Оговорочка по Фрейду

Всем известно выражение: «Оговорка по Фрейду». Но не все знают, что именно говорил по этому поводу сам Фрейд, и почему оговорки, равно как и описки, очитки и прочие «ошибочные действия» могут поведать нам порой то, что иной человек хотел бы скрыть даже от самого себя.

Как во времена основателя психоанализа, так и теперь оговорки часто считают лишь явлением лингвистическим, своеобразным «сбоем» мозга. Эту позицию, например, отстаивают Мерингер и Майер в своей работе «Обмолвки и очитки». По мнению авторов, обмолвки происходят по причине разной интенсивности элементов слова. Казалось бы, все логично. Но только не для Фрейда. «Великий параноик» всех времен и народов и в таких невинных вещах, как оговорка, видит «тайный смысл». Парируя вышеназванным авторам, он, прежде всего, указывает на то, что наиболее интенсивный элемент слова (а это всегда начальный или ударный слог) совсем необязательно восстанавливается в сознании первым.

«Когда наблюдаешь себя в поисках забытого...
Показать полностью
имени, довольно часто возникает уверенность, что это имя начинается с такой-то буквы. Уверенность эта оказывается ошибочной столь же часто, как и имеющей основания. Я решился бы даже утверждать, что в большинстве случаев буква указывается неправильно.» − Зигмунд Фрейд, «Психопатология обыденной жизни»

Какова же причина оговорок/очиток/описок «по Фрейду»? Любитель всего нелогичного, уверенный в «животной» природе человека, Фрейд видит ее в так называемом механизме сгущения − том самом, что делает, кстати, такими странными и наши сны. Поясним.

Начнем издалека. Прямо с первобытного человека. Сгущение − это одна из характерных особенностей мировосприятия наших предков. Дело в том, что для первобытного мышления характерно воспринимать действительность некими отдельными большими кусками, оно не в состоянии пока придавать значение нюансам, анализировать детали и сопоставлять их между собой. В мышлении первобытных царит хаос, там нет ни логики, ни способности к анализу или синтезу.

Те же самые процессы живут и здравствуют в нашем бессознательном − наследии первобытных времен. В реальной жизни они мало проявляют себя, показывая «нос» лишь при невротических и психотических симптомах, сновидениях, юморе и оговорках.

В бессознательном правит бал, так называемый, первичный процесс (вторичным процессом в психологии называют все процессы, за которые ответственно наше сознание: это рациональное мышление, логика, анализ и синтез любой информации и т. д.). Первичному же процессу, как и первобытному мышлению, помимо всего прочего, свойственно в буквальном смысле «сгущать» краски, как это ни казалось бы странным.

Проще всего это пояснить на сновидениях. Видели ли вы когда-нибудь во сне какого-нибудь человека, про которого нельзя доподлинно было бы сказать, что он является вашим отцом, братом или коллегой по работе? Он как будто имеет все черты этих людей, и одновременно не похож ни на кого из них. Если видели, значит, вы видели «в действии» и работу сгущения.

Причем здесь оговорки? Непроизвольная контаминация слов, по мнению Фрейда, тоже есть порождение процесса сгущения, некий словесный «винегрет». Но откуда берется «тайный смысл»?

Оттуда же, откуда видит его «коварный» Фрейд. Ведь, по его мнению, такими «смыслами» чаще всего полны и наши сновидения. Процесс сгущения − лишь «марионетка», удобная маска, под которой может скрываться нечто «тайное», то, что мы хотели бы скрыть.

Дело в том, что в любое время дня и ночи (но главным образом, дня) на страже порядка в нашей психике стоит так называемая «цензура». Для кого-то это совесть, для кого-то − стыд, для кого-то − банальный страх возмездия. Ее ноги растут из детства, когда наши родители приучали нас быть «хорошими» детьми. Любой ребенок хочет претворять в жизнь все свои прихоти. Но не все из них удобны окружающим, поэтому на них накладывается «вето» неприличия, осуждения и т. д. Здесь надо остановиться и со всей ответственностью заявить: во многих случаях все эти «запреты» более чем целесообразны, как для самого человека, так и для сохранения общества в целом. Впрочем, это не отменяет того, что обществу они еще и удобны, а индивиду часто − нет.

Итак, ребенок хочет, чтобы его любили, поэтому ему непременно надо стать «хорошим». Он и становится, постепенно вытесняя любые воспоминания о своей «плохости», и объясняя ее детским возрастом. На самом деле, как это понятно, никакой «плохости», к сожалению или к счастью, не существует вовсе, это всего-навсего понятие, которым удобно пугать непослушных детей. Кроме того, чья-то «плохость» часто вовсе не является «плохостью» как таковой, то есть она не причиняет никакого вреда ближнему (разве что тем, кому она мешает самому проявлять какие-то собственные желания. Например, не ухаживающей за собой жене, которая упрекает своего мужа в отсутствии страсти, или парню (а, бывает, и целой нации) с заниженной самооценкой, который считает непорочность девушки до встречи с ним − высшей добродетелью).

Именно такие корни имеет «цензура», ответственная за то, чтобы «плохие» (осуждаемые обществом или просто конкретными значимыми людьми, родителями, супругами и т. д.) помыслы не просочились в наше сознание. Но «цензура», опять же, к счастью или к сожалению, не так крепка, как ей бы того хотелось. Иногда она прогибается под натиском внутренних желаний. К таким «прогибам» относятся и такие ерундовые, казалось бы, вещи, как оговорки.

Интересно, что оговорки, очитки, описки, любые ошибочные действия никак не порицаются обществом. О них не принято долго задумываться, они считаются игрой нашего разума, досадной ошибкой, не более.

Интересно и то, что если жена «ошибочно», например, во сне назовет своего мужа Васю Колей − это грозит ей разводом. Если парень опоздал на свидание на час − любые его оправдания, что он забыл перевести часы, проспал, случайно перепутал время и т. д. «будут использованы против него». То же касается и невыученного урока, опоздания на работу, потому что «проспал» и пр.

Впрочем, для кого-то − оговорки все равно останутся мелочами, которым не стоит придавать значения. Фрейд едва ли стал бы настаивать на своей правоте, если для кого-то его доводы показались бы неубедительными, не будем настаивать и мы.
2
× Пришло новое сообщение