проведено 109 762 розыгрышей
Следующий через 2 минуты

Последние победители

6
уровень
x6
шанс
Нравится
•••
скрыть
Не нравится
{{interest.name}}
•••
скрыть
Художник, писатель - идиот. Ленивый, вредный, любящий дурак.
Все 4 новости

Последние новости

Очередная страница для того, чтобы забивать свободное время бессмысленными вещами

- Кто мог сделать такую дрянь?.. Ее голос эхом прошелся по помещению, застыл, завяз во мгле, справиться с которой крохотному огоньку из сосуда с газом было не под силу. Слишком громкий, едва тронутый хрипотой из-за пересохшего горла, он показался чужим, гадким, неприятным. Девочка решила молчать, дабы не слышать больше этого звука, ибо тишина оказалась куда лучше даже собственного голоса. В повисшем на мгновении молчании, нерушимом и, как казалось сначала, вечном, появилось что-то новое. Далекие, приглушенные шаги, топот бегущих ног - он становился все громче, пока не замер, почти у самой двери, оглушая тяжелым, громоподобным дыханием застывшую на пороге. Взгляд ее был прикован к светлой полоске на полу, где ясно проглядывалась тень, отбрасываемая кем-то. - Шерри! - дверь сотряслась от удара. Девочка дернулась в сторону, назад, во тьму, едва не опрокинув зажигалку, звонко шлепая босым ногами по влажному каменному полу. - Шерри, прости! Я не хотел! Открой, Шерри! Светлое дерево раз за разом подвергалось глухим ударом кулаков, едва подрагивала, даже. Несколько раз он дергал за поблескивающую в свете старенькой люстры ручку, но ключ в замке только едва подрагивал, зарубая все попытки прорваться в комнату на корню. Где-то за окном завыла сирена, но шум этот казался слишком далеким, чтобы обращать на него внимание, ибо взгляд оставался прикован к едва подрагивающему ключику. Не было сил сделать хотя бы шаг, конечности налились свинцом, в глазах едва двоилось, но и этого хватало, чтобы довести до ужасного состояния любого, что уже говорить о ней. - Шерри, пожалуйста!.. Шерри? Шерри, ответь! - Я здесь! - из последних сил Шерри рванулась вперед, продираясь сквозь мрак, цепко державший ее там, на месте, почти у противоположной стены, но, едва связанные руки коснулись деревянной, все еще немного отдающей сыростью, поверхности - видение развеялось. Ничего не было - ни светлой, почти новой двери с блестящим ключиком, ни цветной, красивой, как ей казалось, люстры, ни распахнутого настежь окна, вид из которого оставлял желать лучшего, но даже крохотный кусочек неба в нем внушал какую-то призрачную уверенность в завтрашнем дне. Теперь же не было ничего. - Я здесь… Уже куда тише, снова и снова ударяя ладонями, царапаясь о плохо вбитые шляпки гвоздей,, медленно сползая на пол. Окончательно опустившись на колени, девочка осторожно приложила к собственным губам левую ладошку. Кровь, сочившаяся из внушительной царапины, не помогла утолить жажду, но, все же, Шерри пыталась хотя бы как-то унять саднящее чувство и вскоре, как она и ожидала, боль утихла. Кровавый раствор был соленым, горьким даже и не принес ничего, кроме еще большего желания пить и отвратительного привкуса во рту, как от старой железной монеты. Отставив свои руки в покое, Шерри взглянула на блеклый огонек - неизвестно, на сколько хватит еще газа внутри, а в темноте оказаться девочка хотела меньше всего и от одной только мысли о подобном паника цепко сжимала сердце, не давая соображать нормально. Глянув еще раз на темные узлы веревок, местами мокрые от все той же крови, Шерри потянулась к зажигалке, осторожно, чтобы не обжечься заранее о разогретый металл у самого огонька. После, набравшись храбрости, подставляет над пламенем те из веревок, что сходились на запястьях, куда более тонкие, частично стертые в попытках девочки освободиться. Запахло гарью, жженой плотью - это горела кровь, застывшая на льняных нитях. Путы нагревались, но не горели, медленно, неохотно начиная играть огненными бликами, принося адскую боль самой Шерри. Она, дрожа, едва держалась, чтобы не одернуть ладони, не кинуться к ближайшей луже, не попытаться остановить эту пытку и, пока хватало ее самоконтроля, она продолжала истязать себя, вытянув перед собой руки. Наконец, пламя как следует взялось за веревки, прогорающие на удивление легко и, как же хорошо, что из двери все еще торчали плохо забитые грозди, Шерри быстро, чтобы огонек не успел потухнуть и все не пришлось начинать заново, подцепила краем веревки одну из металлических шляпок, потянула и, не удержавшись на ногах, упала назад, когда веревка с треском лопнула. Затылок свело болью и сознание померкло, не успев сообразить, что произошло. Все вокруг поглотила и без того распоясавшаяся тьма. Шерри не знала, сколько провела без сознания, а сколько спала, свернувшись калачиком на холодном полу. Она смутно помнила, как, поднимаясь с пола, отползала к самой двери, сжимая в руках погашенную зажигалку, помнила еще, как бережно прятала ее в карман, чтобы не потерять проснувшись. Едва сил хватило, чтобы открыть глаза, девочка скривилась от неприятного жжения в области затылка, плеча и ступни, давали знать о себе полученные ранее «ранения». Пульсирующая боль в висках едва ли ослабла, из-за нее соображать было сложно, куда сложнее оказалось сесть, прислонившись мокрой спиной к не менее холодной стене. Подвал нельзя было назвать даже теплым, а потому Шерри дрожала, подгибая под себя ноги, дабы хоть как-то согреться. Некоторое время она возилась с оборванной веревкой, после чего подгоревшие, стершиеся путы отправились в темноту, звонко шлепнувшись в одну из луж почти в самом дальнем углу, где потерялись из виду вовсе.

1

Глаза привыкли к темноте, а потому сквозь туманную завесу слепоты едва проглядывали очертания комнаты, единственным источником света в которой служила узкая, едва заметная полоска света под дверью. Оттуда же тянуло сквозняком, ощущавшимся только при максимальной близости, подставляя лицо к щели, изгибаясь при этом словно вопросительный знак. Лучше от этого не становилось, а дышать было все так же тяжело, отчего хрипы, которые издавало пересохшее горло, эхом отражались от стен и потолка, вновь и вновь расшатывая нервы: «Кто здесь? Кто так хрипло дышит?» Ответа, как понятно, не последовало и, едва девочка задерживала дыхание, все звуки пропадали а тишина, звенящая в ушах, давила на сознание, заставляя слышать, как быстро колотится собственное сердце, как стучит кровь в ушах. Она плохо помнила собственное имя, что уж говорить о том, кто она, как попала сюда, что происходит и почему так невыносимо болит висок, которым она раз за разом прислонялась к холодной стене, дабы унять назойливое чувство. Страх стискивал грудную клетку, заставлял дышать чаще, отчего пить хотелось только больше, но все же девочка изо всех сил старалась успокоиться, привести в порядок мысли. Отчасти, ей это удалось, а потому, вдохнув полной грудью, она оттолкнулась спиной от стены, подаваясь вперед, дабы тут же упереться связанными ладонями в каменный пол. Рядом, едва заметно поблескивало что-то, что занимало ее внимание последние минуты, а потому, едва девочка ощутила, что предмет этот вполне настоящий, она потянулась за ним, готовая, однако, резко дернуться назад, обратно к запертой двери. Холодный металл никак не повлиял на ощущения - пальцы заледенели, слушались плохо, и поднять несчастный предмет вышло далеко не с первого раза. Наконец в руках оказалась зажигалка, какие она часто видела на витринах заправок. Блестящая, позолоченная поверхность казалась спасительно-теплой. С крышечкой, которую некоторые умельцы откидывали простым взмахом, девочка возилась еще дольше, с упорством стараясь подцепить кончиком ногтя непослушный выступ. Кремневое колесико частично заледенело, оттого, что вещица лежала почти в самой луже, но, спустя еще некоторое время, в ладонях занялся рыжеватый огонек. Зажмурившись, девочка вытянула зажигалку перед собой, чтобы как-то разглядеть помещение, в котором оказалась. Ни единого намека на окна - это был глухо запертый подвал, единственным выходом из которого служила старая, но все еще крепкая дубовая дверь, из которой, местами, торчали ржавые шляпки гвоздей, часть которых раскидана по полу, словно нарочно. Дальняя стена терялась в темноте, но девочка отважилась подняться на ноги, почти сразу пошатнулась, от резко наступившего головокружения, оступилась, клонясь в сторону и, вскрикивая, повалилась на пол, роняя спасительный светлячок зажигалки куда-то в темноту. Ногу пронзила острая боль, почти у пятки. Тихо скуля, она осторожно садится, шарит руками по полу, в надежде найти потерянный источник света, но с каждой секундой тьма сгущалась все больше и больше, и отыскать зажигалку почти не представлялось возможным. К счастью, Фортуна решила последний раз помочь несчастной девочке, ибо та, почти оставив попытки нашарить металлическую поверхность своего сокровища, таки нашла его в луже. Трепетно вытирая кремневое колесико о шорты, снова пытается вызвать крохотное пламя, на этот раз куда более медленнее, то и дело всхлипывая от боли и обиды. Занявшийся было огонек потух от ее собственного вдоха и все пришлось начинать заново, отчего девочка сердито, со злости, чиркнула большим пальцем по нему, обжигаясь о разогретый материал. Стараясь выровнять дыхание, она, наконец, смогла выполнить поставленную задачу и, предельно осторожно, опустила зажигалку на пол, чтобы взглянуть на то, что стало с ее ногой. Слабое желтое свечение позволяло увидеть, что это был, как и ожидалось, погнутый гвоздь, на который та наступила, пытаясь двинуться с места. Сомневаясь до последнего в правильности своих действий, девочка пошарила в карманах, дабы выудить оттуда темно-синий платочек, почти черный в рыжеватом свете зажигалки, и, стиснув челюсти настолько, насколько только могла, вытащила острый конец гвоздя из ранки. Темная жидкость почти сразу брызнула на руки и пол, заставляя вздрагивать от нового приступа боли, охватывающего всю ступню. Как можно быстрее она, стараясь подавить дрожь в ладонях, перевязала порез, крепко перетягивая уже пропитавшийся кровью кусок ткани. К удивлению девочки - это помогло снять часть боли и унять кровотечение, хотя саднящее чувство не покидало, да и сделать что-то с крепко стянутыми руками было весьма проблематично. Устало, а главное, предельно медленно и осторожно, она вернулась к осмотру помещения, но ничего нового, за исключением едва поблескивающего, все еще мокрого от крови, гвоздя у своих ног, не обнаружила.

1
Все вопросы

Последние вопросы

Все ответы

Последние ответы

Альбомы
Каракули
3
40
× Пришло новое сообщение