S1E1

Космос, черное полотно темной материи с вкраплениями мелких точек, сжигающих самих себя звезд. Снизу, из-за горизонта поднимается солнце, его свет голопом мчится вперед окутывая все объекты солнечной системы на своем пути.
- Личность. Чистое полотно медленно заполняющееся, маленькими кубиками, контактирующими друг с другом, они наслаиваются, замещают или прижимаются, становятся рядом. Кубики: знания, опыт, привычки, миллиарды случайных событий - песчинки формирующие одну единственную и неповторимую личность.
Изуродованная, заключенная в кокон, подобный клетке Земля затмевает солнце. Лезет вперед, отталкивая всех остальных претенденток, перед вспышками фотоаппаратов кричит «Любуйтесь мной! ЛЮБУЙТЕСЬ!». Любуйтесь, созерцайте уродливый ошметок мяса, некогда бывший прекрасной планетой прощающей все до поры, до времени. Огололенное ядро планеты, укутанное одеялом чистейщей энергии, сердце которое заставляют биться дальше. Сила гравитации, лежащего в коме земного ядра, сдерживает разорваную...
Показать полностью
на части земную кору. Она вращается вокруг сердца, как планеты вокруг солнца. Но из всех этих, небольших кусков земной коры, выделяются два размерами превыщающие все осталые, два куска размерами с континет Австралия. Оба обездвиженны, один примостился рядом с ядром, а второй впился в кокон, опоясывающий всю нашу бывшую планету, клетка которая должна не ограничивать, а защищать. Кокон как решетка забора, переплетение тысяч трубок и энергия в пространетве между ними. Она позволяет сохранить и поддерживать внутри себя атмосферу, способную поддерживать биосферу. Клетка ядра, как и кокон вокруг всей «планеты», соеденны десятком потоков энерги, поддерживающих циркулирующей энергией друг другу жизнь. Замкнутая система, без возможности выйти за пределы, поддерживающая жизнь на мертвой планете.

Комната заполненя едким запахом гниющих продуктов, мочи и блевотины. Мухи кружат в коктейле запахов, жужжа свою мерзкую симфонию. Запах, как газ скоро заменит собой кислород и его можно будет не только увидеть, но и ощущать. Горы мусора всех уровней разложения, мешают сделать шаг в какую либо сторону. Только один стол, выделяется, он чист, весь мусор с него скинули на пол, протерли мокрой тряпкой, капельки воды от которой, подрагивают от любых прикосновений к столу. На столе разложили как по алфавиту различные таблетки и пакетики с порошковидными веществами. В общем, наркотики всех цветов радуги.
Дверь комнаты открылась, пошатываясь не стесняясь запаха в нее зашел мужчина. Одежда на нем порвана, слишком велика, и свисает как тряпки. В руках он держит стул. В тот момент когда он оказался в комнате, заработал телевизор, занимая собой всю правую стену. Реклама со счистливыми лицами, и голос перепоняемый радостью: «И даже после смерти, помогай процветанию нашему городу! Подпиши документы, на посмертную переработку тела, накорми голодных!» далее в рекламе показывают наисчастливейших людей, молодых и старых, в конце маленькая девочка, своим нежным, ласкающим слух голосом говорит «Я помогу людям, а ты?» Под звуки телевизора, вальс исполняемый мухами и мигание экрана, мужчина не стесняясь грязи подошел к столу. Ножками стула проткнул мусор, и уселся за столом.
Глаза мужчины, бегали от одного наркотика до другого, от таблетки к таблетке, от порошка к порошку. Экстези? Нет. Амфетамин? Нет. Может менфетамин? Нет. Героин, кокаин, кислота, марихуана, метилфенидат, ЛСД, морфин, бетапродин, нет, нет, нет, нет. До характерного хруста, мужчина выламывал себе пальцы, на каждой руке, по очереди каждый. Прошло десять минут, а реклама на телевизоре не унималась, сейчас вот показывают то как плохо заменять органы или части тела имплантами, все эти игры приведут к наркомании, но это мелоч, бог откажется тогда от тебя, все откажутся от тебя, вера покинет тело и единственным другом останется гиена огненая в которой в одиночестве, вечность будешь гореть.
- Нет… Так не пойдет… – Мужчина шопотом озвучил свои мысли, закрыл глаза, и опустил руки в море наркотиков, устроил настоящий шторм, перемешивая препараты, так старательно разложенные. Как шторм угомонился, мужчина заглянул под стол, нашел и достал, бутылку с фиолетовой жидкостью, без каких либо опознавательных знаков. Отпил, зажмурил глаза от обжигающей боли в горле, левой рукой ухватил первый попавшийся пакетик, извлек пару таблеток и закинул их себе рот. Они начали путешествие к желудку, правда в горле застряли, тогда мужчина еще раз отхлебнул фиолетовой жидкости, протолкнул их дальше. Таблетки смешавшись с алкоголем, приятно обжигающим огнем, щекотали стенки желудка, из него на клеточном уровне проникая дальше в глубины тела. От наслождения зрачки расширились и начали закатываться, а веки как одеяла укрыли глаза. И не открывая глаз, мужчина откинулся на спинку кресла… которой нет. Потеряв равновесие, но все равно не открывая глаза он упал в горы мусора. «Скучно…», еле слышным шопотом, мужчина повторил: Скучно…
- Шерлок Холмс. Мои поздравления, вновь ты справился с моей головоломкой! – черный фон воспоминаний и в нем стоит два мужчины, друг на против друга. - Какая это уже? Десятая? Двадцатая? Или может сотая… я столько раз пытался тебя обыграть, что сбился со счета! И постоянно, «постоянно» ты превосходишь меня. Знаешь? Конечно знаешь, я ненавижу проигрывать, я люблю держать все под контролем, все, у меня, было под контролем с детства, а тут ты… по всем правилам я должен сейчас стрелять и стрелять себе в голову, пускать пулю за пулей, прямиком сюда. – второй мужчина, не закрывающий свой рот, говоряший слишком громко, что начинает все это раздражать.
- Не смог бы ты, себе, несколько раз выстрелить в голову.
- Вот, вот. вот по этому я тебя и люблю! Твоя прямота, ни каких эмойций, только логика. И со всей этой логикой ты приносиш в мою жизнь хаус! Рушишь, топчишь все идеи все планы! И это то что действительно мне нужно!
- Скучно.
- Скучно? А мне наоборот весело, так давай я пойду что нить такое зубодробительное придумаю, только для тебя, хорошо? А? подниму тебе настроение? Хорошо, друг?
- Друг? Знаешь ты не такой уж и умный, сколько ты со мной встречался, следил за мной, а так и не понял зачем мне твои загадки, почему я с тобой играю в игры.
- Дам, видимо с последней гловоломкой я сплаховал, раслабился. Не волнуйся я исправлюсь, что бы и тебе было хорошо. - Черный фон во время диалога, постепенно приобретает очертания помещения заполненного, трубами вдоль стен, масивными старыми компьютерами, с мигающими зеленными и краными лампочками, на грязном, потресковшемся беттонном полу в рестекающейся луже крови лежит девушка.
- Нет. Ни каких игр. Конец. - Шерлок, правой рукой поднял пистолет на уровень глаз профессора Мариарти. Указательный палец без промедлений, с лекостью солофанового пакета управляемого ветром, лег на курок, тем же легким движением, нажал на него. ВЫСТРЕЛ. Голова Мариарти, откинулась назад, тело покачнулось, из дырочки меж глаз побежала тонкая струйка крови.
- Очнись! - Доктор Ватсон, одной рукой придерживал платок возле носа, другой рукой тянул Шерлока за футболку, стараясь его растолкать.
- Отвали! Скучно… - эти слова вырвались наружу вместе с блевотиной, заляпав сияющие чистотой штаны Ватсона.
- Да какого хуя. Все, блять, с меня хватит! Хочешь уничтожить себя? Пожалуйста. – Доктор отпустил, все еще не пришедшее к нормальному состоянии тело Холмса в мусор, туда же где оно только что лежало. Развернулся, ногами расчищая путь себе от мусора отправился к выходу. – Эй урод, знаешь что… Пошел на хуй!
- Ску…ч… - Шерлок провалился дальше в глубинны своего разума. Но не на долго, через десять минут, поднялся на колени, не глядя схватил наркотик. Капсулу с небольшой иголкой, заполненной вязкой, мутной жидкостью. И ни как не задумываясь на автомате вколол в шейную артерию. Векки задражали, глаза начали закатываться во внутрь черепной коробки, и пока сознание не отступило до конца, Шерлок сделал несколько больших глотков фиолетовой жидкости…
- Урод что ты здесь делаешь? – в мутном видео фильме из разума, на лестнечном пролете, Шерлок стоял на ступеньках, подняв взгляд вверх, на своего компонента. Священник, высокий парень, коротко стриженный с идеальным загаром, прямая спина, в улыбке проступали белоснежные зубы, блестящая чистая одежда, идеально выглаженна. Он полная противоположность главному герою, Шерлок, сгорбившийся шуплый паренек, в помятой, не заправленной в штаны рубашке, на правом колене, дырка в штанах, волосы растрепанны, а кожа белезненно белая.
- Честно? Не твое это дело. Иди дальше, лифт заждался тебя. - Шерлок опустил взгляд, ко рту поднес что то похожее на инголятор, впрыстнул содержимое внутрь.
- Ты не охренел часом? Ты, знаешь кто я?
- Нет… - из рта, лениво выплыл белый, густой дым.
- Я…
- Не затрудняйся, мне это не интересно. - Боль, волной пошла от щеки по всей голове. Ноги подкосись, Шерлок упал на ступеньки и кувырком, полетел вниз. Инголятор, вылетел из рук и разбился о пол. Концентрированный, табачный дым как вода, по ступенькам покатился вниз.
- Меня, сука, зовут отец Па… - Священник, накинулся на лежачего, начал избивать Шерлока – руками, ногами. Остановился он только в тот момент когда нож вошел в его икроножную мышцу. Холмс, ударившись головой о пол, не растерялся и достал из кармана нож, воткнул в ногу, которая в этот момент, со всей силы била его в грудь. Провернул, разрезая еще больше волокон мышц, кровь брызгнула в сторону. – Ах, ты ублюдок! - храмая, с ножом в ноге, святой отец, отпрыгнул в сторону, рукой хотел ухватиться за ручку. И как только, священник отошел в сторону, Шерлок поднялся, прыгнул на противника сталкивая его вниз, дальше по лестнице. Опустившишь на пролет ниже, он рывком вытащил нож, за лезвием, в догонку, вылетела струйка крови, замахнулся и проткнул шею, следом еще раз, и еще.
Холмс с трудом открыл глаза, тело налито свинцом, приложив все свои усилия он поднялся, ощущущая под собой твердую почву. Впервые за три месяца, голова не болит, все ясно, как никогда.

Шерлок Холмс - вернулся. Он стоит посреди крыши двухсот этажного здания, с видом на поле таких же высоток, устремляющихся во все четыре сторонны, вдаль на десятки километров. Над головой, за тонким слоем облаком, видно кокон опоясывающий остатки планеты. Вся грязная одежда Шерлока, которую он не снимал неделями, исчезла, сейчас на нем классический костюм. Он рассматривает себя, пораженный изменениями, вспоминает и ищет зацепки которые смогут подсказать о том что произошло. Но в голове пусто, зацепка в двадцати метрах от него, написанна краской на крыше. «Так, давай определимся сразу с несколькими вопросами. Это сообщение ты оставил сам себе. Тебе было скучно, вот и я, точнее ты сам себе придумал загадку. Которую надо бы разгадать. Уловил суть? Конечно, уловил, ты же умный. Направляйся в 17 участок, на улицу 1053, дом 234-17, за первой подсказкой.
И что бы, ты не мучался, у тебя нет второй личности, я это ты же, только под действие коктейля из наркотиков. И еще, как ты уже заметил, по правую сторону стоит растворитель, что бы уничтожить эту надпись, нам же не нужны улики.
В общем - развлекайся».
Сообщение, выполнило свое задание, Шерлок заинтересовался загадкой, губы отображающие последнее время только отчаяние, приобрели форму улыбки. И не теряя ни одной секунды, он принялся уничтожать улики. Растворитель справился со своей работой на раз два, и Шерлок, направился к выходу с крыши, дальше в лифт, где за место стен разбитые телевизоры, томительное ожидание спуска вниз, и вот она улица. Теплый, потрескавщийся, пропитаный десятком слоеев граффити асфальт; дорога, и десятки гниющих автомобилей на ней; рекламные щиты, с социальной рекламой, ни чем не отличающейся от той что была у Шерлока в квартире; люди медленно идущие по делам, не произнося не единого слова. Вокруг только метал, бетон и мясо, разных степеней разложения.
Адрес указаный в сообщении, это квартира доктора Ватсона, и зная точный путь к дому своего друга Шерлок ни на что не отвлекаясь пошел к станции метро. Ланшаф, по пути не изменялся, пока главный герой не вышел на часть улицы, где некогда, несколько лет назад был парк. Из всех деревьев что там были, стояло только одно, и время его не щедило. Его величие кануло во времени, сейчас оно больше походило на статую из песка, если до нее дотронишся, она рассыпится. Дерево окружила кучка людей, все они подняли головы вверх смотря на ветки, аккуратно обвешенные старыми листкми бумаги, на которых красками были нарисованны зеленные листья.
Эта картина Холмса не заинтересова, есть более важная загадка, просто проходя мимо, он посмотрел на все это, и пошел дальше к ближайшему зданию. По мимо него, на остановке сояло еще двенадцать человек. Рашьше Шерлок, всех рядом стоящих людей анализировал, но и они не интересны ему сейчас. Тридцати метровая пристойка, рядом с небоскребом, смотрится как пылинка, она сейчас раскрылась и из земли на улицу вылез вагом поезда, двери разъехались в стороны, и тренадцать человек вошли внутрь. Закрыв двери, вагон опустился на ветку метрополитена, контакт колес с рельсами - вперед до следующей остановки. В вагоне, так же везде играла реклама, к ее звукам добовлялось монотонный стук колес о рельсы и ни каких звуков, человеческих голосов.
- Ирвин, прекрати, пожалуйста… - Не большая детская комната, все вещи разбросанны не многочисленая мебель разбита. На стенах, на полу - везде красовались десткие каракули «Хватит лжи», и маленький мальчик в этом свинарнике, сидит держа в руках нож. Мать мальчика, вытерая слезы рекой разлившиеся по лицу, медленно, осторожными шагами, дикого животного, пытается подойти к нему.
9
× Пришло новое сообщение