Проведен 142 641 розыгрыш
Следующий через 16 минут

Последние победители

15
уровень
x15
шанс
Выигрышей: 8
Нравится
•••
скрыть
Не нравится
{{interest.name}}
•••
скрыть
Сказочник я.

Есть у меня СКАЗОЧНЫЙ ПАБЛИК в вк. Вот: http://vk.com/skazki_skazonki
И СКАЗОЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО есть. Вот https://surfory.com/space/55334
Ниже тоже повыкладываю чего.

Меня зовут Говорун.

Даже не знаю, что делать с биографией.

Допустим, я родился в Лаосе. Я был обычным лаосским мальчиком, но в три года меня похитили феи, и стали обучать своим колдовским премудростям. Но на ниве магии я оказался бездарен, и к пяти они от меня отказались, просто оставив где-то на запылённой дороге в Перу. Где меня и нашёл народ гномов. Они взяли меня к себе под гору, и пытались обучить кузнечному делу. Но я и тут оказался не на высоте. Гномы продали меня сомалийским пиратам. Те думали, что из меня выйдет отличный пират. Но они тоже просчитались. Я не люблю делать людям больно. Или вообще плохо. Не люблю делать людям плохо. В 11 лет, отчаявшись получить за меня выкуп хоть от кого-нибудь, они меня отпустили на все четыре стороны. И я оказался на свободе. В Сомали. Недружелюбная страна. Местные нищие не дали мне умереть с голоду. Они пытались научить меня быть незаметным, чтобы я мог самостоятельно воровать какую-нибудь еду. Но тщетно. Мои локти и колени были повсюду заметны, я никак не мог их спрятать. Они были добрые люди, и за четыре года накопили мне всей общиной на паспорт и билет до дому. Где мой дом? Им я сказал, что в Ирландии. Мне было интересно туда попасть. В 15 лет я оказался в Ирландии. Я подружился со скрипачом, который зарабатывал, играя по пабам. Кажется, я ему понравился. Он купил мне дешёвую скрипку, и стал учить меня играть. Надо ли говорить, что из этого тоже ничего не вышло? К тому времени, как у моего ирландского друга опустились руки, мне уже было семнадцать. Я был здоровым парнем, и распрощавшись со скрипачом, нанялся юнгой на торговое судно. Лет десять меня мотало по морям, пока не отпустило. Я обнаружил себя посреди ржавого корыта в месте, которое раньше именовали Аральским морем. Теперь там пустыня, вы знаете. За время странствий в моей голове прогулялось много различных ветров. Они много чего мне надули. Иногда это что-то выплёскивается по капле, и из этого получаются сказки...)
Все 111 новостей

Последние новости

Не покидает чувство, что сеть умирает быстрее, чем регенерирует. Мне уже чудится трупный запах. Мне всё труднее и труднее заставлять себя заходить сюда. Думаю, я как минимум сделаю перерыв, как максимум - попрощаюсь навсегда. Если вдруг до меня дойдут слухи, что сёрф таки выкарабкался, и ожил - непременно вернусь. Но до тех пор - не ждите. 


Адьё, и всего хорошего)

9

#govorunblabla


Итак. Черновой попросил меня запилить сказоньку на тему аска в предложку. Тема это богатая. Очень много чего связано с этим, не побоюсь, образом жизни лично у меня. Поэтому скажу чуть больше, чем только про аск. Скажу немного вообще про ту… эпоху. И сказку оставлю на потом, а вначале поведаю самую быль. Не знаю, буду ли я врать, или нет, ещё не решил. Но вы на всякий случай приготовьтесь.

Мой 2007ой происходил немного раньше на протяжении лет этак трёх – с 2003 по 2005. Это было просто шикарное время. Тогда я ещё не знал этого слова, но теперь с уверенностью могу сказать, что мы были говнарями. Я вам немного расскажу про расцвет говнарства в первой половине нулевых.

Это было время, когда водка спокойно продавалась почти в любом ларьке, причём ещё не было никаких возрастных ограничений на её продажу. Некоторые её сорта замерзали, если положить в морозилку. Мы смеялись, размораживал, и пили. Тогда мы пили всё. И везде. Никто не гонял нас из дворов, никто не запрещал пить в метро. Не было ещё этих законов. Частенько можно было увидеть нас на полу вагона, собравшихся в кружок вокруг баклажки Очаково 2.25. Мы никого не боялись, и нам было на всё срать. Говнарями мы себя не называли. Как уже было сказано выше, такого слова мы ещё просто не знали. Мы говорили про себя ВТР - вольно тусующиеся распиздяи. То есть люди, присутствующие на тусовке, но не хиппи, не панки, не бритые и т.д.

Лично для меня это было время, когда я с удивлением обнаружил, что совсем не обязательно каждый вечер возвращаться домой. С тех пор года два я непрестанно воевал с семьёй, и школой, чтобы отстоять свои права делать то, что я хочу, а не то, что, как кто-то считает, должен; время первых вписок и флетов – боже, что это были за места, что за люди! Время, когда я получил своё имя, которое ношу до сих пор; Время безумных выездов на природу, и недельных преферанс-марафонов на одном спирте. Мы читали Ла Вея, шатались по ночному городу и зимой, и летом, говорили на самые невероятные темы. Конечно же, все мы пили, как проклятые. Нас было очень много. У нас повсюду были свои. Мы слушали музыку, и пели.

Да. Впервые я задумался об этом лет в пятнадцать. А почему бы мне не взять гитару, и не пойти петь песни в переход? Я видел, что люди зарабатывают таким образом. Почему не я? Недолго думая, я схватил своё бревно (уж не помню, что тогда у меня было), и попёрся в ближайший переход метро, из которого, спустя песни три, впервые отправился в отделение милиции. Забрала меня барышня в погонах. Я в то время являл собой довольно жалкое зрелище – щуплый подросток, ничем особо не выделяющийся. Я добавил жалостливый голос – и получилось что-то, что вызвало у женщины материнские чувства, так что вскоре я был отпущен, и предупреждён, что в метро играть нельзя. «Ага» - подумал я, и попёрся в длиннющий переход на охотном ряду, который и стал моей первой рабочей трубой. Чёрт возьми, дело пошло! Это был серьёзный шаг к свободе. Теперь я мог самостоятельно обеспечивать себя алкоголем и едой. Независимость!

Надо ли говорить, что играл я всякое говно? Кино, Чиж, Чайф – все эти набившие аскомину «Ой-ё» и «По плану»… б-рррр… Короче, наиужаснейшее, что есть в репертуаре Нашего Радио, которое в то время было непременным атрибутом любого нашего заседания (пока дело не доходил до гитары, конечно). Сейчас я понимаю, что в первое время скорее всего подавали мне больше из жалости, чем за какие-то мои вокально-инструментальные достижения, ибо последних не было. Слава богу, я об этом не знал, и считал себя наикрутейшим чуваком. Среди моих одноклассников никаких своих денег ни у кого ещё не было и в помине. Я упорно орал «с войны», получая неимоверное наслаждение от раскатов собственного не поставленного ещё голоса в прекрасной акустике перехода. А удовольствие от процесса – это залог прогресса. Голос потихонечку появлялся, ночи напролёт с гитарой в руках давали свои результаты. И это было только начало. Шёл 2003й.

Далее произошёл кульминационный момент. Я познакомился с нужным человеком в параллельном классе. Его звали Кот. Он то и перевернул мой мир с ног на голову, наглядно показав, что совсем не обязательно жить так, как того кто-то там ждёт. Он привёл меня на первые тусовки. Это был один клуб по интересам, Чистые пруды и Поганище на Октябрьской станции метро. Там мой круг общения запредельно расширился. Новые люди находились еженедельно, что не могло не сказаться на моём музыкальном вкусе, и процессе аска в том числе. Мне показывали новые переходы, давали слушать новую музыку, водили на концерты, я узнал само слово «аск», ещё «аскер», «аскерка» и т.д. Я приходил с утра к школе с бутылкой пива, задумчиво смотрел на неё, делал глоток, ещё один, потом качал головой, говорил «не-а», и шёл в сторону центра. За моей спиной всегда была гитара. Она просто приросла к ней. Где бы я ни появлялся – я был с инструментом. Это был шикарный способ заводить новые знакомства. Мы созванивались с кем-нибудь, или я просто шёл куда-то, где кто-то должен был быть. Затем мы спускались в переход, и начинали играть. Через пол часа у нас было на пиво и завтрак, и кто-то шёл в магазин. Через час у нас было ещё пиво, и какие-то ребята, что остановились послушать. Через полтора часа присоединялись девчонки, которые подтанцовывали и радовали глаз, какой-то чувак с флейтой, ещё один с барабаном и тамбурином, все с разнообразным алкоголем – аск постепенно переходил просто в тусовку, и через ещё какое-то время перемещался к кому-то домой. Репертуар становился всё шире, техника лучше. Естественно я писал совершенно ублюдочные стихи, и какие-то свои песни, за которые мне сейчас стыдно. Одно время у меня даже образовалась своя группа. Она состояла из меня, клавишника, и каких-то ребят, которые приходили на день, или два, а потом куда-то сливались. В итоге клавишник нашёл вменяемого басиста, и они вместе выгнали меня из группы за пьянство. Это было кстати, так как можно было не отдавать несколько дисков, которые я у него одолжил.

Итак. Что касается, собственно, аска. Чаще всего есть два человека – музыкант, и аскер (чувак, который пристаёт к прохожим с шапкой). Это оптимальный состав, который даёт максимальный заработок. Можно играть и одному, но нужно быть очень охуенным, чтобы заработать достаточно. Люди – по большей части ленивые задницы, и им нужен какой-то стимул, чтобы сделать добро. «Я хочу, чтобы от меня отвалил этот хер» - отличный стиму, например. Шучу.

Если с музыкантом всё ясно – он просто должен хорошо играть и петь, иметь хороший звучный голос и репертуар, то с аскером есть множество нюансов. Я выступал в обоих ролях, и могу сказать, что хорошо освоил эту профессию. Первое, что нужно – это танец. Танец аскера – это нечто специфическое, не встречающееся больше нигде. Это комплекс телодвижений, позволяющий изящно уделить внимание, и продемонстрировать совю заинтересованность в финансовой помощи максимальному колличеству людей, идущих в обе стороны по переходу (надо помноить, что это происходит под музыку). Словами это не описать. Это нужно прочувствовать. Далее, нужен настрой. Тяжело сохранять позитивное настроение, когда то и дело на тебя выливается какой-нибудь горшочек с помоями из серии «работать иди, мудила!» - вариаций масса. Нужно уметь не позволять зацепить себя. Иначе ты сольёшся, и работа станет не в кайф – этого допускать нельзя. Нужно улыбаться. Насупленным букам никто денег не даст. Желательно шутить и быть красноречивым – «Дамы и господа! Леди и джентельмены! Только сегодня в этот восхитительный день специально для вас из дома вышел непревзойдённый мастер подземного пения! Не стесняйтесь поддержать его финансово, так как маэстро с трудом сводит концы с концами! Барышня, не проходите мимо! Мы будем рады получить любую помощь! Золото, серебро, драгоценные камни, предметы антиквариата, мобильные телефоны, еда! Всё, что затерялось в ваших карманах и сумочках! Не пропустите уникальный шанс поправить свою карму!». Если аскер при этом сам имеет хороший голос - это вообще шикарно. Короче, аск – это настоящее искусство. И просто сердце кровью обливается при виде толстеньких серьёзных пионерок, которые напролом прут к своей жертве с мордой кирпичом. Да люди просто разбегаются от тебя, разве ты не видишь? Что ты делаешь!?

Мы никогда никому не платили. Всё это слухи. Думаю, платят виртуозы, которые работают в переходах метро. Мы – нет. Некоторые из нас настолько прижились в своих трубах, что умудрялись прогонять залётных ментов, которые вдруг начинали качать права. В худшем случае мы просто уходили, и всё. У нас никогда не бывало разногласий. Есть переходы, которые всегда заняты в определённое время. Там работают люди, у которых другого дохода просто нет, а за хату платить надо. И аск – это единственное, чем они занимаются. Если подойти к делу максимально серьёзно и профессионально, то можно, в общем-то, получать вполне приличный доход. Но тогда это превращается просто в работу, рутину. Такие люди поют не те песни, которые нравятся, а те, за которые хорошо дают. На их лицах можно увидеть приклеенную улыбку, и всё это попахивает «эстрадой» в худшем смысле этого слова. Но, у каждого, конечно, своё мнение на эти счета. Если переход общий – всегда можно договориться, спросить, сколько кто ещё собирается играть, попросить сообщить, если кто подойдёт, что здесь уже занято на такое-то время. Проблем никогда не было.

Зимой мы работали по электричкам. Как-то целый месяц с товарищем так жили. Просыпались, завтракали тем, что осталось – и шли на станцию. Обрабатывали четыре электрички от головы до хвоста, покупали себе еды и пива, и возвращались обратно. Никуда не ходили, всё у нас было хорошо.

С этим же товарищем мы до сих пор иногда выбираемся куда-нибудь по старой памяти. Не ради денег, а так, поорать себе в удовольствие, повыёбываться друг перед другом, кто чему научился с прошлой встречи.

Спустя несколько лет, уже после того, как в мою жизнь вошёл автостоп, я открыл для себя, что аск можно использовать для подработки в путешествиях. Только вслушайтесь, как это звучит – «Я аскал в Киеве и Одессе, в Тирасполе и Кишинёве, в Минске и Риге, Питере и Мурманске. Мою музыку слышали от Урала и до Владивостока, мой голос знают от Самары до Геленджика». Круто, да. Жаль, что не про меня))

Теперь, собственно, сказка. А состоит она в том, что однажды пока я пел в переходе с какими-то ребятками, я внезапно и нехило накидался. Мишки Гамми сыграли со мной злую шутку. Стены плыли перед глазами. Когда я понял, что уже совсем плохо попадаю по ладам, я стал собираться. Пересчитывая мятые бумажки, я услышал, как кто-то поёт песню, которую я исполнил последней. Причём мне почему-то показалось, что этот кто-то меня передразнивает. Подняв тяжёлый взгляд на ребят, я спроси у них заплетающимся языком, кто из них сейчас пел? Они сказали, что никто не пел. Угрюмо, вернувшись к своему занятию, я услышал тот-же самый голос, который подозрительно походил на мой, но был как бы приглушён. Мне перестало казаться, что это чьи-то издевательства. Теперь мне казалось, что это сами стены трубы, в которой я играл, поют мою песню – ту, которую я пел пару минут назад. Вслушиваясь в её звуки, я силился понять, мой ли это голос, или нет. И чем больше я вслушивался, тем больше уплывал куда-то, пока в итоге не ёбнулся носом в чехол с мелочью.

Мне мерещилось, что переход – это я. Я был тяжёлым, бездвижным скоплением камней, я был самой землёю, ежедневно пропускающей через себя десятки тысяч людей. Земля не была изначально для этого предназначена. Я до сих пор был в некотором удивлении, что эти шустрые существа умудрились прорыть во мне тоннели, и шастать там в таких количествах. Большинство из них быстро юркали в ту, или иную сторону, и не оставляли никаких следов. Но были и те, кто задерживался. Лучше всех я ощущал тех, кто начинал во мне петь. Резонанс их голосов проникал в мою структуру, изменял её. Я помнил все песни, которые звучали во мне. Благодаря им я научился понимать, что это вообще за звери, что они чувствуют, и как живут. Со временем у меня даже появились свои любимчики. И одного из них сейчас обчищают какие-то ребята, которые стояли рядом, пока он пел. Сам же он в нелепой позе, отклячив жопу кверху, лежит мордой в чехол с мелочью. А эти шныри, попинав его немного, чтобы убедиться, что парень в ауте, вынимают купюры из его рук. Видимо, он в отключке, ибо пьян, или ещё что-то вроде того. Но это ничего. Это неважно. И я как-будто потянулся к этому парню всем своим существо, желая как-то его утешить и помочь. Коснувшись его, я очнулся.

Уверен, вы думаете, что после того, как я проснулся в этом обплёваном переходе, начали происходить какие-то чудеса. Например, тем ребятам кто-то надавал по щам, и заставил отдать мне все деньги, или я просто наткнулся на клад где-то в городе, или, может постиг дзен, и вообще перестал нуждаться в деньгах. Ничего подобного. Я очнулся, кое-как запихал гитару в чехол, вполз на поверхность, проблевался в урну, и поехал домой без денег и просветлений. И потом тоже ничего такого не случилось. Никаких чудес не было. Просто с тех пор я понял, что пою совсем не зря, даже если в переходе нет ни единого человека, а в моём чехле лишь то, что я сам положил туда на затравку. Как-то так, вроде.

6

#govorunblabla

Когда архитектор идёт по городу, он идёт совсем по другому городу, чем мы с тобой. Он идёт по городу, спланированному архитекторами. Он идёт, и смотрит по сторонам. И думает - "вот это никуда не годится!", или "а вот это хорошо! Вот это просто гениально!". У него на каждом доме висит ярлычок с названием стиля, в котором он выстроен. А на некоторых даже с фамилией архитектора, их спроектировавшего.


Врач, едущий в метро, не видит людей. Он видит диагнозы. У этого печень, у того почки, ожирение - проблемы с сердцем, этот кашлянул, отойду подальше. А вы знаете, насколько вредно пассивное курение? Да у него у самого симптомов полные карманы. И все что-то значат.


Загадкой для меня остаётся, что видят выходя на улицу квантовые физики. Думаю, это должно быть очень увлекательно.


У меня вот повсюду сказка. Одна большая сказища, включающая в себя всё, разбитая на неисчислимое количество сказок поменьше, ещё меньше, совсем маленьких, и вовсе крохотюсеньких сказонек, микро-нано сказочек, из которых состоит наше бытие. Войны? Беженцы? Путин? Плохо жить? Не понимаю... О чём это вы? Я часто забываюсь. Мне присуще это всеобщее заблуждение о том, что остальные люди должны думать так же, как и я. Поэтому я искренне удивляюсь, когда они говорят о чём-то так, будто сказки в их жизни нет совсем. Такие серьёзные, люди воспринимают происходящее, как что-то очень реальное, очень личное.


Что? - спрашиваю я, - Почему вы так относитесь ко всем этим новостям? Это же просто сказка! Бородатые мужики из ИГИЛ, которые снесли древнюю арку, это просто её герои. Причём так интересно! Кто-то считает, что они плохие, злые персонажи, антагонисты. А кто-то другой напротив видит в них светлых рыцарей Аллаха, обновляющих запутавшуюся в себе религию. И как во всякой хорошей сказке - все правы! Так интересно, чем это всё закончится! А может этот эпизод сказки каким-то чудесным образом затронет и меня! Я ведь тоже герой сказок, не хуже других. Вдруг и мне придётся преодолевать сказочные трудности, чтобы добраться до сказочного хэпи энда (который, конечно же, просто конец главы, ведь настоящая сказка бесконечна!).


Рецепт прост. Когда говоришь о чём-то "серьёзном", перед каждым существительным добавляй слово "сказочный". Тогда получится так: "МИД РФ назвал сказочный доклад Нидерландов по Боингу политическим сказочным заказом; почти 80% сокращенных сказочных медиков не получили равноценной сказочной альтернативы; Путин предложил МВФ дать Украине $3 сказочных млрд на погашение сказочного долга перед Россией и другие сказочные новости". И тогда реальность пойдёт на поправку. С моей точки зрения, конечно. Я прекрасно понимаю,что многим людям нравится играть в другие игры. Кто-то решит всерьёз беспокоится за ни капли не сказочных медиков, или интересоваться всамделешним боингом, прикидывая, как на него повлияет "реальность"! Не могу же я говорить, кому и во что играть. Просто хотелось бы, чтобы в мою игру играл кто-то ещё, кроме меня. Вместе как-то веселее, так ведь?..)


Что-то я даже и не знаю, понятно ли я излагаю своё мировоззрение...

9
Все вопросы

Последние вопросы

Все ответы

Последние ответы

Альбомы
1
3
80
The Reward - The Animation Workshop
9:02
× Пришло новое сообщение