Интервью с Виталием Сундаковым (часть 2).
Первая часть тут: http://surfory.com/news-5476fe931f395de9488b456f

Сундаков: Не факт, что это их устроит. Вот я приду к вам домой и скажу - я буду лежать на этом же диване, где и вы, пользоваться теми же вещами, которыми вы пользуетесь, вашим полотенцем, чтобы быть как можно больше похожим на вас. Когда вы становитесь другом, лучшей подругой, тогда уже и под одним одеялом и из одной чашки, правильно? Поэтому обычно бывает по-всякому. Нет готовой концепции. И где-то нельзя переодеваться, где-то нельзя перешагивать черту, где-то можно, а где-то, если ты этого не сделаешь, ты погибнешь. И для этого у тебя должна быть не только звериная интуиция, но и ум, опыт, хотя ум и опыт - это последнее дело.

Вопрос: А как вы выясняли, где вот эта черта находится, которую нельзя перешагивать?

Сундаков: Дерсу Узала, когда его спросили: а солнце для вас что? - ответил: глаза есть, посмотри! Вот как? смотрю, слушаю. Мы же всегда знаем, нравимся мы человеку или...
Показать полностью
нет, вызываем у него отторжение или не вызываем. Когда ты живешь все время? чаще, чем другие, в мире реального, то реальные чувства, реальные энергии, реальные жесты - они, в общем, как бы очень быстро читаются, они очень понятны. Тем более что там никто не хитрит, там нет смысла, это невыгодно. И мы это понимаем, читая умные книжки, что невыгодно говорить неправду. Что невыгодно мужественно дружить, но тем не менее продолжаем. Вот я билль о собственных правах как-то написал, не знаю, сколько лет назад. "Я запрещаю себе мужественно дружить!" Да, однажды я пришел к пониманию, что не следует поддерживать отношения, которые мы когда-то поддерживали: учились вместе, общались, но если сейчас ни я не интересен человеку, ни он мне, что же я должен агонизировать. Вот такая вот история. Да, и ты просто это понимаешь, просто знаешь, как ребенок: на одного посмотрит и улыбается, на другого - плачет. Или мы чего-то боимся. Боимся мы чаще всего чего? Боимся того, чего не знаем. А пройденная опасность безопасна. Вот чем больше ты их оставил за спиной, тем, казалось бы, должна быть безопаснее твоя последующая жизнь. Но обычно бывает по-всякому. Потому что опыт, например, как говорил Конфуций, - это фонарь, который висит у человека на спине и освещает пройденный им путь. Ну и смысл. Я вчера был моложе, ситуация была здесь совершенно другая, ну и т.д. А если я буду опираться на этот опыт - я прошел по этой доске сегодня, и через три года эта же доска через пропасть лежит, я опять по ней пойду? Я по ней уже ходил, она уже гнилая! И этот опыт мне никак не поможет. Наоборот, он будет очень опасным и вредным. Вот поэтому опыт тоже не самое главное. Самое главное - это интуиция. Не интуиция, а прямое видение даже. Потому что то, что мы называем интуицией для нас, жителей городов, там является как бы постоянной константой. Не надо обращаться куда-то, лезть в бессознательное, там, или интуитивное. Оно на поверхности. Это мы его загоняем все время, загоняем. Нам нравится, не нравится. Не нравится - а мы делаем вид, что нравится. Невкусно - мы промолчим. Мы можем сказать человеку "пошел ты!" или "ты мне неприятен". А сказать "я тебя люблю" - как-то у нас с артикулярным аппаратом сложно. Хотя почему нет? И почему, если ты сказал человеку "я тебя люблю", а завтра скажешь "а сегодня я тебя не люблю", - это плохо? Мало ли почему это? Вот это все непросто. И тебе нужно или приспосабливаться, или как бы формировать в себе грубость.

Вопрос: А вы можете все-таки объяснить по поводу опыта, потому что мне кажется, что как раз в вашей жизни это и есть как бы ключевая основа всего, что вы делаете. А вы говорите, что он не важен.

Сундаков: Нет. Нельзя на него полагаться полностью. Он важен, но нельзя полагаться полностью, понимаете, потому что он меняется. Один чиновник был хороший, во второй раз, может, лучше не идти к чиновнику, а пойти к бандитам, чтобы попасть в этот регион, потому что, да, в Колумбии, в Боливии безопаснее тебе будет, если ты будешь с этими ребятами. А там - лучше вот с этими ребятами. А опыт тебе показывает, что? А если ты и туда поедешь, и придешь там, не знаю, в Америке к бандитам и скажешь: "Давайте мне то-то!" - у тебя могут возникнуть проблемы. Или там - есть не есть, пить не пить. Ну все время просто по-разному, люди разные, законы разные, страны разные. И вот этот опыт, это такая сложная штука? Вот однажды - я поел в городе, у меня заболел живот. Больше в городе есть не буду. Можно сказать - в городе. А можно сказать - в кафе. А можно сказать - в "Макдоналдсе". А можно сказать - гамбургер. То есть поточнее. И т.д. И я все равно не скажу, что теперь я не буду никогда есть, там, не знаю, рыбу. Я не буду ее есть в этом ресторане, или именно такую, или именно под таким-то названием, приготовленную таким-то образом. И т.д.
То есть опыт тоже можно классифицировать. Вообще, вот эта система файлов, директорий, папок - важная такая штука, очень удобная. Вот мы говорим, к примеру, непорядочный человек - это человек, внутри которого нет порядка. А нужно навести этот порядок внутри себя. Это не связано сейчас с очисткой организма. Я имею в виду ментальные истории. Что, дескать, вот это для меня совсем неприемлемо, никогда. Нет. "Никогда" слово вообще не надо употреблять. Но вот сейчас я точно знаю: я это не люблю. Это недопустимо. Это мне нравится, к этому я стремлюсь. Надо начать с каких-то самых простых вещей. Вообще, путешественнику чаще, чем любым другим людям, задают три вопроса. А они на самом деле самые главные для всех людей. Кто ты, откуда и куда? Вот если ты себе на них не отвечал, ты не вполне человек, да. Кто ты, откуда и куда? Вот, например, даже простая история. Возьмите и напишите себе на бумажке ценности и перечислите собственные ценности. Или цели. Рядом напишите - цели. Перечислите собственные цели. Потом сдвиньте эти две бумажки. Пусть их будет десять, пятнадцать или двадцать. Столько, сколько пишется, столько и надо писать, думать, писать. Неделю можете. Потом рядом положите, посмотрите, здесь - цели, здесь - ценности. И вдруг вы с ужасом увидите, что ваши цели никак не совпадают с вашими ценностями. Вам это не нравится, а вы к этому стремитесь. Или наоборот - вам нравится, а в целях у вас этого нет. Начинайте наводить здесь порядок. Потом по приоритетам их расставляйте, цели и ценности. По важности. Вот деньги, например. Деньги нам с вами никому не нужны, а нам нужно с вами то, что мы хотим на эти деньги приобрести, потому что это эквивалент некой энергии материальной. Так вот и думать надо не о деньгах, а о том, чего мы хотим. Но еще вернее думать не о том, чего мы хотим, а зачем нам это нужно, потому что вдруг окажется, что и это не нужно нам. И человек тот, или та цель, или та мечта, или та среда, или то ощущение придет, минуя эти деньги и симбиозы в достижении вот той цели. А цель - раз - к тебе и пришла! И будь готов ее принять. Мы не успеваем до нее добраться, потому что по дороге теряем много сил, крови, друзей, жизни, времени, средств. И - step by step, step by step - вот туда надо заглянуть. А чтобы за горизонт заглянуть, нужно его эфермировать. А для того, чтобы это сделать, надо об этом думать. Думай, думай, думай: чего же я хочу, вот что мне важнее, мое ощущение состояния обладания или обладание? Потому что иногда состояние обладания значительно важнее, чем само обладание. Ты стремишься, чтобы у тебя нечто было, а когда оно появляется, оно приносит тебе только хлопоты, удовлетворяется лишь какая-то маленькая часть, что у меня теперь это есть. И тут же начинает работать некая сигнальная система - расскажи об этом всем! У меня есть, у меня есть! Для тебя, оказывается, это самое важное было - рассказать всем. Так скажи, что у тебя уже есть. Не надо тебе это добывать. И получи этот химический состав как бы в свой мозг и посмотри, что от этого изменится. Как правило - мало что. А в другом случае - наоборот. Ты понимаешь, что приобретение чего-то будет доставлять тебе хлопоты, но для тебя это важно, необходимо, как человек, как вещь. И тогда ты признаешься себе в этом. У меня есть один знакомый, который говорит: приняв решение, прими его! Мало принять решение. Надо еще принять его! Мало пожелать чего-нибудь, сказать: да, точно мне это необходимо, нужно, поставлю в правый угол, повешу на стену, положу к себе под одеяло, засуну в холодильник, повешу на стенку - то есть смотря чего ты там хочешь. Все! Готов? Готов! Ну, тогда отбрасывай одеяло, открывай холодильник, шкаф - принимай, сейчас привезут. И привезут через день, через? Сначала - через месяц, потом - через неделю, потом - через день, а потом - только подумал, и уже принесли! Как только ты научаешься быть волшебником, тогда у тебя любое желание соответствует действительно твоей потребности. Оно создано. Ты понимаешь, зачем тебе это нужно. Вселенная сразу говорит "да!". А то вокруг летало у меня тут - и велосипеды, и машины, и девчонки, и страны, и дипломы, и деньги, и прочее. И я про одно подумаю - начинает это все время пропихивать. Я про другое - отталкиваться, про третье? И так ничего сюда и не попадает. Или у меня все захламлено. И надо, чтобы меня или ограбили, или чтобы все сгорело. Невозможно съесть еще что-то, когда желудок полный. Надо выкинуть, освободить его и съесть. Так вот, это пространство должно быть свободным для того, чтобы принять любой из даров, количество этих даров, которые вокруг тебя летают, нужно как-то ограничивать, да, и тогда они хотя бы поэтапно будут к тебе приходить, а не стукаться друг о друга, не имея возможности появиться. Поэтому любая мечта приходит к нам силами на ее осуществление. То есть она должна быть ясно построена - зачем мне это нужно.

Вопрос: Можно вопрос? Несмотря на вашу интуицию, опыт, то, что вы сами в этой среде варитесь, были ли у вас какие-нибудь конфликтные ситуации? Если были, как вы из них выходили?

Сундаков: Да, конечно? Это тоже по-разному. Тоже по-разному. И как же не были! Если бы у меня не было отрицательного опыта, то никакого опыта не было бы, потому что только отрицательный опыт является обучающим. Хорошее и приятное нас ничему не учат. Но ты должен замечать это неприятное как можно раньше. Потому что сначала тебе - тык-тык-тык, постукали, потом - дын-дын-дын, потом головой - бац? Не понимаешь - на еще, не понимаешь - на еще. И если жуткая проблема, значит, ты проморгал десять раз сигнал этот. А как только ты почувствовал их - начинай думать, что произошло, что ты сделал не так, не туда пошел, не с тем заговорил, кого-то обидел, что-то где-то скривил, покривил? Главное - не кривить душой. Вот что самое главное? Жить по совести. Но совесть - это не шкала морально-нравственных цен, не кодекс строителей коммунизма. Совесть - это, я бы сказал так, мерило искренности моего собственного "я". Я всегда знаю, хорошо или плохо я поступил. Я всегда знаю. Вот чем больше я оправдываюсь - ты представляешь, какая она или какой он, вот я ему, а он мне, я ему, он мне, нет, ну ты представляешь?! Значит, я точно не прав. Вот я точно не прав. И я пытаюсь. Мне все говорят - да нет, да нет, да нет? А один кто-то - да! И я говорю - точно, ну ты молодец, какие же все идиоты, я им объясняю, объясняю. Я жду все время подтверждения того, что я прав и т.д. Вот как только тревога какая-то такая появляется - найди причину. Нашел эту причину - выясни, почему она тебя беспокоит, откуда это пришло, разбери эту причину, устрани ситуацию. Но именно этот опыт и является для тебя важным, ради него ты сюда и пришел, то есть - научиться жить в качестве мыслящей единицы планеты Земля.

Вопрос: Но я бы хотела конкретизировать. Я имела в виду конфликтные ситуации с другими племенами, людьми и вообще странами. То есть, грубо говоря, страна вам никак не дается, или племя, или люди. Вот именно этот конфликт.

Сундаков: Нет. Никогда.

Вопрос: То есть всегда все легко?

Сундаков: Нет, ну почему же легко. Я, конечно, готовлюсь. В одном случае иногда по нескольку часов готовлюсь. А в другом - несколько лет. Это зависит от ситуации. У меня пять-десять проектов в работе, это не значит, что я их десять все реализую. А может - какой-то завтра реализую? Но бывают, конечно, конфликты, раздражение, депрессия - конечно, конечно, все это бывает. Кстати, депрессия связана с тем, что все могу - а кому это надо? И надо ли это мне? Начинаешь париться. Конфликты, когда ты пытаешься сделать кого-то счастливым? ну, взял за галстук и объясняешь - что же ты не понимаешь? Если человек не понимает, мне жалко, чем ближе мне человек, тем мне как бы хочется быстрее ему это показать, объяснить, сказать - ты попробуй, сделай так, так, и все быстро очень получится. Начинаешь его пинать, толкать - к счастью! Нельзя этого делать! Конфликты появляются? А не замечать, не обращать внимания, смотреть, как у человека не получается, и говорить - у-у-у!.. А чувство неудовлетворенности возникает чаще всего оттого, что мало сделано. Вот прости-прощай, убитый день такой, да, вот если я вечером думаю, что не продвинулся к цели, не получил ни нового знания, ни новых навыков, ни выводов, ни один проект ни на шаг не продвинул или просто не отдохнул, делал вид, что отдыхаю, а на самом деле еще больше устал, да, - то есть вот тогда мне нужно встать, еще написать три строчки, или что-то дочитать, или кому-то позвонить, или что-то сделать, гвоздь забить, покрасить, не знаю?

Реплика из зала: Деятельность.

Сундаков: Что-то продвинуть хоть на шаг, чтобы понимать, что этот день у меня не пропал зря. Для меня. Потому что он меня приближает к тем целям, которые я уже прописываю, корректирую. Раз в неделю заходишь, смотришь - по приоритетам не изменились они? Нет! Ты действительно хочешь этого по-прежнему? Да! Что ты делаешь для этого? И делаешь ли что-то? Ну, вот так.

Вопрос: А религия вообще как во всем этом деле участвует? И участвует ли?

Сундаков: Непосредственно участвует. Можно вопрос точнее?

Вопрос: Как вы относитесь к религии?

Сундаков: Хорошо.

Вопрос: Вы верующий человек?

Сундаков: Да. Потому что сейчас я отвечаю на ваш вопрос. Потом будет сложнее - будете отвечать вы на свои вопросы. И вот как только ты точно задал вопрос - ты точно получил ответ, он придет через пять минут. Я просто проиллюстрировал эту историю, теперь отвечаю. Я имею Константиновский орден Святого Георгия, Далай-лама четки мне свои на шею повесил, я исламский святой - исламский эмир дал мне имя Бахтияр Абу Райхан ибн Аль Беруни, и при этом я не мусульманин. Это тоже прецедент. Я духовный внук верховного вождя племени мексиканских индейцев уичолей. Да, я единственный европеец, который пять лет там провел, учился у жрецов племени и стал духовным внуком верховного вождя. И так в каждой из религий. То есть все в одном. У бога разные имена, разные представления о Создателе. Можно говорить - бог. Можно говорить - вселенский разум. Абсолют, ноосфера и т.д. Разные имена. Но от того, что ты пьешь или не пьешь, как складываешь ладошки, что надеваешь, в какое архитектурное сооружение ходишь - суть не меняется. Но? Я не верю - я знаю. Просто, как говорил генерал Эйзенхауэр, в окопах не бывает атеистов. Когда человек часто оказывается на грани, а я часто? И этим не надо хвастаться, это плохо. Если ты эксперт, специалист и ты на грани, то значит, что-то ты не так делаешь. Но я же не сразу им стал. Однозначно одно: когда ты видишь, как работает Вселенная, - это самое потрясающее ощущение, когда ты видишь, как работает закон внутри, что вот сделал - произошло, подумал - реализовалось, пожелал - получил. Это такая фантастика потрясающая! Вот для этого надо выполнять какие-то параметры, тогда это все заработает. Потому что нельзя одновременно и туда, и сюда, и думать, и не думать, и делать, и не делать, и хотеть, и нет?

Вопрос: А вот это понимание закона всем доступно, как вы думаете?

Сундаков: Да, доступно-то, конечно, всем, это абсолютно. Это очень несложно? (общий разговор)

Сундаков: Просто надо начать практиковать, пробовать, думать, потому что мы же сколько интересных книг знаем, мы прочли, впечатлились, посоветовали другу, но ни шагу не сделали, чтобы перепроверить прочитанное, поработать с этим. Но прежде чем работать, подумайте: а нужно ли это вам? Нужна ли вам телепортация, телекинез, искру из пальца выжигать, если зажигалка есть? Не надо на это время тратить. Да, зачем мне это нужно? Ну удивишь ты кого-то пару раз. Но ты на это двадцать лет положил. Зачем? Сделай это зажигалкой. Вот такие штуки. Просто надо начать размышлять.

Вопрос: Вы говорили про то, что в любом доме, в любой стране вы чувствуете себя своим. У меня сразу возникла такая ассоциация с понятием "человек мира". Вот все-таки - почему вы строите Славянский Кремль у нас здесь, в России?

Сундаков: Почему я строю Славянский Кремль? Потому что меньше всего на свете мы, что самое обидное, знаем о славянской культуре. Это самая волшебная, самая глубокая, самая уникальная, самая интересная культура. И меньше всего мы об этом знаем. Потому что нас учат любить по-иноземному, одеваться, драться, есть, бизнес вести, дела и т.д. - все по-иноземному. А все отсюда произросло. Боги говорили на русском языке, да, религии отсюда все произошли, из реки. Поверьте мне, а потом начинайте копать, и вы убедитесь в этом сами.

Вопрос: А что в этом аспекте, как вы считаете, происходит сейчас с Россией, в какое будущее идет Россия, есть ли оно?

Сундаков: Вы знаете, я не очень хорошо понимаю вообще, что такое Россия. Есть люди, есть территория, есть законы, есть архитектура, есть история, прошлое - но не очень понимаю на самом деле. Вот у меня есть такие строчки: "Мне бы родину найти, чтоб с собой не унести!" Я не очень понимаю, я долго думал: что такое родина? Ну, какие-то устраивающие меня варианты я себе попридумывал на этот вопрос. Потому что, когда мы говорим о России, то сколько там лет этой России? "Русские" в 1918 году в первый раз в паспорта написали "русские", при советской власти, а до этого такого слова не было - "русские". А нам кажется, что? А в Русь в конце XVII - начале XVIII века два города входили - Москва и Рязань, все остальное была Тартария. Но мы же совершенно другую историю знаем. Поэтому мне для того, чтобы ответить на, казалось бы, простой вопрос, нужно сначала договориться о терминах, про какую хронологию мы говорим, про какую Русь, что мы имеем в виду, когда говорим о России, - язык, антропологию, государственные границы, конституцию? Вот не ерничая, по-глубокому, чтобы поговорить. Намечайте тему, давайте, если я в России, то я приду и с удовольствием поговорю на какую-то из тем. Но любая из тем требует того, чтобы мы договорились о терминах. Чтобы оценить что-то и говорить, допустим, о космогонии. Или вот пример. Ну простой, один, да, вот славяне? сейчас даже не буду рассказывать, кто такие славяне, откуда произошло это слово. Ну, как бы древние люди, живущие на этой территории в колыбели цивилизации, и ныне существующие три мира, вы слышали о них. Здесь они, на этой территории, назывались - мир Яви, Нави и Прави. Мир Прави - мир святых, светлых богов-предков. Мир Яви - явственный и зримый мир, мир Нави - потусторонний. Славяне славили мир Прави, мир светлых богов-предков и назывались "православные" - "славящие мир Прави". После насильственного принятия христианства на Руси на Втором Соборе Никон издал указ: впредь вместо "правоверные христиане" говорить и писать "православные", потому что православие воевало с христианством. Александр Невский собирал Русь православную на бой с воинством крестовым, с крестоносцами. А первый указ звучал так: "иноземцев и иноверных русских православных, хулящих Христа и его апостолов, жечь железом и казнить!" - русских православных, хулящих Христа и его апостолов? Ну, как это? Поэтому даже православие, скажу я вам? это совсем про другое мы говорим. Плохо ли христианство? Да подождите, христианство есть вон какое, вон какое и вон какое. И то христианство, которое здесь, отличается очень сильно от всего другого, потому что оно ассимилировало в себе то, что академик Рыбаков называл язычеством. Хотя православные в дохристианстве люди здесь называли язычниками христиан. И поэтому это все так перемешано, что ты не знаешь, произнося любое слово, что мы имеем в виду.

Вопрос: То есть - все относительно?

Сундаков: Нет. Просто нужно договориться о терминах. Вот мы договорились, что этим будем называть то-то и то-то, вот хотя бы здесь? Ну как Сократ, вот есть эзотерика, он изобрел это слово. "Тероз" - это внутри, внутри этих стен давайте будем говорить о мире вот таким-то образом?

Вопрос: То есть все разложить по полочкам?

Сундаков: За стенами этого дома мы можем говорить, как говорят все. А здесь давайте будем говорить так, имея в виду следующее под этими терминами.

Вопрос: То есть на самом деле земной бог все-таки был?

Сундаков: Нет, земные - это земные. Нави - нави. Прави - прави. Это как бы соиерархия, структура другая, энергетика, биохимия существ метафоричных. Ну кто такие мы все, русские люди, кто такая Баба-Яга, Змей-Горыныч, Кощей Бессмертный, Тридевятое царство, Избушка на курьих ножках, Калинов мост, Молочная река с кисельными берегами? Это же очень конкретные метафоры. Но если мы не знаем этого, чего же мы будем говорить про Авеля, Каина вообще? Значит, Авель и Каин с иврита переводится как "труд" и "отдых". Труд убил отдых! А не брат убил брата - да это же тоже метафора. И надо понимать, кто такая мать Авеля, потом Мария. Или Мор, он же Хос, он же Христос. И так по поводу и исторических личностей, и мифологических, и религиозных.

Вопрос: Вы говорили, что к вам обращаются разные люди, туристы, исследователи, профессиональные путешественники с вами сотрудничают и обращаются за вашей помощью. А обращались ли к вам такие романтики (или как вы их, может быть, на профессиональном сленге назовете), которые к вам приходили и говорили: вы знаете, а давайте вы нам как-то поможете устроить экспедицию в Иран, допустим, настоящую, вот Шамбала, допустим, или еще что-то?

Сундаков: Обращались разные и по разным поводам.

Вопрос: А вы можете про наиболее поразительные какие-то идеи-фикс людей рассказать, куда они предлагали вам поехать?

Сундаков: Вы знаете, просто не? хоть куда! Клад Наполеона, золото Колчака, снежного человека поймать и в клетке привезти, Лох-Несское чудовище. Все, что угодно! Все, что вы где-то можете услышать.

Вопрос: Скажите, вот вы интересуетесь колыбелями цивилизаций, такое стремление к истокам. А вы знаете историю своих родственников, какие-то колена?

Сундаков: Да. До каких-то колен - да.

Вопрос: Были места, собственно, откуда ваши предки?

Сундаков: А зачем?

Вопрос: Вам это неинтересно?

Сундаков: Мои предки? Мы про географическое мышление уже говорили. Мне говорят: поехали туда-то, там то-то, или землю привозят откуда-нибудь: здесь вот Дева Мария ходила. Я говорю: где следы? Нет, ну там? Я говорю: ну, неизвестно по какой она земле ходила, если ходила. Все здесь. Можно такую метафору нарисовать: вот мы сидим в ванне, человек пять, и один добавляет ароматизаторы, другой там сковородку от рыбы моет, третий портянки стирает, а четвертый пытается с каким-нибудь аквадиском структурировать молекулу воды - и все в одной ванне. Вот эта планета Земля и есть наш дом, наша ванна, наша квартира, и здесь рождались и гибли цивилизации, жили тираны, гении, и все здесь. Не важно, в какой точке ты.

Вопрос: А можно вас назвать...

Сундаков: Да как хотите назовите.

Вопрос: Гражданином планеты Земля? Или землянином?

Сундаков: Когда мне по телефону говорят: вот мы в афише про вас то-то написали - я отвечаю: что хотите пишите.

Вопрос: Но нельзя быть настолько универсальным, все равно есть какие-то вычлененные моменты - где лучше, где хуже.

Сундаков: Лучше что: там девчонки, там еда - что лучше?

Вопрос: Но я про другое говорю?

Сундаков: Если вы о духовных ощущениях? Что такое духовные ощущения? Духовные ощущения все вот здесь.

Вопрос: Вот я про это и говорю.

Сундаков: А для этого мне не надо тащить свои мозги и сердце куда-то, чтобы там мои духовные ощущения изменились. Они или есть, или их нет.

Вопрос: Вы хотите сказать, они стабильны, они не меняются?

Сундаков: Нет, они меняются, но не обязательно для этого тащить себя куда-то.

Вопрос: Ну, это понятно.

Сундаков: И правда, понятно.

Вопрос: Есть ли места, которые могут менять, не вы сами, а именно места, которые могут менять эти ощущения?

Сундаков: Эти места могут менять мои мысли, мои чувства, а следовательно, меня. Но если они могут менять мои мысли и чувства, когда я на толчке сижу, то мне не надо в эти места ездить. Я сейчас не принижаю эти места, я просто напомню вам, с чего я начал: "Лучше всех путешествует тот, кто путешествует, не сходя с места". Если ты в состоянии путешествовать на звезды, лежа в ванне, ты будешь путешествовать. А если ты лезешь в Гималаи, чтобы быть ближе к звездам?

Вопрос: Но это фантазии, в ванне. Я же конкретно говорю.

Сундаков: Ну почему же фантазии? Фантазии. Вот вы к дольмену подошли - что это? Это кирпич. Как этот кирпич может изменить вообще вас?

Вопрос: Но я не про конкретный случай говорю.

Сундаков: А про что? А я люблю только про конкретный.

Вопрос: Вы знаете, места же, наверное, имеют какую-то энергию.

Сундаков: Да, любое место имеет энергию. Главная энергия - еще раз говорю - это вы и планета Земля. Планета Земля имеет все энергии, которые ты можешь от нее получить. Вот смотрите: для того, чтобы получить, стяжать эти энергии или найти места силы, нам надо с вами отправиться за тридевять земель. А тем, кто за тридевять земель, надо отправиться сюда, потому что нет пророка в своем отечестве. Как так, у меня во дворе, оказывается, место силы? Да. На каждой пяди земли у нас рождались, умирали, мечтали, любили, страдали, строили, жгли, ломали - на каждой пяди земли.

Вопрос: А зачем вы путешествуете?

Сундаков: Для того чтобы найти ответы на вопросы, на которые я не могу ответить, сидя в библиотеке, в интернете, звоня специалистам, экспертам, - нет ответа. И тогда я вынужден оторвать задницу от дивана и ехать, чтобы искать ответ там, где он лежит.

Вопрос: А часто возникают такие вопросы?

Сундаков: Все меньше.

Вопрос: А что вы будете делать, когда они кончатся?

Сундаков: Когда они кончатся, появятся другие. Конечно. Зачем бы я занимался всю жизнь этой ерундой?

Вопрос: А вы помните свой самый первый вопрос, который куда-то вас понес путешествовать?

Сундаков: Нет, желание помню, ощущение помню, а вопроса не было. Я не умел задавать вопросы. Я и сейчас учусь задавать вопросы, а вот так, чтобы у меня был конкретный вопрос? Логичнее всего это делают дети почему-то, по-моему, точнее нет ничего. Это же само собой понятно, по сути, почему вы об этом спрашиваете?

Вопрос: Потому что вы очень скрупулезно описывали цели, ценности и т.д., то есть это как бы некая методика, которую вы используете...

Сундаков: Да, которая только и может привести к цели. Потому что если нет этой методики, к цели никогда не придете.

Вопрос: А зачем вам осознание ваших целей?

Сундаков: Для того чтобы к ним прийти.

Вопрос: А зачем к ним прийти?

Сундаков: Потому что они важны для меня. Потому что цели дают мне ответы на те вопросы, которые жгут мне ступни, и пока я не нахожу на них ответа? Кто такой путешественник? Путешественник - это эмиссар собственной культуры и других. По следам путешественников что идет? Мода, политика, торговля, цивилизация соотносилась и собирала себя воедино, это такой микроб, который переносил это туда, это сюда, это соизмерял. Откуда мы узнали, что так люди живут, и так, и кто они такие? Это моя работа.

Реплика из зала: По-моему, большой кайф.

Реплика из зала: Самая лучшая работа - это высокооплачиваемое хобби.

Сундаков: Да, наверное.

Реплика из зала: Нет, но я думаю, что не сразу, во-первых, стало высокооплачиваемым хобби.

Сундаков: Да, конечно. А когда это уже стало высокооплачиваемым, это перестало быть хобби. Вот мне очень не хочется куда-то ехать, но приходится.

Вопрос: А что нас ждет в ближайшем будущем? То есть в ближайшем будущем у нас будет такая планета универсальная, глобальная, до конца изученная?

Сундаков: Нет, останутся все равно места, куда? Я видел два племени неизвестных цивилизаций, живущих первобытно-общинным строем, в каменном веке, не имевших до меня вообще контактов с другими и не представляющих, что кроме них кто-то на земле живет еще. И это я сделал в 1993 году, в течение одного года, в разных концах планеты, потому что поставил перед собой такую задачу, вернее, вопрос: а есть ли еще такие племена, которые живут вне цивилизации? И нашел их. Все, ответ я получил, выводы я делал, делал и делаю до сих пор по поводу их, это вот - есть или нет. Я наснимал там 800 фотографий, притащил туда тех неверующих, которых надо было притащить, потому что они занимались этим, должны заниматься, показал - тема закрыта.

Вопрос: Можно еще вопрос? Вот когда читаешь путевые записки и вообще историю и думаешь, что каждый создатель, каждый автор, вообще просто созидатель несет огромную ответственность за то, что будет с тем творением, что он создал. И так же путешественник, когда он открывает что-то. Вот как с Америкой той же самой что стало.

Сундаков: Да, понятно. Но если бы не было конкисты, то были бы ацтеки, если бы ацтеки развились, они бы зарезали всех вокруг, всех залили бы кровью - хорошо это или плохо? Это вопросы безотносительные. Например, ко мне приезжают друзья, и у меня голова начинает болеть, потому что у меня кислорода много в лесу, например, и надо быстрее под выхлопную трубу, в город. А если бороться за экологию?.. Вот марсианина привези сюда - для него это отвратительная экология, так же как и для нас. Для наших детей хорошей будет та экология, которая будет в этот момент. Поэтому даже за экологию в этом смысле бессмысленно бороться.

Вопрос: То есть какая-то фатальность во всем.

Сундаков: Да.

Вопрос: Вы фаталист?

Сундаков: Я и фаталист, и прагматист, и поэт, и исследователь, и все в одном лице, в зависимости от того, где я, с кем я и для чего. Если бы я одновременно ассоциировал себя со всеми, я бы сошел с ума и был бы вам неинтересен. На этом позвольте закончить нашу беседу. Спасибо.

Ведущая: Спасибо вам большое.

16.11.07 20:19
4
× Пришло новое сообщение