Есть у меня знакомый математик Славик. Человек исключительно веселый.

Особенно если слегка примет на грудь. Его супруга — известный в городе педиатр. Увлекается фитотерапией. С некоторых пор является также семейным врачом нашего клана.

Вечером перед утренником, посвященным русской поэзии, закашлял мой племянник-третьеклассник. Зашли к нашему доброму педиатру. Она стала настаивать какие-то немыслимые травы — часа примерно два. Все это время муж-филолог, запершись в своей комнате с моим племянником, о чем-то с ним беседовал. Уходя от них, у меня в кармане булькал настой от кашля, а на лице племяши играла загадочная улыбка.

Утро. Школьный зал. Букеты. Портрет Пушкина. На сцене — мой племянник.

Пошаркал ножкой, кашлянул, и звонким фальцетом начал:

"Однажды в студеную зимнюю пору

Сижу за решеткой в темнице сырой... "

В зале — недоумение. Учительницы переглядываются. " Гляжу — поднимается медленно в гору...

Вскормленный неволей орел молодой... "

Недоумение в зале перерастает...
Показать полностью
в восторженный гогот. Зал аплодирует.

В овациях тонет следующая строфа:

"И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Мой грустный товарищ, махая крылом

В больших сапогах, в полушубке овчинном

Кровавую пищу клюет под окном... "

Директор школы поднимает руку:

— Гарик, что ты читаешь? Пушкина или Некрасова?!

— Я читаю вам два в одном,

— отчеканил малец.

— Так нельзя, Гарик. Продолжай только одно.

Гарик (доставая из кармана бумажку и с надрывом читая содержимое):

— Х$ево реализована ваша многозадачность, мадам...

Но это еще не "занавес"... "Занавес" был вечером, когда с надраными ушами в углу сопел несчастный Гарик...

Позвонил Славик и сказал:

— Слушай, я узнал, что директор твоего племяши — мой однокашник и решил над ним приколоться... Надеюсь, ничего особенного не произошло?!
× Пришло новое сообщение