13
уровень
x13
шанс
Нравится
•••
скрыть
Не нравится
{{interest.name}}
•••
скрыть
Вместо тысячи слов - две тысячи.
1. Яростно задрачиваю по истории, лингвистике, ссационике (предвещая, Бальзаче ВЛЭФ), n-ому числу тайтлов, сериалов и книжек. Горю желанием перетереть за все это 24/7.
2. Мамин нытик, папин философ. Отчаянно пытаюсь в публицистику со слезами на глазах и болью в жопе.
3. Богатейший внутренний мир рвется из-под полы белого пальто.
you have been warned.
Все 58 новостей

Последние новости

Анна рывком поднялась с кровати. Она опаздывала. Спросонья еще не понимала, куда, но точно опаздывала, точно! Перевернула к себе часы циферблатом – час. "Час!" – гремело в ее голове, словно это была величайшая трагедия в жизни. «Я должна была быть там в полпервого!».

Где «там» и зачем – оформилось уже позже, на полпути от ванны до старого платяного шкафа. Джош обещал ждать ее у театра, и как она могла забыть? Почему не завела будильник?

Выбежала на улицу, играя складками плиссированной юбки, перебежала квартал, остановилась на перекрестке. Сердце заходилось, больно отдавая куда-то под ребра, легкие пропускали воздух со свистом. Анна закашлялась. Интересно, Джош все-таки решил дождаться или уже ушел? Нет, разумеется, решил дождаться, разумеется. Анна стала быстрее цокать туфлями по асфальту – «А после спектакля обязательно пойдем в парк, будем сидеть там у пруда, пить содовую и плескаться водой на уток. Непременно».

Анна остановилась у кирпичной стены – вот, вроде здесь, только... Где вход? Может, зашла не с той стороны улицы? Анна подслеповато щурила глаза, читая вывески: «Аптека», «Продуктовый», «Ремонт обуви». Улыбалась себе под нос – надо же: жить здесь уже двадцать лет, с самого своего рождения, ходить на премьеры каждые выходные и потеряться.

- Извините! – помахала она рукой. – Извините, молодой человек, не подскажете, в какой стороне "Кейп-нот"?

- Что, извините?

- "Кейп-нот", - чуть раздраженней повторила девушка. – Театр такой, знаете.


- Н-нет, не знаю, - отрицательно помотл головой - Да и вообще не уверен, что тут есть театры. Поблизости, по крайней мере, вообще нет.

- О-о-ох, - устало протянула Анна, на секунду закатив глаза. Конечно, вряд ли он вообще хоть раз был в таком заведении, не удивительно, что не знает.

- Извините! Извините, пожалуйста! – она дернулась к другому мужчине, чуть старше, в черном костюме, от нетерпения едва не вцепилась в его пиджак. – Не знаете, как пройти в "Кейп-нот"? Я, честно сказать, сама не знаю, как так вышло, постоянно туда хожу, а сегодня... – Мужчина задумчиво нахмурил брови.

- "Кейп-нот" – "Кейп-нот", – нараспев произнес он. – Знаете, мне отец что-то про него рассказывал, но, боюсь, его уже давно прикрыли. Опоздали вы, женщина – добродушно улыбнулся он, - Как-то сильно вы опоздали.

- Что?.. – прошептала Анна, растерянно посмотрев тому в глаза. Почему "женщина"? Как - "закрыли"?

Анна сглотнула и опустила взгляд вниз. На свои руки, на свои узловатые пальцы, обтянутые смуглой крапчатой кожей.

«А-а-а-а» - понимающе протянула Анна. «А-а-а-а-а, точно» - повертела ладонью перед лицом.

Заправила каштановые с проседью волосы за уши, натянула на плечи растянутую зеленую кофту.

«Надо сегодня на рынок за овощами. Вроде как, скидки на морковь» - подумала Анна, отвернувшись к обшарпанной кирпичной стенке.

Джош в тот раз, кажется, ее все-таки не дождался.

15

Приболел. 

... а еще можно вариться в своих внутриличностных конфликтах, наблюдая, как твои мечты отчего-то сбываются у других.

Упиваться жалостью к себе, трястись над ущемленной гордостью и своими светлыми планами, которые в дребезги, и завидовать – по-черному так, до дрожи в пальцах.

Считать себя еще одним непризнанным и недооцененным, тем, кто, по идее, должен был вершить судьбы и купаться во всенародной любви, но что-то как-то оно не срослось, и ты получился вполне обычным, со своим раздутым эго и жаждой обожания своей капризной натуры.

Новых возможностей становится больше, и тебе нужно учиться тверже чеканить «я-за-тебя-так-рад» и «как-здорово-что-тебе-повезло», желательно, не скрипя при этом зубами. Нет, ты, разумеется, очень рад, только зачем тогда на корабле такая паника? Зачем тогда такой затравленный взгляд, родной?

Знакомые топят ленты всех доступных социальных сетей максимально наглядными доказательствами своего личного персонального счастья, и тебе нужно дышать глубже, нужно про крайне мере пытаться удерживать себя на плаву, пока новая волна «хотите расскажу, как я ездил защищать диссертацию в Вену?» или «я уже говорил, что намедни выпустил свою первую книгу?» не заставила тебя захлебнуться своей же завистью и бессильной злобой.

Главное не пытаться меняться и искренне уверовать, что все потеряно. Обреченность и безвыходность – твоя новая жизненная философия и главный принцип, которому позавидовал бы любой фаталист.

Отрезав себе все пути к развитию, томно развалиться на диване, наблюдать жизнь, которая вроде уже не твоя. Свести всего свои желания до одного: только бы ничего не решать.

Интуитивно осознавать, что, по-видимому, это и есть твои лучшие годы, те самые, о которых нужно будет рассказывать лет через десять со светлой улыбкой и мечтательной ностальгией в голосе, и все еще надеяться, что вот-вот на твоей улице перевернется грузовик с пряниками, и случится что-то светлое и волшебное, и будет совсем хорошо.


Цепляться за спасительную мысль, что все образуется. Как-нибудь. Само.

Только не образуется, не утрясется и не наладится. Потому что образовываться сам по себе имеет привычку только пиздец. Вместе со старостью, разложением и деградацией.

Все вопросы

Последние вопросы

Все ответы

Последние ответы

Пираты цифровой сети: Мертвецы не слушают mp3
35:00
× Пришло новое сообщение