ПЕРЕД ЗАКАТОМ
Когда она заговаривает о Британии, все вокруг начинают твердить о геях и педофилах в верхушках власти. Но зачем им верхушки власти, этим двоим? Они будут жить в подвальчике, заниматься сексом, читать друг другу о любви и спать.
Впрочем, сейчас они неплохо с этим справляются и в Орле.
– Эд!..
Эд бреется и набарматывает что-то из Staind.
– Эд..
У Ксени опять начиналось. Молодой человек оторвался от процедуры и намочил две тряпочки: компрессы, которые он всякий раз осторожно кладет на шею и лоб девушки.
Все окна занавешены. Ксеня лежала на правом боку, ее волосы растрепались, а руки были сжаты в кулаки. Ей было – очень больно. И она была прекрасна. Эд присел рядом.
– Эд..
Ее шея и лоб остывали.
– Эд.
Так она засыпала. Засыпала всякий раз – не то молясь, не то клянясь его именем.
Эд сидел и смотрел на нее. Вот уже два года они вместе. Завтра ее день рождения. Он накрыл простыней больное тело – ее тело, которое было не самым лучшим из тех, что он видел. Но оно стало бесконечно...
Показать полностью
родным. В этом теле он отдыхал, прятался, жил. В самой глубине, куда Эд так желал проникнуть, было нечто, превозмогавшее тело – и его, и ее.
Он знал координаты родимых пятен, интонационные коды на все случаи их совместной жизни, а также был диспетчером ее сонных бредень. И то, что она умела готовить только бутерброды, не делало ее менее любимой.
Все это было загадочно для самого Эда. Но он был доволен этой теплотой внутри и тем, что она все-таки заснула.
Он позаботился о том, чтобы музыка звучала достаточно нетихо. Она рассказывала, что так ее укладывал отец.
Начинается закат. Значит, она скоро проснется.
Эд заварит – на двоих – кофе и пойдет на балкон с этой странной девушкой.
3
× Пришло новое сообщение