Жестокое волчье время пахнет ночною тьмой и рябиной,
Трескучими морозами, погоней за солнцем немыслимо длинной,
Пахнет тем, кто не из нашей насквозь промерзшей стаи,
Пахнет подержанной любовью с примесью кованой стали.
Пахнет так, как будто дышат твоей зиме в запястье,
Пахнет так, будто в жизни никто не сказал слова "здрасте".
Пахнет давно брошенной рыбацкой снастью,
Пахнет льдом, снегом и замершим навеки пространством.
И ничего не остается,
Только ждать, чтобы вернуться.
Только к кому?
Никто не спрячет от меня вмерзшую в небо луну.
Меня не ждут, и никогда не скрипнет в доме половица,
Никто не скажет никогда, что хочет мне присниться.
Зима расправит свои плечи, нависнет над моим крыльцом,
Да что ты знаешь о страхе пред ее образом, ее лицом?
Пусть волосы искрятся, а сердце чуть горчит - привык.
Она - остатки песни. Или горло сдавивший крик?
Пусть северный ветер плетет на небе чудеса,
Я знаю, что мне нужно вперед, мне не нужно назад.
Беги!
Время любви.
Умри!
Запахнет, может, медвежьей...
Показать полностью
теплой шерстью и имбирем,
Тогда я на плечо залатанное вскину копье,
И я проснусь - в костре играет вереск,
Луна смеется неестественно и резко,
Исчезая, плетет рассветные кружева,
А я все слышу голос: "Он нужен нам".
Иду домой. Без шкуры зябко.
Я оставил ее у порога. Зря. Но так надо.
× Пришло новое сообщение