Creativity. Individuality. Future.

Create an account

Lear more

Up
Sign in

Шестой день InkTober`а. Восточные мотивы=)


Оборванец вошел в чайхану под вечер, скинул запыленный мешок с плеча и осмотрелся. Публика уделила ему не слишком много внимания, что позволило незаметно, или почти незаметно пристроиться в темном углу и перевести дух с дороги. Толстый чайханщик принес пиалы, источающие аромат утренней степи. Когда он ставил их на стол, оборванец взял его за рукав и тихо спросил:

- Кто торгует информацией?

Чайханщик замялся на мгновение, но в его руку уже легли два тяжелых желтых кружка. Попробовав монеты на зуб, он качнул головой в сторону выхода:

- Касим. Тот, кривой, у самой двери.

- Спасибо. – Тихо сказал оборванец и принялся за свой чай.

Касим был немногословен, однако золото развязало язык и ему.

- Я ищу – медленно из-за различия акцентов говорил путник – Шахам-ибн-Алаира, из персов. Ты знаешь, где он? Мне говорили, что в этом городе непременно знают!

- Да, – наконец кивнул торговец информацией. – Знают об этом мало, само его имя почти никому не известно. Но я слышал, что великий мастер меча Шахам будет инкогнито охранять визиря в его завтрашней поездке сюда. Ты увидишь его в свите, если знаешь. А судя по всему, ты знаешь.

Заплатив еще монету за молчание об их встрече, оборванец покинул чайхану и пошел на городской рынок. Нужно было найти место, чтобы переночевать, но сперва он решил осмотреть местность. В голове его уже был готов план касательно мастера меча. Он радовался – много месяцев цель ускользала от него, он преследовал Шахама-ибн-Алаира по всей Персии, всему Магрибу, он прошел за ним Великую Пустыню, переплыл море. И вот, завтра он наконец нагонит его.


Визирь ехал в открытом паланкине, нисколько не таясь, ведь его охрана была надежнее всей стражи султана. Каково же было его удивление, когда на рынке из толпы вдруг вышел высокий мужчина с длинной нечесаной бородой, одетый в лохмотья, сделал шаг, но не к нему, а к Шахаму, лучшему из его наемников, и обнажил свой клинок.

Великий мастер меча среагировал почти молниеносно – он будто из воздуха выхватил широкий палаш и бросился к наглецу, однако тот и не думал сдвинуться с места. Когда Шахам замахнулся, оборванец воткнул свой клинок в землю и склонил голову.
- Я пришел говорить с тобой, мастер. – Громко произнес он.
Шахам застыл в изумлении от неожиданности. Никто ещё не узнавал в нём великого мастера, хотя искали его очень и очень многие. Он опустил палаш и кивнул.
- Приходи вечером в мой дом. Я живу у городских стен, за постоялым двором старого иль-Нура. – Тихо проговорил он и повысил голос, – А пока – прочь с дороги!
Незнакомец подхватил свой клинок, еще раз склонил голову и был таков.


Дверь в дом Шахама была открыта – великому мастеру меча некого было бояться.

- Что тебе нужно? – спросил он оборванца, едва тот ступил на порог.
- Я много месяцев шел за тобой, Шахам-ибн-Алаир, – ответил тот. Я помню тебя с тех пор как увидел в битве под Басрой. Тогда я был солдатом султана Мехмеда Третьего, и мы сражались по разные стороны, но я никогда не забуду твоего искусства. В пути я слышал столько легенд о тебе, что запиши я их в книгу – великий сборник Авиценны казался бы по сравнению с ней лишь краткой запиской. Я ушел со службы у султана и продал все, что имел, чтобы найти тебя. И вот мы говорим.
- Ты первый, кому удалось найти меня. Так чего же ты хочешь, странник? – Переспросил Шахам, слушавший уже с явным интересом.
- Мое имя Расул. И я хочу попросить тебя взять меня в ученики.
Шахам удивленно вскинул брови. На его бледном изможденном лице заиграла улыбка.
- Я очень долго ждал этого. – Ответил он. – Но согласишься ли ты за это заплатить?
- Я отдам тебе все оставшееся золото! – воскликнул Расул.
- Мне не нужно золото, – отрезал Шахам, – да и платить ты будешь не мне.
- Но кому же тогда?
- Моему мечу. Он станет твоим. Ты будешь платить ему силой тех, чьи жизни отнимешь, а если ты не бьешься, он будет пить твою кровь. Согласен? И тебе не нужно учиться, дело тут не в мастерстве, а в нем. Ты можешь стать великим мастером меча сегодня же, сейчас же.
Расул предпочел не думать о словах насчет крови, решив, что они сказаны больше для патетики.
- Ты отдашь мне этот волшебный меч просто так? – Уточнил он и в глазах его заиграла алчность.
- Да. Только протяни руку.
Едва их ладони сомкнулись в рукопожатии, с руки Шахама переползло на руку Расула громадное пугающее существо, похожее на сколопендру, с хвостом, напоминающим клинок палаша. Существо с силой впилось в руку. Расул вскрикнул. Шахам усмехнулся.
- Двадцать пять лет назад я был на твоем месте. Я тоже жаждал богатства и славы, жаждал получить то, чего не понимал, а получил это. Рвись в битву, Расул. Показывай себя. И может быть, твой восторженный ученик придет раньше. Но будь осторожен, не кричи о себе на каждом углу. Ты можешь не бояться физической расправы, но бойся ненависти людей, ведь в таком случае придётся носить этот меч вечно. А я теперь свободен. Забирай дом и все что в нем есть, продолжай дело великого мастера. В конце концов, твое желание сбылось.
С этими словами он подхватил заранее заготовленную дорожную котомку, стоявшую у двери, расправил плечи, вдохнул полной грудью сухой ночной воздух и растворился в темноте узкой улочки.

Художница - Даша Андреева (https://galactikka.com/109061)

8

Четвертую историю можно почитать тут: https://galactikka.com/news-59e53f91bd0470a73d8b4593
Тема пятая:

Старая больница в городе стоит заброшенной уже лет, наверное, двадцать, если не больше. Не Ховринка, конечно, но тоже давно успела стать местом постоянных тусовок различной школоты, алкоты и прочих слоёв разной степени асоциальности. На самом деле, здание ещё крепкое, хотя и трещин на стенах море. Но то трещины по штукатурке, сама кладка пережила войну и, наверное, переживёт всех нас и все новые постройки, если, конечно, её не разберут раньше какие-нибудь охотники за кирпичом. Внутри тоже всё под стать: высоченные потолки, полная разруха и море слухов о том, что там раньше творилось. Говорили и про палату, в которой непременно раз в месяц кто-то умирал, и про эксперименты над людьми, что проводились в подвале, там где (для вида, по мнению многих) висела табличка «отделение...

Показать полностью

Имя: Сорг.
Вид: -
Характер: Сорг – отъявленный меланхолик и интроверт, боится всех и вся, не понимает общительных существ. Замкнутая и нерешительная, она не имеет друзей. Конфликтов старается избегать, и, если это не выходит, отдает бразды правления духу-защитнику. Тот, как правило, обрывает разговор отменной руганью.
Биография: Сорг родилась в болотистой местности, была самой слабой и пугливой среди братьев и сестер. Впрочем, ни они, ни родители не относились к ней агрессивно - Сорг их не интересовала, что ее более чем устраивало, хотя время от времени все же возникала жажда общения. Тогда она отходила подальше от родного торфяного гнезда и наблюдала за болотными видами птиц. Со временем те привыкли к ней и даже стали спокойно относиться к ее тихим беседам.
Когда Сорг достигла подросткового возраста (120 лет), случилась сильная засуха, после которой пересохшее болото оказалось охвачено пожаром, перекинувшимся с близлежащего леса. Семья Сорг оказалась в огненной ловушке, а сама она по счастливой воле случая была далеко от них, в очередной раз наблюдая за птицами. Почти обезумев от страха перед надвигающимся пламенем, она кинулась бежать к оврагу в еще не полыхающей части леса, на дне которого несмотря на засуху вовсю бил ключ. И вот, овраг уже виднелся впереди, когда на Сорг упало горящее дерево. Что было дальше, она не помнит. Так или иначе – очнулась на дне оврага, с ожогом на морде. Несмотря на пугливость она всегда слушала объяснения родителей, неважно, шла речь о погодных приметах, или же о траволечении. Это ее и спасло – как только Сорг смогла встать, она нашла нужные растения для обработки ран. Возвращаться домой не было смысла – та часть болота выгорела дотла, кроме, разве что, совсем непроходимых топей, где счастливчики, спасшиеся от огня, тонули. Смерть семьи прошла мимо сознания Сорг, тем более, она не была с ними близка. Куда больше ее страшила необходимость искать новое. Так Сорг начала скитаться от места к месту, передвигаясь по ночам. Ночь была ее временем, ее стихией. Позднее она набрела на заброшенное поселение шаманов, где среди множества масок выбрала ту, что носит сейчас. И вот, в одну из ночей Сорг увидела впереди зеленоватый свет, а следом – услышала тихий зов, противиться которому не было сил. Каково же было ее удивление, когда ей показался источник звука – фонарь посреди лесной опушки, горящий зеленым пламенем. Как выяснилось, в нем был призрак некогда богатого графа, который имел славу сумасшедшего садиста и палача, за что и был заточен в фонарь своими же людьми. Это он без стеснения поведал Сорг. Та была готова удрать, но Хасс остановил ее и предложил сделку. Он защищает ее, а Сорг переносит его тюрьму-фонарь с собой, поскольку сам призрак на это не способен. Доверять духу не хотелось, но Сорг не верила, что бестелесная субстанция сможет ей навредить, к тому же, Хасс был крайне убедителен. Поэтому она все же согласилась на сделку. С тех пор они путешествуют вместе. Первое время Хасс надеялся захватить тело Сорг и вернуться в родные края, чтобы стать всеобщим кошмаром, но был крайне удивлен, когда столкнулся с ее волей. Казалось бы, существо бесхребетное, а смогло ему сопротивляться, и более чем успешно. Со временем дух оставил эти попытки, а там и вовсе привык к Сорг. Да и она к нему тоже привыкла, и даже привязалась, несмотря на ужас, который вызывали повадки призрака, не говоря уже о том, что, как ей казалось, бестелесный дух мог сотворить с противником. А теперь более подробно о контракте Сорг и Хасса. По его условиям Хасс обязан защитить Сорг любой ценой, не причиняя ей физического вреда. Именно этот пункт стал лазейкой в попытках духа захватить ее тело – о вреде моральном речи не было. А она, в свою очередь, должна носить его фонарь с собой, оберегая, поскольку без него дух исчезнет. Контракт заключался на основе крови Сорг. Но сам по себе Хасс не может причинить кому-бы то ни было вред, он для этого слишком слаб. На защиту Сорг он черпает силы…Из нее же. Сорг с момента заключения контракта питается исключительно отрицательными эмоциями и воспоминаниями, которые и являются основой силы призрака. Для защиты Хасс принимает самые различные формы – от дикого кота до дракона, чем опаснее облик, тем труднее его сохранять. В крайнем случае он объединяется с Сорг в единое целое, что дается крайне тяжело обоим, да и вообще может закончится летально. Так же призрак может покидать фонарь, правда, не дальше, чем на два метра. Как правило он парит в виде шара возле Сорг, беседуя с ней. Хотя беседы больше похожи на его монологи. Отношения Хасса и Сорг довольно сложные – она его боится, он ее презирает, как и всех живых существ. Но их связывают условия контракта, помноженные на совместную привычку и некоторую своеобразную заботу друг о друге.
P.S. Здесь содержатся ответы на вроде бы как два вопроса из аска .D
Позднее еще будет отдельно про Хасса.

10

Смутное 

 Анна Быстрова | vk.com/sauchka

Смотришь — веснянки ползут по стене. Синеватые спинки, чешуйки переливаются на солнце в бирюзу. Никогда таких не видел. Будто ненастоящие. Сонные. Весь день сонный, глаза закрываются, только и сил — смотреть, как ползут. Камни щербатые, голубоватый мох извитыми жгутами, кружевом в каменной крошке. Взгляда не можешь оторвать. Больная голова клонится ниже. Кружит рядом мошкара — тоже почти засыпает в полёте.

А они ползают: две рядышком, хвостики-домики почти переплелись, третья чуть выше. Солнечные лучи пляшут на гранях. Вьются.
Сидишь у старой, полуобвалившейся стены, штаны потихоньку красятся в кирпичный цвет, пятки колют обожжённые осколки и жёсткая, желтоватая от солнца трава. Яркий свет, золото в белизну, а над головой стаей стервятников кружатся тёмные тучи. Это тоже — тревожно. Слишком светлая земля, слишком тёмное небо. Предвестие гибели мира.

Показать полностью
10

О картах

Из цикла "Дневник Гранки"


Отлучаясь по делам родители, вздохнув и тихо поспорив на кухне, отводили меня порой к дальней родственнице — Оле. Если иных вариантов не было. Потому что Оля, даже в рамках нашей семьи, считалась немного чудаковатой. Скорее всего из-за того, что не только умела, но и любила гадать.


В крохотной квартирке её, за вечно заваленным рукоделием и журналами столом, не хватало места, и потому карты раскладывались прямо на софе, поверх пёстрого «индейского» покрывала.
Всё что помню — их было больше, чем в обычной игральной колоде, которой мы с папой, бывало, сражались в «пьяницу», а взрослые «расписывали пулю» иногда по вечерам. И картинки тоже были особенные — никогда и нигде я не видела больше таких карт.

Требовалось от меня, когда Оля гадала, немногое, но трудное: сидеть тихо. Наблюдать — можно. Трогать, спрашивать, просить научить — нельзя. Потому что я ещё...

Показать полностью

Соломенная память

из цикла "Дневник Гранки".


"Дворы в старом Хризите удивительно гулки. И не мудрено, что когда в пору детства я обучался игре на скрипке, меня недолюбливали в каждом из выходящих на два чахлых тополя оконце.

Хризит... Всё, что ему не хватало — моря. Обиженный фактом его отсутствия городок в мае-июле выцветал от жары и пыли, а в августе, как водится, приходили дожди и... звёзды. Крупные звёзды конца лета, которых я больше всего ждал. С ними можно было говорить, на них можно было загадывать, за память о них можно было держаться. Держаться, как за соломинку, всю по-южному недолгую, но такую муторную зиму.

Тот самый двор звал меня "Амати", хоть это вовсе и не моя фамилия. Мама — Фимой, бабушка — Фимочкой. Последнее удручало, но бабушки наши не вечны, и потому я терпел. Я и не то готов был стерпеть от бабушки Ниды — матери моего отца. Наш двор, как и большинство других здесь, сплошь населяли...

Показать полностью
24

На остров Танедд опускались сумерки. Поздний вечер плавно

переходящий в ночь, тихий треск цикад и колыхание леса явно давало понять, что этот остров одинок и заброшен. Но так казалось лишь на первый взгляд.

В глубине острова, среди чащоб, исполинских стволов и глаз ночных зверьков, таящихся среди травы, возвышался замок магической школы –Аретуза. Как и любая школа – помимо выпускников и выпускниц, производили брак, но в большинстве своём, благодаря жёсткому отбору и вереницы требований к обучающимся девушкам – они выпускали чародеев высшего уровня.

Сам замок был стар, величественен и неприступен. Весь остров был отгорожен от мира и жил сам по себе. И в эту ночь в единственном окне горел яркий свет свечи.


«Артефакт сам должен найти тебя, девочка»


Девчушка лет 14 отодвинула от себя очередной фолиант, которые лежали везде. Стол, кровать, пол – всё было заполнено старыми книгами о чародействе, чародеях и просто магии. Казалось бы, неосторожное движение и хрупкие листы рассыпятся в прах в руках ребёнка.


«Йеннифэр, он нашёл тебя?»


Губы сами собой повторили слова наставницы.

Черноволосая отрицательно помотала головой и зажмурилась. Она понимала, что прошло много времени и чародею нельзя находиться во внешнем мире без чего – то личного. Без опоры, без того, что связывало её с первозданной магией.


«Чародей, не имеющий артефакта – брак. Чародейка не имеющая артефакта, и того хуже»


Перед глазами стояло огорчённое лицо наставницы. Госпожа де Врие беспокоилась о ней. Она знала это, но ничего не могла поделать. Это злило, печалило и унижало её одновременно, но.. Она могла только ждать. Только ждать..

Глаза девочки обратились к свече, бесцельно наблюдая за плящущим огоньком. Минута, две, быть может и пять. Йеннифэр потеряла счёт времени и просто наблюдала за огнём, который приводил её в некое подобие душевного спокойствия.

Отрешенная, находящаяся в странных чувствах девочка внезапно почувствовала некий подъем, странное чувство.

Оно наполняло её, словно.. зазывая куда – то. Странное тёплое дребезжание поднимающиеся от груди застывало в горле неловким комком. В голове осталось только одна мысль. Идти, бежать, искать источник странного чувства.

Но это ведь было опасно?

Да, возможно. Но ещё опасней было игнорировать такой сильный выброс энергии, казалось бы, даже родной. Йеннифэр не стала долго думать, отбрасывая прочь мысли о том, что её могли поймать и наказать, а ещё лучше и выгнать – девочка стремительным движением накинула плащ, задула свечу и тихо вышла из маленькой комнаты.

Она плутала тенью по запутанным коридорам, полностью сливаясь со спящим замком, пытаясь найти источник странной энергии. Вибрация то усиливалась, то сходила на нет, как бы играя, дразня и не давая найти чёткое направление, что раздражало юную чародейку.

Уже отчаявшись совладать со столь неприятной магией, девочка остановилась и прислушалась, призывая все свои уже полученные навыки. Внезапно, она чуть не подпрыгнула на месте, давя в себе крик неосознанной радости.

Источник вибрации находился в паре шагов. В конце коридора явственно ощущалась это.. Даже не дав себе закончить фразу, Йеннифэр сорвалась с места и побежала.

Там, где чувство полностью заполняло ее, находилась массивная дверь из чёрного дерева, но которая на удивление легко поддалась даже ребёнку, со скрипом открывая взгляду Йеннифэр небольшое помещение. Пустое, но со стоящим посередине комнаты столиком, и единственным источником света в нём было – мягкое свечение от предмета, лежавшего на тёмном дереве стола.

Словно завороженная, оно подошла к предмету, который звал её. Протянув руку, девочка сразу схватила его, ощущая в руке тёплый комок энергии. Прижала к груди и почувствовала, как вибрация перешла уже в предмет и тут же успокоилась.

Чародейка решила взглянуть на свою добычу, но тут словно очнулась. Уж лучше она осмотрит всё у себя в комнате, чем её поймают и отберут то, что уже успело стать родным.

Всё также прижимая к груди найденную вещь, как в тумане, вихрем она поднялась в свою комнатку и только захлопнув за собой дверь, смогла спокойной вздохнуть. Зажгла свечу, скинула плащ и разжав ладонь она увидела кулон в виде шестиконечной звезды, с небольшими камнями.

– Он нашёл меня. – Йеннифэр снова прижала кулон в груди, счастливо шепча слова благодарности всем богам, имена которых уже успела позабыть.

Обессиленная, девочка юркнула в кровать и через пару минут уже спала мёртвым сном, а под подушкой покоилась её звезда.

Утро занялось незаметно, солнечные лучи освещали тихий остров, который уже начал жить своей жизнью. Кипели занятия, сновали повара, рабочие, ученицы всех возрастов бегали по замку и лишь только одна забрела в старое крыло, коим никто уже давно не пользовался.

Девочка в чёрно – белом платье размеренно шла по коридору, и шаги её гулко отдавались в пустом холле. Она всё поднимала руку и трогала звезду, на своей шее, которая была прикреплена к чёрной ленте.

Дойдя до конца коридора, она ахнула и отшатнулась.

Двери из чёрного дерева не было.

Новые теории заговора!
Интервью с галактическим пиратом.

Сегодня у нас необычный выпуск. Мы взяли интервью у одного представителя галактической пиратской элиты, который бросил работу всей своей жизни и стал пиратом.

    Здравствуйте. Расскажите как вы опустились до такого?

    Да как то само собой всё случилось. Я рос в хорошей семье, учился на отлично и хотел стать инженером межгалактических двигателей. Я хотел наполнить пустую галактику смыслом... но жители не одобрили мою затею. Точнее большая часть не интересовалась покорением новых горизонтов... Они просто хотели одно и то же, снова и снова и снова, всё старое и виденное тысячи раз. Мои доходы стали сокращаться, мне приходилось подрабатывать на стороне, а после и вообще подворовывая то тут то там чужие идеи для своего галактического корабля. В один прекрасный день, я сильно хотел кушать, но в холодильнике галактическая мышь повесилась, а в подвале закончилась галактическая картошка, я плюнул...

Показать полностью

— Тёть Дин! — в комнату забегает 9-летняя Арина, подруга сына. — В мире есть живые принцы?

Признаюсь, что не подкована в этом вопросе. Поэтому вместе спрашиваем у Гугла. Он явно знает, чего хотят люди, ищущие принцев через поисковик — и первым пунктом выдает подборку неженатых принцев.

— Холостых? — читает Арина.

— Это значит, не стреляет, а только бумкает — проясняет сын.

Поясняю, в чем разница между холостым патроном и холостым мужчиной. Смотрим фотографии мужчин от 19-ти до 45-ти.

Арина в шоке.

— Ну они же такие старые!

Интересуюсь, а зачем ей, собственно, принц.

— Ну как зачем? Когда я вырасту, я стану его женой.

Почему-то, когда ребенок говорит с такой уверенностью, у меня пропадает желание язвить и иронизировать. Кто их знает, этих детей. Теоретически, перед ними открыты сотни дорог и весь мир.

- Вот, смотри, принц без королевства Филиппос. – Не. - Хамдан бин Муха... – Это всё имя? Нет. – Азим? – Не! - Альберт?– Нет!!!

— Тёть Дин, ну это же не настоящие принцы. Лысых принцев не бывает. И они все, ну такие, страшные и старые. И среди них – ни одного блондина!

Не подумав, я добавляю:

— Так и ты не сейчас за них пойдешь, а только когда вырастешь, лет через 10. И они тогда будут тоже на 10 лет старше.

Арина прибавляет к возрасту последнего ещё десятку и протестующе восклицает:

— Да он будет даже старше чем мой папа!

Ох уж эти дети, для которых и 30-ти, и 55-летние – одинаковые старики.

— Не расстраивайся. — говорю. — Есть ещё принцы. Вот, например, принц Джордж. Ему сейчас 4, но он же растёт.

Малыш признан милым. Показываю Великобританию на глобусе, Арина требовательно рассматривает. Я вижу в её взгляде сомнение, что вот эта вот кляксочка - достойное королевство.

— Не смотри, что она такая маленькая. На самом деле это страна ничего так, примерно такая, как две наших области. Ты же ездила с мамой в Челябинск? Вот, а по его стране в два раза дольше ехать.

Арина вроде бы согласилась с кандидатурой малолетнего принца. Он, по крайней мере, блондин.

Я решаю, что надо всё-таки что-то полезное извлечь из матримониальных планов:

— Если ты будешь сидеть здесь, принц тебя не найдет. Тебе, как минимум, нужно будет поехать в его страну. И выучить его язык.

— Английский... — морщится Арина. — Не люблю. Там все непонятно и не по-русски.

Трудно не согласится.

Но в старых принцев Арина так и не поверила.

— Ну не бывает так! Ведь принцы, вырастая, становятся королями.

— Это если наследные принцы. А если их несколько братьев, да ещё и дяди есть, то они не будут королями, а будут всю жизнь называться принцами. Вот если ты влюбишься в принца, у которого есть старший брат, то королём будет как раз старший.

— А, это просто, он же умрёт. Ну или мы его попросим, и он уступит нам место. — говорит добрая и воспитанная Ариша.

По идее, порядок должен быть другой - либо уступит место, либо умрёт. Но ничего, у девочки ещё 10 лет, научится формулировать предложения в стиле дона Карлеоне. Хмыкаю. Может, и неплохая королева получится. Целеустремлённая.

Тема с принцами почти закрыта, сын задумчиво вертит глобус.

Спрашиваю:

— Что, расстроился, что Арина ищет принца?

— Нет. — спокойно отвечает 8-летний сын. — Ты же сама повторяешь - надо закончить школу. А это долго. И всё это время Арина будет играть со мной.

Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше интересных записей
× Пришло новое сообщение