Реклама
Оторвитесь от реальности без магии.
В английском сленге есть выражение «книжное похмелье» (book hangover): оно обозначает чувство, когда окружающий мир кажется несовершенным и сюрреалистичным из-за того, что человек только что закончил читать книгу, в которую был полностью погружен.

Перед вами топ-10 книг, после которых «похмелье» ощущается особенно сильно. И помните: чтение вызывает привыкание.


1. Мариам Петросян «Дом, в котором...».

На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Для каждого здесь есть своя кличка. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом — это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Примет ли Дом вас? И захотите ли вы его покинуть?


2. Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы».

В романе, прославившем Зюскинда на весь мир, автору удалось сделать невозможное: передать при помощи слов всю эфемерность аромата. Эта книга...
Показать полностью
, насквозь пропитанная запахами, оставляет читателя ошеломленным — вы погружаетесь в темные глубины собственной души и еще долго не можете вернуться в себя.


3. Владимир Набоков «Лолита».

Книга-скандал, книга-откровение, всколыхнувшая читателей по обе стороны океана, «Лолита» никого не оставляет равнодушным. Кто-то видит в ней шокирующую историю греха в почти анатомических подробностях, а кто-то с первой страницы влюбляется в этот тягучий, обволакивающий слог и «выпивает» роман до самого дна, прочитав его как гимн «любви с первого взгляда, с последнего взгляда, с извечного взгляда».


4. Маркус Зузак «Книжный вор».

Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Девятилетняя Лизель Мемингер, которую мать везет вместе с младшим братом к приемным родителям, этого, конечно, не знает. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Тогда и начинается эта удивительная история о силе слова.


5. Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита».

Самый загадочный и мистический роман русской литературы ХХ века, «Евангелие от Сатаны», одна из наиболее читаемых книг мира и величайшая история любви. Его можно перечитывать сотни раз и при этом вновь и вновь сомневаться — какие страницы романа надиктованы Силами Света? И какие писаны «со слов» Сил Тьмы?


6. Дэниел Киз «Цветы для Элджернона».

Если вы ищете одновременно удовольствия от чтения, пищи для ума и долгого послевкусия, то не проходите мимо небольшого романа Дэниела Киза. Он расскажет вам о том, каково это — из простого парня, уборщика в пекарне, чей IQ не превышает 60, превратиться в гения, умнейшего человека на планете. Можно ли при этом преодолеть свои страхи и справиться с одиночеством? В этой глубокой и трогательной книге Киз дает собственные ответы.


7. Стивен Кинг «Зеленая миля».

Стивен Кинг приглашает читателей в жуткий мир тюремного блока смертников, откуда уходят, чтобы не вернуться, приоткрывает дверь последнего пристанища тех, кто преступил не только человеческий, но и Божий закон. Ничто из того, что вы читали раньше, не сравнится с самым дерзким из ужасных опытов Стивена Кинга — с историей, что начинается на Дороге Смерти и уходит в глубины чудовищных тайн души.


8. Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества».

Где-то в джунглях затерян городок Макондо, в котором ведет свою летопись род Буэндиа — семья, в которой чудеса столь повседневны, что на них даже не обращают внимания. Не бойтесь, что вы не разберетесь в героях Маркеса без генеалогического древа: это как латиноамериканский сериал, только в сто раз лучше.


9. Сьюзен Коллинз «Голодные игры».

Они лишат вас свободы. Они загонят вас за железные ограды. Если вы посмеете воспротивиться, они заберут ваших детей. И заставят их убивать друг друга. Да, эта книга прежде всего — экшен, захватывающее чтиво, способное унести читателя от реальности. С другой стороны, «детская антиутопия» ставит вполне взрослые вопросы. История о жутком реалити-шоу с детскими гладиаторскими боями не отпускает очень долго.

10. Харуки Мураками «Норвежский лес».

По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках и другие непонятные люди. Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники. Я вообще перестал понимать, что к чему. «Что же это такое? — думал я. — Что все они хотят этим сказать?»
1
Реклама
× Пришло новое сообщение