Сказитель
http://ficbook.net/readfic/1723525

Автор: e-not (http://ficbook.net/authors/e-not)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Сын эмира/наложник
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика

Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
— Алекс, я хочу, чтобы ты почитал мне сказку, — надул губки прекрасный юноша, разлегшийся на подушках. Его шелковые одежды прекрасно давали рассмотреть его бархатистую оливкового цвета кожу, которой даже безжалостные лучи восточного солнца почти не касались, тонкие нежные руки, совершенно не знавшие работы, и худые ноги, ходившие максимум до сада и обратно.

Посвящение:
Виргуше. Спасибо, что пинал меня, иначе бы я так и не сдалась бы почти вовремя х)

Публикация на других ресурсах:
Ссылку в студию

Примечания автора:
Писалось на 14 февраля, на конкурс. Но, к сожалению, он затянулся. Поэтому выкладываю только сейчас...
— Алекс, я хочу, чтобы ты почитал мне сказку, — надул губки прекрасный юноша, разлегшийся на подушках. Его...
Показать полностью
шелковые одежды прекрасно давали рассмотреть его бархатистую оливкового цвета кожу, которой даже безжалостные лучи восточного солнца почти не касались, тонкие нежные руки, совершенно не знавшие работы, и худые ноги, ходившие максимум до сада и обратно. Нет, этот юноша не был разбалованным наложником в гареме эмира. Он был сыном царя этой страны. Не старшим, не любимым, капризным, но все-таки сыном.

— Как пожелает мой Господин, — прижав руку к груди, поклонился тот, кого назвали Алексом. Он был выше сына эмира, он был старше, его кожа была совсем бледная, волосы, убранные в высокий хвост и спускавшиеся до талии, были ярче любого золота, хранившегося в сокровищницах всего мира, а глаза прекрасней изумрудов. Он был доставлен во дворец много лет назад. Он был самым лучшим подарком, какой только могли поднести сыну царя. Он был тем, кто обязан выполнять любое желание своего Господина.

Белокурый взял книгу и опустился на ложе рядом с юношей. Сын эмира пристроился в его ногах, не задумываясь о том, что с его статусом это совершенно не положено. Но когда Алекс читал ему сказки, Шахразар, так звали прекрасного младшего сына царя, забывал обо всем на свете. Он как ребенок ждал сумерек, чтобы мужчина начал читать ему книги. Это было единственное время, когда они могли быть только вдвоем.

"…Лучшее из слов — самое правдивое. Но, может быть, твой язык говорит о том, чего нет в твоем сердце. Я боюсь, что твоя дружба будет только на языке, а вражда будет скрыта в сердце, ибо ты — пожирающий, а я — пожираемый, и нам следует быть в отдалении от взаимной любви и близости. Что же побуждает тебя стремиться к недостижимому и искать того, чего не будет? Ты из породы зверей, а я из породы птиц, и такое братство не будет полным и верным".

Голос завораживал, подчинял себе, заставлял молчать. Но сейчас Шахразар встрепенулся и поднял янтарные глаза на сказителя.

— А ты как считаешь, Алекс? — светловолосый остановился и закрыл книгу.

— О чем Вы, мой Господин?

— О том, что они не смогут дружить? О том, что являясь такими разными, они обязаны обходить друг друга стороной, чтобы каждый не навредил другому?

— Так и есть, мой Господин, — покорно отвечал мужчина. — Там, где я родился, говорили, что негоже павлину с воробьем дружить.

— А ты? А мы с тобой?

— Мой Господин, я навеки ваш раб.

— А если я отпущу тебя, скажу, что можешь возвращаться на свою родину? — Шахразад прищурился и уставился на Алекса, нервно покусывая губу.

— Я не знаю другой жизни, мой Господин, но уверен, что там ничего не достойно большего внимания и любви, чем вы…

— Дурак! — сын эмира по-детски расплакался и запустил в блондина подушкой. — Ты не должен говорить таких слов! Даже если я твой господин, это ты должен говорить тому, кого любишь! — в наложника полетела вторая подушка, а юноша кинулся на него с кулаками. Александр перехватил руки Шахразара и притянул его к себе, крепко обняв.

— Мой Господин, я был рожден, чтобы служить Вам, мне говорили, что Вас нужно беречь, любить и выполнять любые Ваши желания. Но даже если бы мне этого не велели, я бы все равно все это продолжал бы делать. В первый раз, когда я Вас увидел, я полюбил Вас всем своим сердцем и всей душой. И будь у меня выбор, я бы все равно пошел по этому пути.

— Я тебе не верю! Ты сам сказал, что нельзя сближаться павлину и воробью!

— Но это не значит, что воробей не может любить павлина… — белокурый нежно прикоснулся к губам сына эмира, давая ему шанс оттолкнуть раба, который нарушил границы дозволенного, позвать охрану, велеть казнить его. Но юноша лишь ближе придвинулся к своему наложнику и притянул того к себе за шею, падая на подушки. Алекс такими же нежными и почти невесомыми поцелуями принялся покрывать оголенный торс своего возлюбленного, стараясь не сорваться и не навредить нежной бархатистой кожи Господина. Но изгибающийся Шахразар и пытающийся сдержать свои стоны, еще больше распалял желание мужчины. Блондин зацепил кончиками пальцев резинку шелковых полупрозрачных шаровар и стянул их вниз, отбросив в сторону. Ладонями он начал оглаживать такое желанное многие годы тело, мягко, нежно, будто сын эмира был сделан из старинного хрусталя и мог рассыпаться от неосторожного прикосновения. Через какое-то время Александр осмелел, начал исследовать тело своего Господина увереннее, даже осмелился прикоснуться губами стоящему члену сына эмира. От неожиданности Шахразар простонал, выгнувшись и широко распахнув глаза, и излился.

Алекс подхватил юноши на руки и унес в купальню. Пока наложник его мыл, янтарноглазый не произнес ни слова. И лишь когда белокурый натирал его маслом, с его губ сорвалось:

— Алекс, давай сбежим! — мужчина даже выронил из рук кувшинчик, который со звоном упал на пол и разбился.

— Но, мой Господин, за пределами дворца пустыня, разбойники и неизведанный ни мной ни вами мир!

— растерянно произнес Александр, упирая осколки.

— А если мы не убежим, то когда-нибудь отец заставит меня жениться на ком-нибудь для улучшения политических отношений…

— Шахразар, это может быть смертельно опасно!

— Значит, мы погибнем как Ромео и Джульетта из той книги, что ты читал мне на прошлой неделе, — властно сверкнул глазами сын эмира и крепко обнял Алекса.

— Да, мой Господин, - улыбнулся белокурый.

— Кстати, чем закончилась та история, которую ты начинал сегодня читать?

— Лисица и ворона подружились, мой Господин.

— Вот и отлично…

"Он уподобил себя тому, кто выше его, и погиб".
И тебя также, о лисица, я предостерегу: не уподобляй себя тому, кто
сильнее тебя, — ты погибнешь. Вот каковы мои речи, уходи же от меня с
миром".

И когда лисица потеряла надежду подружиться с вороном, она повернула
назад, стеная от печали и скрежеща зубами от сожаления. И когда ворон услышал ее плач и стоны и увидел, как она грустна и печальна, он спросил ее: "О лисица, что тебя постигло, что ты скрежещешь зубами?"

И лисица ответила: "Я скрежещу зубами, так как увидела, что ты хитрее меня".
И потом она, повернув назад, обратилась в бегство и направилась в свою нору. Вот какова была, о царь, их история".

Именно такими словами закончила сто пятьдесят вторую ночь Шеререзада «Рассказ о вороне и лисице, о блохе и мыши, о соколе и о воробье». Но если сам Алекс не будет метить в павлины, все будет хорошо. Так же?
1
× Пришло новое сообщение