чтобы ты почитал мне сказку, — надул губки прекрасный юноша, разлегшийся на подушках. Его шелковые одежды прекрасно давали рассмотреть его бархатистую оливкового цвета кожу, которой даже безжалостные лучи восточного солнца почти не касались, тонкие нежные руки, совершенно не знавшие работы, и худые ноги, ходившие максимум до сада и обратно.

Посвящение:
Виргуше. Спасибо, что пинал меня, иначе бы я так и не сдалась бы почти вовремя х)

Публикация на других ресурсах:
Ссылку в студию

Примечания автора:
Писалось на 14 февраля, на конкурс. Но, к сожалению, он затянулся. Поэтому выкладываю только сейчас...
— Алекс, я хочу, чтобы ты почитал мне сказку, — надул губки прекрасный юноша, разлегшийся на подушках. Его...
Показать полностью
шелковые одежды прекрасно давали рассмотреть его бархатистую оливкового цвета кожу, которой даже безжалостные лучи восточного солнца почти не касались, тонкие нежные руки, совершенно не знавшие работы, и худые ноги, ходившие максимум до сада и обратно. Нет, этот юноша не был разбалованным наложником в гареме эмира. Он был сыном царя этой страны. Не старшим, не любимым, капризным, но все-таки сыном.

— Как пожелает мой Господин, — прижав руку к груди, поклонился тот, кого назвали Алексом. Он был выше сына эмира, он был старше, его кожа была совсем бледная, волосы, убранные в высокий хвост и спускавшиеся до талии, были ярче любого золота, хранившегося в сокровищницах всего мира, а глаза прекрасней изумрудов. Он был доставлен во дворец много лет назад. Он был самым лучшим подарком, какой только могли поднести сыну царя. Он был тем, кто обязан выполнять любое желание своего Господина.

Белокурый взял книгу и опустился на ложе рядом с юношей. Сын эмира пристроился в его ногах, не задумываясь о том, что с его статусом это совершенно не положено. Но когда Алекс читал ему сказки, Шахразар, так звали прекрасного младшего сына царя, забывал обо всем на свете. Он как ребенок ждал сумерек, чтобы мужчина начал читать ему книги. Это было единственное время, когда они могли быть только вдвоем.

"…Лучшее из слов — самое правдивое. Но, может быть, твой язык говорит о том, чего нет в твоем сердце. Я боюсь, что твоя дружба будет только на языке, а вражда будет скрыта в сердце, ибо ты — пожирающий, а я — пожираемый, и нам следует быть в отдалении от взаимной любви и близости. Что же побуждает тебя стремиться к недостижимому и искать того, чего не будет? Ты из породы зверей, а я из породы птиц, и такое братство не будет полным и верным".

Голос завораживал, подчинял себе, заставлял молчать. Но сейчас Шахразар встрепенулся и поднял янтарные глаза на сказителя.

— А ты как считаешь, Алекс? — светловолосый остановился и закрыл книгу.

— О чем Вы, мой Господин?

— О том, что они не смогут дружить? О том, что являясь такими разными, они обязаны обходить друг друга стороной, чтобы каждый не навредил другому?

— Так и есть, мой Господин, — покорно отвечал мужчина. — Там, где я родился, говорили, что негоже павлину с воробьем дружить.

— А ты? А мы с тобой?

— Мой Господин, я навеки ваш раб.

— А если я отпущу тебя, скажу, что можешь возвращаться на свою родину? — Шахразад прищурился и уставился на Алекса, нервно покусывая губу.

— Я не знаю другой жизни, мой Господин, но уверен, что там ничего не достойно большего внимания и любви, чем вы…

— Дурак! — сын эмира по-детски расплакался и запустил в блондина подушкой. — Ты не должен говорить таких слов! Даже если я твой господин, это ты должен говорить тому, кого любишь! — в наложника полетела вторая подушка, а юноша кинулся на него с кулаками. Александр перехватил руки Шахразара и притянул его к себе, крепко обняв.

— Мой Господин, я был рожден, чтобы служить Вам, мне говорили, что Вас нужно беречь, любить и выполнять любые Ваши желания. Но даже если бы мне этого не велели, я бы все равно все это продолжал бы делать. В первый раз, когда я Вас увидел, я полюбил Вас всем своим сердцем и всей душой. И будь у меня выбор, я бы все равно пошел по этому пути.

— Я тебе не верю! Ты сам сказал, что нельзя сближаться павлину и воробью!

— Но это не значит, что воробей не может любить павлина… — белокурый нежно прикоснулся к губам сына эмира, давая ему шанс оттолкнуть раба, который нарушил границы дозволенного, позвать охрану, велеть казнить его. Но юноша лишь ближе придвинулся к своему наложнику и притянул того к себе за шею, падая на подушки. Алекс такими же нежными и почти невесомыми поцелуями принялся покрывать оголенный торс своего возлюбленного, стараясь не сорваться и не навредить нежной бархатистой кожи Господина. Но изгибающийся Шахразар и пытающийся сдержать свои стоны, еще больше распалял желание мужчины. Блондин зацепил кончиками пальцев резинку шелковых полупрозрачных шаровар и стянул их вниз, отбросив в сторону. Ладонями он начал оглаживать такое желанное многие годы тело, мягко, нежно, будто сын эмира был сделан из старинного хрусталя и мог рассыпаться от неосторожного прикосновения. Через какое-то время Александр осмелел, начал исследовать тело своего Господина увереннее, даже осмелился прикоснуться губами стоящему члену сына эмира. От неожиданности Шахразар простонал, выгнувшись и широко распахнув глаза, и излился.

Алекс подхватил юноши на руки и унес в купальню. Пока наложник его мыл, янтарноглазый не произнес ни слова. И лишь когда белокурый натирал его маслом, с его губ сорвалось:

— Алекс, давай сбежим! — мужчина даже выронил из рук кувшинчик, который со звоном упал на пол и разбился.

— Но, мой Господин, за пределами дворца пустыня, разбойники и неизведанный ни мной ни вами мир!

— растерянно произнес Александр, упирая осколки.

— А если мы не убежим, то когда-нибудь отец заставит меня жениться на ком-нибудь для улучшения политических отношений…

— Шахразар, это может быть смертельно опасно!

— Значит, мы погибнем как Ромео и Джульетта из той книги, что ты читал мне на прошлой неделе, — властно сверкнул глазами сын эмира и крепко обнял Алекса.

— Да, мой Господин, - улыбнулся белокурый.

— Кстати, чем закончилась та история, которую ты начинал сегодня читать?

— Лисица и ворона подружились, мой Господин.

— Вот и отлично…

"Он уподобил себя тому, кто выше его, и погиб".
И тебя также, о лисица, я предостерегу: не уподобляй себя тому, кто
сильнее тебя, — ты погибнешь. Вот каковы мои речи, уходи же от меня с
миром".

И когда лисица потеряла надежду подружиться с вороном, она повернула
назад, стеная от печали и скрежеща зубами от сожаления. И когда ворон услышал ее плач и стоны и увидел, как она грустна и печальна, он спросил ее: "О лисица, что тебя постигло, что ты скрежещешь зубами?"

И лисица ответила: "Я скрежещу зубами, так как увидела, что ты хитрее меня".
И потом она, повернув назад, обратилась в бегство и направилась в свою нору. Вот какова была, о царь, их история".

Именно такими словами закончила сто пятьдесят вторую ночь Шеререзада «Рассказ о вороне и лисице, о блохе и мыши, о соколе и о воробье». Но если сам Алекс не будет метить в павлины, все будет хорошо. Так же?
1
Моя любовь
http://ficbook.net/readfic/1771486

Автор: e-not (http://ficbook.net/authors/e-not)
Беты (редакторы): Rubedo_Nest
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Мистика, Даркфик, Ужасы, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Сломать человека можно легко, особенно, если делать это каждый день на протяжении семи лет. Но кто знал, что юноша обратится к Аду, взывая его о помощи? Кто знал, что творится в его голове по ночам? Кто знал, что издевательства превратят его в чудовище?

Посвящение:
Рыжий демон Кумико, спасибо за твое терпение...) А то я бы, наверно, так и не дописала эту работу.

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора

Примечания автора:
Своеобразный подарок на 8 марта...
Сколько времени прошло с того раза, как я последний раз выходил из комнаты? Неделя? Две? И столько же, кажется, не ел. Да плевать! Сейчас главное, чтобы не было...
Показать полностью
никаких ошибок, иначе все зря. Я не могу упустить этот шанс!

Проверяю, плотно ли задернуты шторы. Сверяюсь с манускриптом, правильно ли начерчена пентаграмма. По одной зажигаю свечи. Кажется, тяну время… Нет. Нельзя. Я решил, а значит, отступать нельзя.

Встать в центр рисунка и пробить сердце ножом? Нет проблем. Самое сложное на грани смерти не перепутать слова… Но это невозможно. Месяц заучивания, тридцать дней постоянного повторения, семьсот двадцать часов прокручивания в голове, сорок три тысячи двести минут нетерпения и два миллиона пятьсот девяносто две тысячи секунды ожидания. У меня нет права на ошибку!

С почти охладевших губ срываются заветные строки, и я замертво падаю на пол, опрокидывая свечи и заливая собственной кровью идеальную пятиконечную звезду.

Темнота…

Неужели не получилось?!

Нет…

Я до сих пор вижу свою комнату!

Чувствую легкое жжение в груди…

И запах дыма.

Если я мертв, то что все это значит?! Или это и есть так называемая «смерть»?! Продолжать жить в этом чертовом мире без шанса на спасение? Продолжать изнывать и каждую ночь просыпаться от кошмаров?..

Надо мной склонилось что-то. Пустые глазницы, кусками свисающая на лице кожа. За спиной черные дырявые кожистые крылья. И рога. Огромные. Прекрасные. Толкнув ногой и перевернув меня на спину, оно громко выругалось и сплюнуло на пол.

— Вы издеваетесь?! Этот мальчишка вызвал меня?! Меня?! — взревело это нечто.

Получилось?!

Серьезно?

Окоченевшие губы с трудом выдавливают улыбку.

Да…

Я справился!

***
***

— Лайт, — усмехается демон, стоя за моей спиной. — Ты никогда не задумывался, что родители дали тебе неправильное имя? «Light» — свет, не так ли? Как думаешь, они отреагируют, если узнают, что их единственный сын, которому отец хотел передать храм, подался искать помощи у нас?

— Ты слишком много болтаешь, — оскалился я, сильнее сжимая шею девушки и с удовольствием слушая хруст позвонков. Откинув голову назад, я стону в голос и от переизбытка чувств закрываю глаза. — От тебя лишь требовалось дать мне силу на тринадцать дней, а не донимать меня своей болтовней!

— Но мне так скучно, Лайт. А ты смог меня удивить. Мальчишка, семнадцать лет, с родителями, повернутыми на религии, а смог вызвать демона. Да и не какого-то, а смотрителя шестого круга. Ай да Лайт, ай да сукин сын…

— Ты можешь замолчать?!

Нож легко вспарывает тонкую, еще теплую кожу на шее. Из разреза льется кровь. Так приятно видеть на своих руках красную жидкость, чувствовать, что со временем она засыхает, стягивая кожу, ощущать ее пьянящий аромат.

То, что когда-то поддерживало жизнь в этой девушке, стекает на кафельный пол, а после в канализацию. Уверен, что там уже кишит сотня крыс, жаждущих отхватить кусок свежей плоти.

— Да будет пир, — разворачиваюсь, и мои шаги гулом отзываются в ушах. Тихо. Слышен только писк. Даже этот чертов демон замолк.

Оглядываюсь и делаю снимок на память. Идеальная обстановка: туалет заброшенной психушки, голубой кафель и почти стерильная чистота. И, конечно же, идеальная модель: девушка, ставшая королевой выпускного бала. Я всегда считал ее уродиной. Не понимал, что все в ней находили, отчего плясали перед ней как цирковые собачки, выполняли любой ее каприз.

Но сейчас она красива, как никогда… Неестественное положение головы, изуродованное лицо и одежда, выкрашенная в темно-красный цвет ее же кровью… Это зрелище я готов лицезреть часами… Но зачем заставлять ждать крыс? У них и так очень редко бывают такие праздники.

***

Оказывается, сжигать людей заживо тоже удивительно прекрасно: запах паленой плоти щекочет нервы, а предсмертные крики ласкают слух. Не только же мне скулить в засранном школьном туалете после несметного количества побоев?! Ну и кто теперь из нас «неправильный»? Кто сейчас «противный»? Кто сейчас орет как свинья, которую ведут на бойню? Явно не я… Сейчас, когда в моих глазах отражается корчащееся тело и языки пламени, я знаю, что я победитель, что вы все сполна получите от «ебанутого педика», что я не зря отдал свою душу и свою жизнь за эти тринадцать дней почти полного всемогущества… И каждый день для вас, мои мучители, покажется адом куда большим, чем тот, что я терпел на протяжении семи лет.

— Лайт, какой это по счету? — демону, кажется, становится все интереснее и интереснее. Он старается заглянуть на экран фотоаппарата, чтоб увидеть очередной снимок моей победы. Прыгает то вокруг меня, то вокруг костра из еще недавно жившего дерьма. Малое дитя, а не демон.

— Восьмой. Осталось пятеро.

***

— Это последний? — демон стоит у стены, наблюдая, как я приковываю парня к батарее наручниками.

— Да. После этого ты будешь свободен.

— Печально… С тобой весело. Позволь мне поучаствовать? — пытается сделать шаг в мою сторону.

— Нет! — рычу, показывая исчадью Ада свои клыки. — Не смей даже подходить сюда!

Срываюсь на крик, и демона припечатывает к стене. Я впервые испытываю такую бурю эмоций. Здесь и предвкушение, которое заставляет дрожать все мое тело, и страх от того, что на сей раз я выбрал свою квартиру, свою комнату, и жажда крови, сырого мяса, и возбуждение. О да… Последнее чувство настолько сильно, что я уже с нетерпением жду, когда трахну тебя, любимый. Глажу тыльной стороной ладони блондина по щеке с непередаваемой нежностью.

— Где я? — разлепляет веки и пару секунд пытается сфокусировать взгляд. — Л-л-лайт?!

— О да, милый, это я, — улыбаюсь, демонстрируя ряд ровных острых клыков.

Брук на глазах бледнеет и пытается вырваться.

Не сейчас, дорогой.

Только не после того, что я сделал ради этого момента…

Я не могу отпустить тебя…

Ты ведь знал, что это случится. Я специально оставил тебя напоследок. Маленький сладкий десерт. Я убил каждого, кто издевался надо мной. Все из твоей компании. Ах, да… Ты же еще не знаешь, что они мертвы. Тела не найдены… Я же хорошо выбирал места. И маловероятно, что без моих подсказок их вообще кто-нибудь найдет.

Сперва ввожу лекарства, повышающее болевой порог. Я же не хочу, чтобы ты потерял сознание так быстро, мой милый…

Разрезаю штаны, задевая кожу и заставляя появляться кровавым дорожкам, которые после слизываю, ощущая этот металлический и чуть солоноватый привкус во рту. Как же приятно осознавать, что он теперь весь в моей власти. Власти того, кого предали, заставили унижаться перед всей школой. Того, чью фотографию во время секса развесили по всему городу, опозорив не только меня, но и всю мою семью.

Вхожу без подготовки, рву на части. Скулит, ругается матом. Приходиться засунуть в рот кляп. Ты же не хочешь, чтобы нас заметили раньше времени?

Двигаюсь рвано, наслаждаясь каждым толчком, тем, как болезненно Брук сжимает мой член. Но мне этого мало… Как же мне хочется разрезать тебя на части и приготовить великолепнейшие блюда… Или съесть тебя живьем, смакуя каждый кусочек тебя, каждый вскрик и вопль.

Но нет…

Ты сегодня не умрешь.

Я не позволю тебе как мученику сбежать от меня к пернатым!

Ты мой! Только мой!

И все-таки не сдерживаюсь. Кусаю парня за плечо, вонзая клыки и вырывая часть плоти, кончая от того, что по подбородку стекает кровь. Его кровь…

Демон заворожено следит за нами. Посмотри на него, моя любовь! Видишь, как горят его глаза? Он тоже хочет тебя… или меня… Это не так важно

Я давно перестал соображать. Еще с того момента, как начал придумывать жестокие убийства. Каждому что-то свое. Кому-то легкая смерть, а кому-то многочасовые мучения, балансирование на грани жизни и смерти… и все равно смерть. Я безумец. Да, это так… Но это твоя вина, любовь моя. А еще тех, кого я убил до тебя. Те самые двенадцать человек. Мы ведь были счастливы вместе, помнишь? Ты дарил мне цветы, нежно целовал, шептал комплименты. А потом они тебя изменили. Они заставили тебя предать меня, издеваться надо мной каждый день… Поэтому их я убил; убил так, чтоб каждый из них мучился, каждый замолил свои грехи, каждый отправился на Небеса, подальше от тебя. Ведь когда ты попадешь в Ад — я буду ждать тебя. И тогда я развлекусь по полной, любимый.

Отрываюсь от еле живого тела.

Родители скоро вернуться.

Разбрасываю по полу двенадцать фотографий. Вот здесь они намного прекраснее, чем на аватарках в соцсетях… И я хочу, чтобы их увидели такими прекрасными и другие… и пусть сравнят с оригиналом. Я жажду этого. И буду наблюдать…

А демон уносит меня в Ад. В место, о котором я мечтал все семь лет. Там мне предстоит пройти все девять кругов. Но я справлюсь. Справлюсь ради моей любви. Я воскресну и стану демоном, способным вечность истязать души грешников

А мы с тобой еще встретимся, мой возлюбленный.

И после смерти мы будем вместе.

Навеки вечные.

Аминь.
1
14
http://ficbook.net/readfic/1693425

Автор: e-not (http://ficbook.net/authors/e-not)
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, POV

Размер: Мини, 1 страница
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Нельзя судить что-то по внешнему виду, нужно заглядывать глубже... В самую душу...
Взглядом можно убить. Раньше я смеялся над теми, кто так считал. Но пару месяцев назад я переехал в новую квартиру и столкнулся именно с таким человеком, взгляд которого заставлял меня съежиться. Хмурый взгляд исподлобья каждый раз пускает толпу мурашек по моему телу, и я, словно дворовый щенок, хочу прижать к голове уши и поджать хвост. Он широкоплечий, прямая напряженная спина, строгие черные костюмы и короткий ежик черных волос. Этакий мафиози живет со мной на одной лестничной площадке.
Ну почему я? Как с соседкой сверху болтать, так пожалуйста: улыбочки, шуточки. Но стоит мне появиться в поле его зрения, так мужчина тут же перестает улыбаться и...
Показать полностью
исчезает. И так постоянно! Чувствую себя каким-то прокаженным. А я что? А я ничего. Сам теперь пытаюсь на глаза ему не попадаться: мало ли убьет...

***


Ненавижу я день Святого Валентина. Видеть все эти счастливые рожи, когда я загибаюсь от безответной любви, невозможно. Ладно бы, если бы я признался и меня отшили, но в данном случае я к этому бугаю даже подойти боюсь. Один удар по макушке, и Григорий Стрельцов - а это я - может прекратить свое существование в этом мире. Отличная перспектива не так ли?

Я собирался проспать весь день, как и любое другое 14 февраля, но звонок в дверь разрушил все мои планы. Ну и кому нужна моя скромная королевская личность? В глазок я, конечно, взглянул, но это мне абсолютно ничего не дало: весь обзор закрывал букет белых лилий.

Распахнув дверь, я хотел что-то сказать, но так и остался с открытым ртом. За дверью стоял ОН, мой сосед. Сосед, в которого влюбился, только переехав в эту квартиру. Сосед, который приходил ко мне во снах и делал эти сны незабываемыми. Сосед, который притащил мне на день Святого Валентина букет и коробку конфет. Ошибся этажом, что ли?

Он был не в костюме, а в белой футболке и серых джинсах. Он сейчас был почти домашним, словно хищник вдруг расслабился и улёгся на тапках, как самый обыкновенный котёнок. Не было той строгости, какая обычно присутствовала в его движениях и поведении.

- Я... хотел... пригласить... тебя... на свидание, - чуть хрипло вымолвил Роман, протягивая цветы и конфеты.

- Меня? Ты... Вы уверены, что не ошиблись квартирой, - вздохнул я, убрав белую прядь непослушных волос.

Сосед молчал, продолжая протягивать свои знаки внимания.

- Но я думал, что ты меня ненавидишь. Взгляд такой был, будто убить готов.

- А я того... стеснялся. Ты ведь такой красивый...

Вот это новость! Неужели моя безответная любовь не такая уж и безответная, а? Кажется, я начинаю любить этот день февраля.
Все вопросы

Последние вопросы

Все ответы

Последние ответы

Альбомы
Шерлок BBC
146
73
Black Mirror | Tonight, 10pm | Channel 4
1:01
Розыгрыш: Убийство в лифте. А как бы поступили вы?
1:47
× Пришло новое сообщение