Проведено 113 925 розыгрышей
Следующий через 8 минут

Последние победители



немного о сериале и книгах. #длиннопост
ИЗНАСИЛОВАНИЕ ПРЕСТОЛОВ

Последний эпизод «Игры Престолов» по-настоящему ужасен: Джейме Ланнистер, который вроде как перешел из разряда злодеев в хорошие парни, использует смерть собственного сына как повод изнасиловать свою сестру и любовницу Серсею, причем, все это происходит в Вестросской Септе (что-то вроде нашей РПЦ), прямо у каменной плиты, на которой лежит еще не остывший труп Джоффри.

Это во всех смыслах дико: одновременно происходит насилие на Серсеей, насилие над церковью и над памятью покойного (забудем на минутку, что это Джоффри).

Много чего уже было сделано, и то ли еще будет в мрачном мире Вестероса Джорджа Мартина: жестоком, темном, опасном мире, особенно для женщин. Чистая правда, что в книге Мартина «Буря мечей» есть аналогичная сцена, с пустой церковью и мертвым мальчиком-королем. За исключением единственного, но определяющего различия: Серсея сама хочет секса.

ТЕКСТ КАНОНА
_____________

Она поцеловала его — легко, едва коснувшись...
Показать полностью
его губ своими, но он, снова обняв ее, ощутил, как она дрожит. — Без тебя я не могу быть собой вполне.

В его ответном поцелуе не было нежности — только голод. Ее губы раскрылись, уступив его языку.

— Нет, — слабо сказала она, когда он прижался ртом к ее шее, — не здесь. Септоны…

— К Иным септонов. — Его поцелуи исторгли у нее стон. Тогда он посшибал свечи и уложил ее на алтарь Матери, задрав ее юбки и шелковую сорочку. Она слабо упиралась в его грудь кулаками, говоря что-то о риске, об опасности, об отце, о септонах, о гневе богов. Он, не слушая ее, развязал свои бриджи и раздвинул ее обнаженные белые ноги. Сорвав с нее панталоны, он увидел, что у нее сейчас лунное кровотечение, но ему было все равно.

— Скорее, — шептала она теперь, — сделай это скорее, Джейме, Джейме, Джейме. — Ее руки направили его. — Да, милый мой брат, вот так, да, вот ты и дома, вот ты и дома. — Он целовала его ухо и гладила короткую щетину на его голове. Джейме потерялся в ее плоти. Он слышал, как стучат в такт их сердца, и скоро две влажные стихии — его семя и ее кровь — слились воедино.
_____________

Безусловно, в тексте со стороны Серсеи присутствует некоторое сопротивление любовным ласкам, но сравните эти жалкие крохи с долгой брутальной сценой изнасилования Серсеи на могильной плите: Джейме буквально швыряет свою сестру на плиту и грубо входит в нее, несмотря на откровенные протесты и даже рыдания.

Никто не спорит, адаптировать такие длинные и сложные романы в телешоу из десяти сезонов совсем непросто. Создатели «Игры Престолов», Дэдив Бениоф и Д.Б. Вейс, взяли на себя поистине геркулесову задачу, и блестяще справляются с ней. И как педантичные поклонники книги, они вполне могут столкнуться с некоторыми деталями, которые невозможно передать в процессе переработки истории для телевидения, а это иногда приводит к серьезным изменениям самой истории.

Так что главный вопрос тут вовсе не «зачем менять книгу?», с этим и так понятно: огромным количеством деталей придется пожертвовать, только чтобы превратить цикл романов в сериал. Вопрос в том: «Зачем менять конкретно эту сцену?». Для чего превращать секс по обоюдному согласию в изнасилование?

Не исключено, что изнасилование — это сознательный выбор, который потом поведет персонажей в новом направлении. Бениоф и Вейс могут использовать это как повод для развития характеров героев. Также это может оказаться основной для серьезного развития дальнейшего сюжета. Не исключено, что изнасилование будет частью дальнейшего повествования, в котором одновременно очеловечиваются и жертва, и насильник.

Но такое случалось в «Игре Престолов» и раньше, хотя изнасилование часто забывалось уже спустя несколько эпизодов. Другая важная сцена изнасилования происходит в пилоте, когда брат Дейенерис Таргариен насильно выдает свою сестру замуж за Кхала Дрого. Дейнерис влюбляется в Дрого, даже несмотря на изнасилование: и это полностью отражено в сериале, но там ни слова нет о том, что канонный Дрого настойчиво просит согласия у своей 14-летней невесты.

ТЕКСТ КАНОНА
_____________

Он остановился и усадил ее к себе на колени. Дени покраснела, ее дыхание участилось, а сердце быстро забилось в груди. Он обхватил ее лицо своими огромными руками и, посмотрев ей в глаза, спросил «Нет?», — и она знала, что это был за вопрос.

Она взяла его руку и потянула ее себе между ее ног. «Да!», —прошептала она, чувствуя его палец внутри себя.
_____________

Можно возразить, что 14-летняя девочка не отдает отчет в своих действиях, когда соглашается на секс человеком, который вдвое старше ее. Это вполне допустимо. Но сама сцена, описанная выше, совершенно отличается от той, что показана нам в пилоте сериала: Дрого разворачивает Дэни спиной, нагибает и силой входит в нее.

Возможно, что-то и потерялось в переводе, но ни один из процитированных выше диалогов не появился в сериале. В пилотном эпизоде актриса Эмилия Кларк, играющая Дейнерис, горько плачет. Трудно усомниться в идее, что «Игра Престолов», ТВ-шоу, не видит проблемы в превращении взаимного секса в изнасилование. Было бы легче принять эту идею, если бы она что-то порождала. Изнасилование — это сложный прием для развития персонажа, это касается и жертвы, и насильника. А когда это происходит уже дважды — есть, над чем задуматься.

Это предполагает, что случаи сексуального насилия не ведут к изменению остальной истории, а приводят лишь к тому, что размывается грань между изнасилованием и сексом по взаимному согласию.

Это не просто педантичный вопрос соответствия текста канона и текста сценария — это проблема самой истории. Дейнерис Таргариен, влюбляющаяся в человека, который отнесся к ней с уважением, ничем не будет отличаться от той Дейнерис, которая влюбляется в своего насильника. Это в корне меняет суть повествования (Дени влюбляется в Дрого и называет его «солнцем и зведами»). Намного больше смысла сейчас, не правда ли?

Точно так же, Джейме является в книге воплощением рыцарской любви: несмотря на все высокомерие и жестокость, его преданность и чувство долга перед Серсеей, единственной женщиной, которую он любит, так сильно, что эта любовь граничит с обожанием.

Следует признать, шоу не раскрывает эти чувства так тщательно, как в книге. Но видя, на что способна сама Серсея, которая убивает своего бывшего мужа (причем, бедняга — далеко не единственный, кого она убивает), как вообще можно поверить, что она будет сопротивляться ласкам брата? Джейме, насилующий Серсею — это серьезная аномалия в отношениях этой пары, даже если учитывать только контекст шоу.

Изнасилование — сложный элемент сюжета, но не самый проблематичный. И дело даже не в том, что в книгах Мартина нет изнасилований: Вестерос — жестокое и небезопасное место для женщин как в книге, так и в шоу. Изнасилование является перманентной угрозой для женщин, особенно во время войны, когда домашние хозяйства разорены, а органы правосудия перестают функционировать. Бриенне из Тарта неоднократно угрожали изнасилованием за то, что она взяла на себя мужскую роль, роль рыцаря, а Арья притворяется мальчиком, чтобы защитить себя.

Есть несколько возможных ответов на этот вопрос. Один из них такой: «Игра Престолов» просто рассказывает неприличные истории о том, как обращаются с женщинами в Вестеросе, используя подобные приемы; изнасилование Дени в пилоте — не канон, но это представляется, как введение в гендерную политику этого мира.

Безусловно, все это не лишено смысла. Но, если это — то, что происходит на самом деле, то это немного вводит в заблуждение.

Один персонаж своим поведением, порой, демонстрирует целую культуру своего мира и его обычаи. И такие сцены, как изнасилование, важны для демонстрации законов и понятий Вестероса.

Это открывает массу новых проблем в отношение персонажа, который, получается, демонстрирует целую культуру. Учитывая, что большую часть шоу эти персонажи только и делают, что переворачивают правила своего мира с ног на голову, сложно поверить, что сцена насилия расскажет больше о мире, чем о личности насильника. И даже если это можно отнести к Кхалу Дрого, который является нам как иностранец в первой сцене с Дени, невозможно предъявить ту же самую претензию Джейме.

Кажется более вероятным, что «Игра Престолов» попадает в ту же ловушку, что и остальное современное телевидение — эксплуатация шок-эффекта. И, в частности, эксплуатация женского тела. Это — шоу, которое вдохновляется термином «sexposition» и шоу, создавшее персонажа-проститутку, чтобы сделать как можно больше сцен в борделях. И хотя обе вещи проделаны с удивительным изяществом, все это рассчитано на мужскую аудиторию, которая жаждет лицезреть женскую плоть.

Вряд ли секс в шоу ориентирован на то, чтобы своим патернализмом привлечь женскую аудиторию, все это исключительно для мужчин.

Это — неудачная уловка. Рейтинги премьеры четвертого сезона «Игры Престолов» самые высокие в истории сериала. Но шоу никогда не достигло бы такого уровня без огромной телеаудитории и поддержки женщин. В конце-концов, и мужчины, и женщины действительно любят эти книги. Шоу не должно переписывать их, чтобы произвести на всех впечатление.

Источник http://modny.spb.ru/articles/rape-of-thrones

Многократно упоминаемая "историческая достоверность" не является оправданием того, что подавляющее большинство современных фэнтези/фантастических произведений массовой культуры эксплуатируют сексистские идеи и культуру насилия. Заметьте: режиссеры с легкостью отказываются от таких проявлений "достоверности", как расовая принадлежность определенных персонажей (https://vk.com/wall-56933336_21099), нулевая защитная способность "бронелифчиков", отсутствие возможности сделать укладку, макияж, а так же принять душ в процессе сражения, еще не вошедшее в прошлые века в моду удаление волос на теле (в случае со всем этим "достоверность" особенно старательно замалчивается, ведь кто будет смотреть сериал с "некрасивыми" героинями), нереальность существования магических существ и т.д., но когда речь заходит об угнетенном положении женщины, то со всех сторон слышится стройный хор голосов: "Но ведь это история, а не мы!". Нет, подруги и друзья, унизить женщин или уравнять их с мужчинами - это такой же свободный выбор режиссера, как зеленый или черный цвет чешуи драконов в его фильме. И абсолютное большинство решают не в пользу женщин вовсе не потому, что "так достовернее" - просто изнасилования и унижения продаются лучше. Они понятнее зрителю, потому что в его голове, точно так же, как и у создателей, все еще цветут и пахнут патриархальные установки. Они интересны, потому что сознание аудитории, выдрессированное порнографией, настроено возбуждаться от жестокости по отношению к девушке. И мы выступаем против этого вовсе не потому, что нам хочется разрушить ваше удовольствие от вечернего просмотра очередной серии модного сериала, а потому, что масс-культура всегда формировала и будет формировать общественное сознание. До тех пор, пока она работает на закрепление стереотипов, а также активно популяризует традиционные постулаты культуры насилия: "Ну это не совсем изнасилование, ей потом понравилось", "Трахни эту сучку в наказание", "Если бы она не хотела, она бы сопротивлялась активнее", "Изнасилование - это не так уж и страшно, подумаешь, выебали, они же сами этого хотят" - никакого светлого будущего нам не светит.

Ни одна из нас не живет в мире победившего равенства. Патриархат - это вполне осязаемая реальность, с которой женщины сталкиваются каждый день. Практически каждая из моих подруг пережила сексуальное насилие или его попытку, так что фразы вроде: "Ну, в давние времена это действительно было так, почему бы не показать это" звучат злой насмешкой над той глубиной отчаяния, боли и ужаса, через которые проходят многие женщины, и которую никогда не суждено испытать и понять режиссерам-мужчинам.
2
× Пришло новое сообщение