Проведено 150 067 розыгрышей
Следующий через 15 минут

Последние победители

35
уровень
x35
шанс
Выигрышей: 666
Вниманию читателя представляется трагическая хроника творческого регресса и моральной деградации автора, представленная хаотичной последовательностью субъективных откровений и эмоциональных вспышек, что когда-то были зафиксированы на потеху публике. Не пытайтесь сложить эти обрывочные фрагменты, лишённые общей концепции, в целостную картину – все они являют собою не более, чем мимолётные фантазии, сиюминутные воплощения случайных мыслей, идей и настроений; отдельные грани фигуры, обозреть которую со всеми её острыми углами, противоречиями и шероховатостями целиком возможно лишь с различных ракурсов.

При дегустации нижеприведённых творческих плодов рекомендуется соблюдать осторожность – у большинства истёк срок годности. Во избежание отравлений содержимое следует тщательно просеивать через фильтр образного восприятия, здравого смысла и элементарного чувства юмора.

Да пребудет с вами Муза – и помните: чрезмерное злоупотребление чтением поэтических виражей и лингвистических конструкций автора наносит непоправимый вред вашему стилистическому чувству и литературному вкусу.

https://vk.com/archive_cogitationes – моё новое пристанище.

Все 155 новостей

Последние новости

   Стеклянная гладь океанической безмятежности померкла, когда в ней проступили субтильные контуры земли. Эта земля – конечный пункт моего плавания, в какую сторону света не направил бы паруса, и чем упорнее от неё отдаляюсь, тем неистовее шторма, пригоняющие меня обратно. Пожизненно связан с ней узами родового проклятия. Шагну в объятья расплывчатых берегов, влекомый пронзительной тягой вскипающих воспоминаний. Вернулся домой, хотя никогда отсюда не уходил.

   Зона обманчивых парадоксов. Континент нераскрытых загадок. Территория зеркальных проекций. Локация эфирных метафор и астральной символики. Прожил здесь всю жизнь, но никогда здесь не бывал. Рассматривал эти места каждый день своей жизни, но никогда – своими глазами. Искатель сокровищ, которые сам здесь закопал. Археолог погибших культур, зодчим которых когда-то был. Реконструктор рукотворных памятников, от которых, будучи вандалом, оставлял обугленные груды осколков. Шпион, идущий по собственному следу. Создатель...

Показать полностью
Sádon & Treha Sektori – Elimination
05:56
24
1
Показать все 7 комментариев
Amethyst Gladium, вот-вот, не зря же "в начале было Слово". Слова - одна из наиболее четких и внятных для нашего сознания систем, придающих импульсам и мыслям форму. Да и само наше мышление запрограммировано на слова. Конечно, их форма на многое влияет.
Siddkhartkha, интересно то, что, похоже, наше мышление развивается быстрее, чем система слов для его передачи. Ведь уже сейчас понятий куда больше, чем слов, подходящих по смыслу для их обозначения, и, хотя постоянно возникают новые термины и неологизмы, многие вещи можно описать только их комбинациями, причём по мере увеличения числа нюансов и оттенков того, что мы понимаем, усложняются и требуемые комбинации. Иногда гадаю, как скоро разница между темпом развития человеческих знаний и скоростью обогащения языка приведёт к той точке, за которой любая попытка изложить хотя бы часть новых знаний будет сродни попытке объяснить квантовую физику, пользуясь лексиконом трёхлетнего ребёнка. Хотя, возможно, к тому моменту технологический прогресс позволит разработать новые, более совершенные и пока недоступные нашей фантазии способы коммуникации. Эх, как же хочется дожить до тех времён и увидеть всё это воочию.)
Amethyst Gladium, мне тоже нередко кажется, что слова даже не то чтобы не поспевают за мыслями, а как-то угловато их передают. Не потому ли иногда та же картина, музыка могут сказать столько, что описать все услышанное/увиденное словами бывает практически невозможно... )

   Впервые разглядев среди пелены мрака твой демонический лик, я отпрянул в страхе и смятении. Я знал, что рыцарский блеск и благородство чужды твоей природе, но не мог и представить, какую скверну теперь таит в себе твоё существо, поражённое болезнью. Да, я не раз нуждался в тебе, и нам уже доводилось встречаться, сотрудничать и сражаться плечом к плечу – тогда у меня не было времени разглядывать, что кроется под твоим непроницаемым забралом. Потому меньше всего я ожидал, что, впервые по-настоящему приблизившись к тебе, вместо могущественного воина, какого рассчитывал увидеть, обнаружу такое...

   Необузданное порождение бездны, чей зловонный оскал источает желчь и кислоту. Грязное существо, обросшее слизью и язвами. Тошнотворный страхолюд, пахнущий могильной плесенью. Безумная воющая бестия, исступлённо мечущаяся среди разлагающихся останков своих жертв. Бешеный мутант-берсерк с изуверским огнём в рептильных зрачках, в отсутствии врагов готовый...

Показать полностью
Run
3:23
8

   В очередной раз проснулся с вибрирующим в сознании чувством, что сейчас увидел и пережил нечто значительное и волнующее. Однако сколько не напрягал память, ничего конкретного выловить из её омутов не смог – лишь отдельные неясные движения, контуры и фрагменты, мелькающие перед глазами и тут же ускользающие. Есть такие сны, которые оставляют глубокий отпечаток, но сами полностью забываются. Порой этот след, при всей его явственности, настолько беспредметен, что не удаётся распознать даже эмоции, в нём запечатленные, не говоря уж о том, к каким образам и событиям он привязан. Наверное, именно эти сны наиболее ценны для психоаналитической работы – не только тем, что врезаются в разум сильным впечатлением (а значит, вероятно, именно в них к поверхности сознания ближе всего поднимаются исключённые из него переживания), но и тем, что странным образом не держатся в воспоминаниях. Только вот ума не приложу, как с ними работать, если от них не остаётся ничего, кроме слабых и текучих безымянных ощущений, которые никак не идентифицировать; если вроде и видел многое, а что именно – не понять?..

   Говорят, с практикой память на сны укрепляется, но можно ли натренировать её до того предела, где каждое сновидение сохраняется и воспроизводится полным и детализированным, как на киноплёнке, или так всё и устроено, что человек может лишь ценой долгого сосредоточения выдёргивать смутные урывки и нарезки ощущений без сопровождения фактов? Конечно, я и так немало выношу с собой из этих ночных иллюзионов, но кто знает, сколько деталей и эпизодов, несущих в себе ключ к интерпретации, при этом упускаю... Поэтому уже не впервые задумался о практике осознанных сновидений; о том, может ли она пригодиться для самоанализа, или только помешает. Осознанные сны, как правило, более захватывающие, насыщенные и в памяти лучше откладываются, но есть одна проблема – если в сновидении включается сознание (или какая-то его часть), то не активизируется ли вместе с ним та самая самоцензура, что в бодрствующем состоянии блокирует доступ к глубинной части внутрипсихической жизни? Да, на ранних этапах практики человек ещё остаётся пассивным наблюдателем, не может управлять происходящим и тем самым удалять или искажать часть материала, транслируемого из бессознательного. Но не начинает ли он уже тогда инстинктивно прибегать к тем же защитам, которыми пользуется наяву?

   Впрочем, умение управлять сценарием сновидения и действовать в нём по собственному выбору мне бы тоже пригодилось – лишь бы удалось совмещать его с открытостью к подсознанию. В этом убедился после довольно интересного, загадочного и немного комичного сновидения, в котором встретил знакомого из далёкого прошлого – он явно чего-то от меня хотел и поначалу в шутку, потом серьёзно напоминал о каких-то моих обязательствах. Я по своему обыкновению спокойно, твёрдо и с аргументами возразил; он же почему-то рассердился и принялся метать в меня тяжёлыми металлическими палками, словно это были копья. Я отскочил, спрятался за ближайшим углом, и он стал подбираться ко мне. А я когда-то давно вычитал, что, по мнению Юнга, агрессивно настроенные и преследующие нас во сне люди – символические воплощения наших вытесненных, удерживаемых в бессознательном и рвущихся наружу чувств, воспоминаний, личностных составляющих, и если во сне не убегать от них, а пойти навстречу и попытаться с ними воссоединиться, то вроде как произойдёт осознание того, что они такое на самом деле и почему в нашей психике возникло сцепление именно этих импульсов с образами именно этих людей. Сколько в этом правды, не знаю, но сны, в которых кто-нибудь гоняется за мной не с самыми дружелюбными намерениями, случаются у меня с подозрительной частотой, поэтому я сразу задумался, что неплохо было бы проверить, что выйдет, если встретиться с преследователем лицом к лицу. И в момент, когда человек, пытавшийся меня убить, был совсем близко, я вспомнил об этом, схватил одну из тех железных палок, которые он швырял в меня, выскочил и дал ему отпор. Любопытно то, что в этот момент он вдруг превратился в мою зеркальную копию – похоже, предположение, что враждебные персонажи сновидений представляют собой какие-то диссоциированные части меня самого, действительно недалеко от истины. Я бросился к этому клону, попытался его обхватить, слиться с ним... И проснулся от внезапного ледянящего страха. 

   Руководствуясь упомянутой теорией, можно предположить, что когда я начал узнавать под образом столь неприветливого ко мне знакомого какую-то часть себя, сработали вытесняющие силы, вызванные риском открыть что-то, истолковываемое мною как опасное – а связанный с этим риском испуг выдернул меня из сна прежде, чем я разглядел главное. Должно быть, там был какой-то чертовски сильный аффект, раз я так перепугался. Что это было – чувство вины, страх, стыд, аутоагрессия, или воспоминание, заряженное чем-то из этого – другой вопрос. Важно то, что если следующий подобный сюжет развернётся вокруг меня тогда, когда буду способен сохранять понимание, что нахожусь во сне, и сознательно управлять своими действиями, это позволит мне довести дело до конца. Пока этот замысел кажется мне не совсем правдоподобным, но если у меня получится, не исключено, что именно таким путём смогу обойти свой эмоциональный блок и добраться до первого инсайта.

   Об этом преимуществе осознанного сна задумался и после трёх других похожих сновидений. В двух из них на меня нападали собаки, а я, как ни странно, вполне успешно сдерживал их голыми руками; в третьем на меня наступал один значимый человек, весь в слезах, и это выглядело так, словно он хочет передать мне свою боль через прикосновение, чтобы утопить меня в этой боли, задавить и задушить ею – это вызывало у меня панику с привкусом отвращения (вот и застарелый детский страх перед сочетанием бурных отрицательных эмоций, непонятного для меня поведения и физического сближения, описанный в позапрошлом посте), но аналогичным образом мне удалось успокоить и отвести от себя этого человека, положив руку на его лицо, загипнотизировав голосом и усыпив.

   Если человека пугают внутри себя какие-то отвергаемые им порывы и черты, то его психика вынуждена вырабатывать против них определённые защиты. Одна из них – компульсивная потребность в жёстком волевом самоконтроле, которая, возможно, и отразилась в моих действиях. Наверное, в большинстве случаев именно она поддерживает не только сопротивление против полного высвобождения замурованных в темницу бессознательного эмоций, но и защитную тенденцию чрезмерно «интеллектуализировать». И если образы тех собак и того человека в моём подсознании были связаны каким-то общим воспоминанием с определёнными эмоциональными импульсами, то, нет сомнений, прототипом для процесса их усмирения стал акт вытеснения (хотя происходящее в третьем сновидении больше напоминало самовнушение через отчаянные увещевания, к которому мне случалось прибегать в критические моменты). А если бы я позволил этим образам сделать то, что они хотят, то, быть может, не только понял бы, что за ними скрывается, но и сделал новый шаг от отстранённо-интеллектуального самонаблюдения к вовлечению и интеграции с эмоциональными силами – в чём, собственно, и заключается суть психоанализа.


   Саундтреком к моим сегодняшним размышлениям пусть станет эта композиция, одна из моих любимых в творчестве DoD. Песня с привкусом тлена, фантомно-прозрачная, элегантная, тёмная, отточенная, аки коса – да не та, которой траву по осени косят. Именно с такой музыкой у меня ассоциируется термин «новое немецкое искусство смерти».

Nekrolog 43
7:06
Все вопросы

Последние вопросы

Все ответы

Последние ответы

Альбомы
Цитаты, афоризмы и идиотизмы
222
545
Пейзажи
7
364
Run
3:23
Nekrolog 43
7:06
× Пришло новое сообщение