Когда-то давно, над землей, был могущественный человек по имени Бальво.
Бальво был Богом, который предпочел скрыть себя, в своих садах и замках.
У него было два сына, Самаэль – он был божьим ядом, вечно пытался кольнуть отца, ослушаться и обидеть. Брюнет, с черными длинными прямыми волосами, как кровь красными глазами, как хищник с оскалом место улыбки, как прекрасное Божество очень красив и как аристократ бледен.
Кахабиэль – был звездой отца, отрадой и верой в светлое будущее, угождал отцу, был робок, но не приклонен. Большие голубые глаза и белые укороченные волосы, что развивались игриво ветром, запутываясь без конца.
Самаэль и Кахабиэль – такие разные, но родные браться, для каждого из них отец выделил свой уголок рая, как и завещала их мать Азраила, которая была убита в родах второго сына Самаэля.
Самаэль жил в самом темном углу рая, куда ели как пробирался свет, где царила тишина и не пролетала не одна птица, где были яблони и ничего кроме их, маленький Бог был уверен, что поедая...
Показать полностью
яблоки он становится грешнее, любого грешника, что есть на земле.
Кахабель же, жил в самом светлом месте рая, где бегали кролики и летали птицы, где был водопад и вечное солнце, под которым молодой Бог напевал песни и рисовал, узоры на воде.
Бальво смотрел на сыновей и не мог нарадоваться, какими же они стали, за эти 21 век, которые так быстро пролетели, пора бы и жениться, но на ком?
Все богини уже давно заняты, да и кто же отдаст свою дочь за Самаэля?
Кто захочет, обречь свою дочь на страдания и муки? Никто.
Призадумался Бальво, взглянул на сына, что безжалостно вгрызался в шею белому еще живому кролику и вздрогнуло его сердце, он вырастил монстра. Нет, Самаэль родился монстром.
И решил Бог, призвать к себе старшего сына.
- Кахабиэль, сын мой, властитель рая над землей, скажи, что скажешь ты о братике своем? – Спросил Бог, глядя на чистые глаза ребенка, что стал таким большим.
- Да, что сказать, он дик и не людим, жесток и безобразен, а ты отец смотрел в его глазах, там тьма, он ей отравлен! Молю тебя отец, отправь его на грешную землю, пускай он там себе отыщет свет, раз тут в раю не видеть света! – Сказало старшее детя.
- Но как же сын мой, ведь он мал, он младше тебя и глупее, ему всего ведь век 19 пошел, куда же я его из дома поганю?! К кому? И как скажу об этом я ему?! – Разгневоно Бог на сына глядел и думал, что сын несет полный бред.
- Но батюшка милый, Мой Бог и мой свет, он уйдет к деве, что смотрит как он!
Я видел как Самаэль, ночами выходит смотреть на нее, ее зовут Наама, что значит – искусительница, Богов и простых смертных. Она красива и умна, она остра на свою речь, но а глаза, ее глаза, они холодны и несут смерть, отправь отец его на землю, пришли для девы той ее, пусть счастлив будет милый брат и я тут буду, за него. – Рассказывал, опять же сын, что первый был рожден у Бога.
- Ну пусть, ступай моя звезда, велю прислать мне брата твоего, пускай придет хоть раз за век, хочу сказать ему прощай. – Чуть с грустью Бог проговорил и выгнал сына вон.
Кахабиэля сердце жгло, ведь он любил Нааму, она его свела с ума, при первой встречи их.
Ей было ведь тогда всего 15 лет людских, а Бог тогда уж молодой, по достижение 18 веков, на землю послан был. Он целый месяц там прожил и эту деву полюбил, но был отвергнут и убит, он как изгнанник, был отшит. За сердце Кахабиэль взялся и к брату он пошел, он ели сдерживая слез пророчил, пару фраз.
- Иди, отец тебя зовет, сегодня праздник твой, тебя отправят в ад земной, за девой твоих грез. – Ушел с закрытыми глазами, чтоб не смотреть на смерть, которую его баотишка принес зверьку зубами, ну как же можно любить есть, что зверя загрызали?!
Самаэль не ожидая, к отцу стремительно бежал и радости в нем и горе все прошло.
- Ну что отец, пришел мой час с тобою распрощаться?! Моя богиня ждет меня, не стану оставаться, давно я уж за ней слежу и сердце замирает, прощай отец, я не вернусь, я с ней в аду останусь! – Кричал помладше Бог.
- Ну, что же сын, не смею врать,
прощаться с тобой стану, ты береги себя коль мал, а я следить уж стану. – Проговорил отец и ели как, коснулся сына робко, Самаэль ведь не любил прощаний этих долгих.
Отец взглянул на сына и одарил его, вещами, что с шипами, ботинки страшные дарил, железо всаживал, жалел, но ничего не говорил с сынишкой попрощался.
Самаэль, смотрел на себя нового и восхищался, ох какой! Под деву свою созданный.
Телепартация, прощай, мой сын, мой брат, что другом названный, но помни месяц у тебя.
Но Бог что молод очень был, махнул рукой родне, какой там месяц, если он на землю был спущен.
Он побежал по всем местам, он пил в них алкоголь, его путаны обвивали, приятных игрищ представление, телесное здесь наслаждение.
И Секс и алкоголь и рок-н-ролл, все как он видел там с небес.
Он за день опробовал буквально все и блеск в глазах исчез.
И что хорошо, тут в том, что шлюхи в барах есть? И секс уж с ними не хорош, ведь их тела для всех.
Но алкоголь, на вкус хорош, его бы пить и пить, он там дурманит Богу мозг, что он забыл как жить.
И рок ударил в голову, Бог пропил все за день и денег, что ему давал отец, он быстро прогулял.
Ну, что куда теперь идти? И где искать ту деву? Ох, этот мир, он так прогнил, что Бог тут даже спился.
Наама, ну где ты, родная ответь?! Молчишь? И молчи, наверное ты такая же как и те в баре.
И шел Самаэль по дороге пустой, витрины, дома и машины и лица, что злые вечно менялись.
И тут что-то стукнулось ему по спине и тихо так прошептало, «простите, господин, я не хотела, ведь правда», большие глаза, дорожного цвета смотрели в с кроваво-красным оттенком.
- Ты кто? – Как-то грубо Бог позвал, голос – Мне имя твое, нужно и знакомо?!
- Наама я, сэр, не ругайте меня, я разносила по домам вот газеты, возьмите одну? – Тихонько говорила она в пустоту.
- Наама? А знаешь, давай помогу? Мне все равно дел не дал мой отец, хоть время с тобой проведу.
Делившись газетами, оба пошли, в дома и квартиры стучаться, так долго и грубо с нашим Богом никому не приходилась общаться.
И слали и били, в дома не пускали, работа такая, но они понимали, без этого денег не будет совсем, а жить как-то надо, Ведь Бога-то нет.
И Самаэль был Наамой в дом приглашен, как преданным другом на век назван, она объяснила, почему бога нет и тогда Самаэль возненавидел себя на конец.
Он девочку хрупко к себе прижимал, когда она спала уткнувшись в плече, он думал так много, что затуманил свой взор.
Ну где же отец, а где же был он? Когда наблюдал, за нее во сне? Как пропустил много тягостей жизни? Я тебя не покину, никогда не покину.
- А хочешь я в рай тебя заберу? – Спросил Бог на утро, свою путеводную звезду.
Звезда рассмеялась, сказав рая нет и рай – это место, что здесь и сейчас.
А после ведь будет, одна злая смерть с пустотою навек.
Тогда, Бог спросил – Чем мне помочь? – Побудь со мной рядом и эту ночь, мне с тобой хочется словно летать, мне с тобой знаешь, не страшно крылья, которых нет потерять. Ты не такой как эти вон все, ты что-то другое, посланное с небес.
Бог промолчал, он смотрел ей в глаза, сколько жизненной боли поведала она?
Он о любви ей говорить не старался, просто был рядом и ее не касался.
Она для него была розой из сада, для секса здесь присутствовали путаны.
Она для него, как принцесса, из замка, ей любоваться и в любви признаваться.
Прошел ровно месяц, воззвал сына отец, но сын не ответил, игнорировал отца.
Бальво разгневался и простился с сыном, ах раз не нужен тебе твой отец, так и оставайся ты смертным щеглом.
Парень, не Бог проснулся однажды и понял, что больше не Бог и никто, он смотрел в небо, не видя его.
Он в нем не видел, не рая, не брата, он смотрел в верх отличая цвета, небо то синим, то голубым отливала.
- Наама, а знаешь, я ведь скоро умру. – Куря сигарету, заявил Бог.
- Ты не умрешь, что за глупость и вздор? – Ударив мальчишку тихонько по лбу, она целовала его приобняв.
А он ведь все думал, за что так отец, выгнал из рая и крылья забрал.
- Эй, дорогая, а знаешь я бес и место мое ведь в
страшном аду.
- Тогда забери меня с собой в ад, ведь жизнь на земле без тебя пустота.
- Тогда обещай меня любить вечно.
- Я обещаю, мой милый-родной, только возьми меня с собой.
Бог улыбнулся, деву обнял, оба пропали.
Но говорят, что они попали в ад. (с)
21
× Пришло новое сообщение