Реклама
Акт 1
Бостон. Город, именуемый также "Колыбелью свободы". Почему колыбель, я не знала, но однажды прочтя очередную книгу из домашней библиотеки, узнала, что этот город являлся центром борьбы за свободу и независимость. Несмотря на постоянные бунты и выступления граждан, это место процветало. Улицы были полны различными лавками. Кто-то торговал парфюмерией, зачастую дорогой и ужасной, но среди которой, можно было встретить запахи приятные сердцу. Кто-то торговал шелком, украшая свою лавку, замечательными тканями. Повсюду были слышны голоса торговцев, зазывающих покупателей к себе. Город был наполнен запахами. Пусть то запах духов, запах свежей выпечки, или запах спелых фруктов. Эти запахи смешивались с чудесным запахом моря. Достаточно просто попасть на правильную улицу, как вас закружит карусель роскоши и богатства. Бостон был портовым городом Америки. Десятки судов опускали свои якоря в этом городе. Торговые судна поставляли в горд чай, пряности, золото и бриллианты, а вывозили...
Показать полностью
древесину, соль и марганец.
Я жила в Бостоне. Моя мать была оперной певицей, а отец - графом. В те далёкие 1872 года, наша семья жила на ровне с местной аристократией. Отец владел одной из самых известных компаний по обработке алмазов, а мать занимала почётное место в одном из известнейших театров Бостона. Постоянные балы, на которых собирались разные светские люди. Постоянные оперы и пьесы, на которых если не покажешься знати, примут за скупердяя. Открытия новых мастерских, музеев и балетных студий. От всего этого постоянно кружилась голова. Свет софитов слепил и заставлял жмуриться. Нам с сестрой было по 16 лет. Очередной светский вечер, на который нам прислал приглашения граф Чарльз Форсворд.
- Госпожа Элиза, госпожа Виктория, вам и вашим родителям пришло приглашение на сегодняшний балл, устраиваемый графом Форсвордом. Графиня приказала мне помочь вам с приготовлениями. - поклонившись, проговорила служанка.
Встав со своих кресел, мы с сестрой гордо прошествовали мимо служанки из библиотеки. Мы с сестрой подолгу проводили, время в семейной библиотеке, ведь только здесь можно было отвлечься от блеска фальшивых софитов. В тот день, мой выбор пал на книгу Оскара Уайльда — "Портрет Дориана Грея". Я любила книги, над которыми можно задуматься. Моя сестра, Элиза, выбрала роман Шарлотты Бронте — "Джейн Эйр". Элизу привлекала романтика и страдания. Если любишь, страдай, так она мне говорила. По пустому коридору разносился звук шелестевших юбок юных леди. Мы прошли мимо кабинета отца, в котором он разговаривал с очередным партнёром по бизнесу. Спускавший по лестнице, мы слышали, как мать разучивала очередную арию в музыкальном зале. Наша жизнь была богатой и полной, но скучной и утомительной. Постоянные уроки, постоянные правила приличия. Даже шествую по коридору собственного дома, мы не опускали головы и не расслабляли спину. Наконец дойдя до своих покоев, мы разошлись по своим комнатам. Служанка открыла передо мной белую дверь. В светлой и просторной комнате находилось ещё несколько служанок, среди которых была Августина, моя личная служанка. Только этой старой женщине я доверяла свой личный туалет. Закрыв за мной дверь, служанка, следовавшая за нами направилась к сестре.
- Госпожа Виктория, нам следует немного поторопится,- учтиво произнесла Августина.
Кивнув, я прошествовала в центр комнаты. Несколько служанок расшнуровали платье, и стянули с меня юбки. Оставшись лишь в одной сорочке я села на мягкий пуфик, расположенный возле огромного туалетного столика. Нежные руки Августины легко управлялись с моими густыми чёрными волосами. Служанки хлопотливо порхали возле моего вечернего платья, накрахмаливая и гладя юбки. В мгновение ока, мои волосы были уложены в ровные, струящиеся локоны.
- Неужели нужно так много воска? - спросила я, аккуратно приподнимая тонкими пальцами тяжелую прядь.
- Да, моя госпожа. Ваши волосы густы и тяжелы. Без воска они просто рассыпаться, - в легком поклоне произнесла служанка.
Кивнув, я повернулась лицом к старушке.
Легкими движениями кисти, Августина накладывала на моё и без того бледное лицо,слои пудры.
- Августина, прошу, не много. Оно стягивает кожу, - произнесла я и чуть сморщившись, сдула с кисти пудру.
- Да, моя госпожа.
Закончив с мои лицом Августина дала знак служанкам, что пора одевать платье. Когда платье было частично одето, я встала на небольшую табуретку, позволяя служанкам беспрепятственно ходить вокруг. Постепенно, платье полностью приняло свою настоящую форму. Корсет был затянут. Накрахмаленные юбки элегантно спадали волнами, а строгие шлейки, лежали на предплечьях открывая всем рельефные ключицы. Закрепив за спиной бант, Августина надела на мои руки перчатки. Появление без перчаток в обществе, будь то мужчина или женщина, считалось дурным тоном. Став на небольшие каблуки я остановилась возле зеркала. Платье цвета моря, подчёркивало большие, голубые глаза. Улыбнувшись отражению, я приподняла подол юбок и вышла из комнаты. Стук каблучков эхом разносился по коридорам особняка. В холле были слышны разговоры. Дойдя до лестницы, я остановилась. В низу уже находились родители и Элиза.
- Только все тебя и ждут! - воскликнула сестра и помахала мне рукой.
Помахав в ответ я улыбнулась. Я была младшей сестрой. Хоть мы и родились в один день, мы были совершенно разными. Мы не близнецы, нет, двойняшки. Элиза была шатенкой с рыжим отливом, а я жгучей брюнеткой. Мои глаза были цвета моря, её, цвета леса. Мы были разные, и во внешности, и в характере. Спустившись, я накинула на плечи накидку поданную дворецким. Выйдя из дома, я вздохнула полной грудью осеннего воздуха. Сейчас, 29 сентября 1872 года. Карета уже стояла возле ступенек и лакей, протянув руку, помог сесть в повозку матери и сестре. Подняв подол юбки, я быстро сбежала по ступенькам и, забравшись в повозку, села у окна. Лакей захлопнул дверь и сев за лошадьми, направил повозку в поместье графа. В окне мелькали деревья. Солнце уже село, и дорогу освещала пара фонарей. Что будет в поместье, мне было не известно, но чувство того, что что-то случится, никак не покидало меня.


http://ficbook.net/readfic/2234662
Реклама
× Пришло новое сообщение