Творчество. Индивидуальность. Будущее.

Присоединиться

Узнать больше

Наверх
Войти

когда не можешь уснуть, а все твои любимый.  Родные собеседники оффлайн


Итак. Что-то я совсем забросила эту свою страничку. За это время ко мне приехала сестра, успела закончиться сессия... Просто скажу, что не сдала только один предмет - увы, придется летом усиленно насесть на античную литературу. В остальном все хорошо прошло, хотя и над историей культурологических учений пришлось немного попотеть...)

Благодаря тому, что приехала Юля, я стала чаще гулять по городу, делать больше фото и в целом уделила больше времени на подготовку к экзаменам и, в частности, к ЕГЭ по истории и обществознанию. Однако, я не очень то уверена, что смогла достаточно хорошо написать историю. Ну, остается надежда, что хоть обществознание я написала более менее нормально. Уже осталось чуть больше недели до отъезда в родной город. Наконец повидаюсь с друзьями, с мамой. Наконец смогу потискать Лесю, нашу собаку. Познакомлюсь с Джеком, котом, которого родители забрали себе с улицы после моего отъезда. Правда, Юля говорит, что хоть он и совсем еще молодой (его подобрали маленьким котенком, если было пару недель - уже хорошо), но уже совсем жирный и неподъемный. Может это серьезная проблема, стоит проконсультироваться с ветеринаром. Ну да ладно. Еще познакомлюсь с Юлиными крысами. Надеюсь, я к ним быстро привыкну...) 

Пока добавлю несколько фото. Дальше хочу добавить небольшие письменные зарисовки. Они коротенькие. Особенно вторая. Продолжить ли вот так писать?.. Думаю, в целом такая идея - не плохая. Это как в рисовании делать множество референсов, чтобы улучшать свой стиль, чтобы совершенствоваться. 

2

В который раз я убеждаюсь,
Что для того чтобы писать,
Я должен, честно вам признаюсь,
В душе своей всегда страдать.


Я не слабак, и уж конечно
Мерзавец тот еще, друзья,

Но за грехи плачу прилежно,
Ведь сам виновный и судья.

Мне никогда не откупиться
От этой роли, что воздвиг.
Я должен в боли утопиться,
Чтоб радостней казался миг.

Нафантазировала)

1

Я сделал кривой лайн

1
Emancipator - Father King
06:10
2

Гибель науки


И дети, и взрослые как-то упустили момент, когда идея нарисовать классики перед зданием никому не интересного Института Филологии на окраине города – три поколения, выросшие вокруг него, даже ни единой легенды не придумали, какие пары там ведутся, если никто ни разу не вышел и не зашел – стала самой удачной за лето. Просто пришли однажды утром, потягиваясь и позевывая на ленивой июльской жаре – дождя не было уже пятый день и еще столько же не предвиделось, – окинули взором асфальт и расползлись искать себе тень, потому что такого не бывало и быть не может, потому что не может никогда. За ночь, вечер и многие сутки до этого нарисованные слои клеток и цифр с небывалой для мела на щербатой поверхности ясностью сообщали, что всяк входящий на площадку попадает на третий этаж каркаса недостроенной Вавилонской башни… а следующие этажи надо строить немедленно, хоть из палок, хоть из засохшей грязи, но чтоб до неба.


Взрослые еще бегали взглядом снизу ввысь, определяя на глаз долю мистики в пережитом и вяло прикидывая невозможные сценарии, которые можно было бы развить, если бы пять-десять стоящих рядом то же самое видели и верили, а дети, один язык и кучу жестов на всех знающие, сели на землю и принялись рисовать цветными мелками прямо поверх возникшего за ночь: ярус за ярусом, тон за тоном, пятно цвета в щербинку от гальки, несущий узел в еле заметное вздутие. Как суматошно прирастающим под полусотней детских рук линиям удавалось не смешаться, не мог понять никто, хотя все взгляды и обратились под ноги, туда, где разворачивалось действо.


В небе, куда не смотрел никто, меж тем собиралась годовая стая тяжелых туч. Небо становилось ближе, ближе и за секунду до того, как случиться всемирному потопу, надвинулось совсем. Кто от неожиданности задохнулся плотным и жидким воздухом облака, кого ударило молнией, чья голова погнула небесный свод – это каждый потом старался забыть. Два десятка как магнитом притянутых сюда семей пришли в себя все здесь же, рядом с институтом не существующей более науки.


Один мальчик обнимал маму, которая только что – оба готовы были поклясться – вела экскурсию для иностранцев на другом конце города. Девочка играла в слова с отцом, в душе которого шевелились узоры совсем других слов и фраз, но он сам уже едва понимал, из какого сна они пришли. Посреди площади, задрав вверх ноги, валялась на животе девочка лет двадцати с разноцветными бусинами в волосах: с сегодняшнего дня по ее венам текла прежде недосягаемая математика, теперь она почему-то чувствовала и понимала ее.


А миф о башне, что вела в небеса, умер с одним из языков – тем, который точно не вошел в структуру новой общей человеческой речи. «Наигрались и будет», – решили на небе, запечатывая вход и с наслаждением подтягивая к себе франко-китайский словарь.

2

Я хотел... Хотел подойти, обнять, заглянуть в её два сияющих как звёзды глаза и забыться, чувствуя только её тяжёлое дыхание. 

Но! Кто я такой? Особенно рядом с ней...


Её улыбка, взгляд весёлый,

И нежность рук и ласка уст.

Не знал, что буду я влюбленный.

Внутри всегда был слишком пуст.


Походкой гордой шел однажды...

Заметив, сразу полюбил.

Я  в день могу увидеть дважды,

Я сердце точно загубил.


Страдание, боль - терплю маленько.

А подойти - не подойду.

В последний раз увижу мельком,

И в жизнь другую отойду.

1
Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше интересных записей
× Пришло новое сообщение