Не знаю зачем я это делаю. Но почему-то захотелось поделиться) Давнишний мой рассказик...у него даже названия нет, но закончен и то ладно. Может, даже это кто-то прочтет, а если совсем повезет, то и не закидает меня помидорами)

***
С детства ненавидел больницы. Этот ослепляющий белый цвет. Белый везде: белые кровати, белые стены, белое одеяние больных и белые халаты врачей и медсестер, белые тарелки, а на них бледная, безвкусная еда. Среди этой одуряющей белизны я проводил последние мгновения своей не столь долгой жизни. Моим последним пристанищем была маленькая душная комната инфекционного изолятора.
Я заразился какой-то болезнью... не помню названия. Доктор Ди называл мне его неоднократно, но оно так и не удержалось в моей дырявой башке. В общем, суть ее в том, что медленно, но верно мои легкие превращаются в труху, и вскоре я просто не смогу дышать. Лечения этой болезни нет. Хотя оно было. У нас много чего было до того взрыва. Взрыва, из-за которого погибло огромное количество людей...
Показать полностью
, из-за которого поверхность нашей родной планеты стала непригодной для жизни на неопределенный срок. Благодаря нему мы сейчас как крысы сидим в бункерах и трясемся от страха. Хотя сам взрыв был лишь следствием, люди явились причиной...
Хех...наверное, моя болезнь - это кара Господня лично для меня за то, что я, как и все мы, привел этот мир к катастрофе. Ведь, как я уже говорил, эта дрянь неизлечима, да и вдобавок очень заразна. Именно поэтому меня и закрыли в этой коробке. Людей не так уж много осталось, а я являюсь источником заразы. Мне даже еду передают в защитных костюмах. И я не могу ни с кем говорить. Я никогда не был особенно общительным, но как оказалось мои нервы не такие уж крепкие, и после месяца изоляции я, как мне казалось, был на грани срыва. Именно тогда меня поставили перед выбором: пожизненная изоляция или выход за пределы бункера. Фактически я выбирал между долгой и быстрой смертью. Не слишком приятные альтернативы, но думал я недолго. Я избрал второй вариант.
За последующую неделю я исполнил несколько формальностей. Я завещал все свои скромные пожитки общему фонду бункера, поскольку родственников у меня не осталось. Подписал кучу бумажек, согласно которым я добровольно, без какого-либо принуждения решил покинуть бункер. Лицемеры... ну, что ж все хотят жить, я их в этом не виню. Поначалу я злился на судьбу, метался по своей комнатке как дикий зверь, проклинал всех, потом мне, стыдно признаться, стало страшно, я даже плакал, но, в конце концов, я смирился. И через неделю я без какого-либо сопротивления отправился с двумя людьми в защитных костюмах к северному выходу из бункера: моим последним вратам. Когда мы подошли к дверям один из моих сопровождающих положил мне руку на плечо и сказал:
- Я верю в то, что Там, на небесах у тебя все будет хорошо. Ты заслужил Рай, парень.
- А если есть там Бог, ты передай ему привет, - беззлобно усмехнулся второй.
Не знаю почему, но от их незатейливых слов, мне стало легче. Я махнул им напоследок рукой и лишь сказал:
- Не поминайте лихом.
Я вышел из бункера, и за мной тяжело захлопнулась дверь. Я поднял глаза и посмотрел на небо. Оно было странного желтоватого оттенка, но все же такое родное. Я улыбался, смотрел на него и лишь думал, какими же идиотами мы были, когда выжимали все соки из нашей планеты, не берегли ее, разрушали ее и себя. Мы потеряли небо над головой, мы потеряли природу; над нами, под нами и вокруг нас теперь лишь безжизненный металл. Мы теперь вынуждены жить в страхе скорой смерти. Почему же мы не могли жить в согласии с природой? Почему мы так упорно пытались все изменить, подогнать под себя? Зачем было это все, если таков финал? В сущности, поздно уже об этом думать, для меня в особенности. Я просто был рад увидеть напоследок это небо, почувствовать простор и свободу. Я глубоко вдохнул отравленный воздух, лег на площадку и закрыл глаза.
- Господи, прости детей своих неразумных, - тихо прошептал я, так по-человечески надеясь на то, что не все еще кончено.
× Пришло новое сообщение