То что было озвучено ночью , о нас
Жизнь в часах.

Что есть часы?
Часы – механизм, прибор для отсчёта времени, аксессуар. Этот предмет носит много разных названий, имеет множество разных назначений, которые мы сами и определяем.

Часы – чудесные механизмы, они могут быть простыми и неказистыми, вычурными и замысловатыми и удивительно сложными, прочными и хрупкими. Есть новые и старые, есть сломанные, есть абсолютно новые. Все они разные, нет похожих друг на друга.
Каждая шестерёнка, каждая деталь уникальна, она взаимодействует с остальными, давая часам своеобразное подобие жизни.
Как же мы относимся к часам? Мы используем их. Мы – это они. Иногда они ломаются и мы несём их в ремонт, а есть люди, которые в состоянии сами исправить поломку. Но много ли таких людей? Чаще мы несём часы заботливому часовщику, который подправляет механизм, налаживает его и возвращает нам. Но разве мы обращаем на них много внимания? Нет, это атрибут нашей жизни, незаменимый. И сам человек это часы, механизм.
Показать полностью

Мы не задумываемся об этом. Но бывает, что в человеке просыпается часовщик, нет, с этим не рождаются. Можно учиться, всю жизнь посвятить часам, но не стать Часовщиком. Это состояние души, когда ты чувствуешь самую маленькую поломку всем своим существом и в тебе возникает непреодолимое желание починить. Это, даже, больше, чем желание – это приказ, то, что сильнее тебя. И часовщик берётся за работу на свой страх и риск, в надежде, что удастся исправить поломку, не жалея ни времени, ни сил. И, даже, если ты выкладываешься по полной, до самого конца, когда уже падаешь без сил – мгновение, когда происходит первый щелчок, едва слышный звук – крошечный сдвиг, починенного механизма, этот момент прекрасен, волнителен, как первый поцелуй, когда даже руки трясутся, а на лбу выступает холодный пот страха, что, что-то не получится, пойдёт не так, это маленькое волшебство жизни. В этот удивительно неописуемый миг ты становишься всем, а всё становится тобой. Часовщик рождается, когда начинает видеть поломки, начинает «слышать», но истинно собой он становится лишь после того, как возьмёт в руки первый механизм и починит его.
Тогда, пути назад уже нет, ведь жизнь часовщика в «звуке» часов, это и есть благословенная тишина, но если он перестанет слушать и чинить, он останется в безмолвии. В пустоте, где нет ни чудесного разноголосого тикания, ни удивительных механизмов.
Каждый, самы простой механизм достоен внимания и работы с ним.
Часовщики все разные, у них различные инструменты, подход, различны их цели и мастерство. Кто-то всю жизнь ищет самый сложный механизм, чтобы его починка стала венцом его мастерства, чтобы после этого с чистой совестью уйти на покой, с чувством, что совершил всё возможное и невозможное. Кто-то, наоборот, всю жизнь чинит лишь самые простые, не улучшая своё мастерство, не желая тратить силы и преодолевать трудности и неудачи. А кто-то всю жизнь идёт вперёд, чиня всё, что может, не жалея себя, изучая всё более сложные механизмы. А кто-то и отказывается от своего дара, занимаясь чем угодно, лишь бы не слышать этого чувства внутри себя, этого желания исправить.
Бывает так, что ты берёшься за работу, но не можешь починить, вскрыть корпус часиков, чтобы добраться до шестерёнок, и может так случиться, что ты ударишь по безвинному механизму, причиняя ему больший вред или, даже, уничтожая это произведение искусства. В этот миг ты ненавидишь себя. И механизм отдают другому часовщику, а ты на всю жизнь остаёшься с клеймом позора, которое жжёт тебя изнутри. Не смог, не справился, не хватило терпения и умения. Сила часовщика в упорстве, трудолюбии и спокойствии, мастер обязан воспитывать и совершенствовать в себе терпение и неторопливость, чтобы не сорваться, не разозлиться, не совершить впопыхах непоправимую ошибку.
Часовщик – самое доброе и жестокое существо на свете одновременно. Когда он видит, как на его глазах ломают часы, он не всегда в силах сдержать в себе негодование и боль: «Зачем? Прекрати!». Видеть чужой вандализм или его последствия – больно. Почти физически. Но только часовщик может ударить по повреждённой детали ещё раз, чтобы её починить.
Только часы дают часовщику жизнь, они отмеряют его время, и только восстановленный механизм рождает в душе необыкновенное чувство эйфории и родства с миром. Это чувство, как наркотик, попробовав раз – уже не остановишься, а если, всё же, сможешь, тебя будет ломать.
Но больше усилий часовщик должен прикладывать к себе, следить за своими инструментами, своей работой, ведь кто обратится к плохому часовщику? Он обязан учиться новому и не должен сидеть без дела. Да и каждый часовщик может сломаться, как и механизм, он нуждается в починке и настройке. Но часовщика починить сложнее, он, словно, накапливает в себе все поломки. Воистинну счастлив часовщик, нашедший своего Мастера, и самое грустное и одинокое существо – утерявший своё спасение. Не каждый часовщик способен починить себя и это может лишить его возможности работать с механизмами – возможности жить. Можно сколь угодно числиться лучшим мастером, но не уметь справиться с собой.
Часовщик это неблагодарная работа, за которую не требуешь ни платы, ни благодарности. Это зов души. Ведь не каждый отдаёт механизм на починку, кто-то просто не желает этим заниматься или боится ещё больших повреждений. Убеждение – ещё один важный аспект часовщика, но им стоит пользоваться с величайшей осторожностью, ведь уговорив человека дать тебе часы на починку и повредив их ты сделаешь хуже хозяину механизма.
Часовщик – это служение. Чему? Каждый находит свой ответ сам – себе, людям, высшей силе. Но это служение есть истинная свобода, ведь исправленная поломка – это крошечный кусочек свободы, счастья, который делит с тобой механизм.
Часы отмеряют наше время.
А мы отмеряем время часов.
× Пришло новое сообщение