Странно... В голове столько мыслей. Некоторые порхают с лёгкостью мотыльков, другие ходят медленно и тяжело, как слоны. Но их так много что сложно отличить одни мысли от других, они так тесно сплетены, что их почти невозможно оторвать друг от друга, они как сиамские близнецы.
Стоит только попытаться вникнуть в нетерпеливые и звонкие вскрики или ясный и глухой шёпот мыслей, как тут же в голове пропадают все звуки. Не остаются даже тихого, немного скрипучего старческого бормотания.
А если пытаться записать свои мысли то получается ещё хуже. Опять же пропадают все звуки. Точнее, почти все звуки. Остается тонкий, как комариный писк и такой же надоедливый, но звонкий, въедающийся в голову, как тихий шепот под окном в ночной тишине, КРИК. Он заглушает все остальные звуки. Будь то топот уходящих прочь тяжёлых, слоноподобных помыслов или тихий весёлый смех порхающих мыслей. Даже вроде бы тихий, почти беззвучный плач, который прорывает КРИК постепенно сдается и уходит в самый дальний угол, в котором...
Показать полностью
пытается себя утешить, что бы не мешать.
Но КРИК не желает что бы слушали кого-то кроме него, даже если некого слушать. Становясь всё громче и громче, что бы не дать другим жить. Он знает что они вернутся. Вернутся рано или поздно, что бы заглушить его окрепшими дружными голосами. Но пока у КРИКА есть право на свою жизнь и на свой голос. Жаль, что он плюёт на остальных.
И вот он, КРИК, заняв всё пространство, начинает кричать. Да так громко и настолько тонко, будто старается разбить стекло окон. Всё можно вытерпеть кроме его тона и его сюжета.
Стол. Просто стол. Обычный стол. Как и у тысячи других. Стол. А зачем он?
Столько хлама на нём. Ручки без чернил, тупые или сломанные карандаши, которые лень поточить, разбросаны по всему столу. Куча полок, на которых должны лежать учебники или как минимум важные вещи, впустую покрываются пылью. Бисеринки разных цветов раскиданы. Голубые и зелёные, несколько чёрных и красных, почти прозрачные и жёлтые, не заметные на поверхности стола. Чёрный монитор, ставший серым от скопившейся пыли покорно стоит над такой же темной, поросшей пылью, клавиатурой. Чёрно-зелёная мышка стоит в углу, как будто в чём-то провинилась.
Открытая на середине тетрадь лежит в центре. Только на ней нет пыли. Да и под ней, наверняка, пыль не найти. Простая голубая пластмассовая ручка лежит параллельно горизонтальным линиям клетки, разделяя тетрадь по середине. Колпачок лежит чуть отдельно, словно боится нарушить их покой. Полный стержень чернил и чистая тетрадь лежат, не покрытые серой пылью.
Кто-то захотел записать что-то. Столько неизвестного: кто-то, что-то. А ведь можно намного точнее.
Я захотела записать свои мысли. Так и лежит чистая тетрадь и нетронутая ручка. Они не покроются пылью как всё остальное.
Мне нечего записать, ведь нет достойного этой тетради. И возвращаясь сюда, к этому столу, я протираю поверхность тетради и беру в руки ручку. Тут не было и не будет пыли. Везде пустота.
Мне нечего записать, ведь нет ни тетради, ни ручки. Даже пыли нет. Да чего уж там. Стол то где? С пылью или без пыли, уже всё равно. Тут просто пусто. Вокруг пустота.
Мне нечего записать, ведь нет мыслей. Да, к чёрту! Даже простых, не замысловатых мыслишек и то нет. Вокруг всего полно, но нет внутри чего-то. Я забыла впустить себя. Внутри пустота.
5
× Пришло новое сообщение