она носит в сумке одну и ту же книгу полгода

и читает её полгода независимо от толщины:

книгу о тех, кто предан, и тех, кто продан,

и о том, что все участи решены,

и о разных уровнях тишины.

она знает, боль занимает так много времени

и так мало пространства, словно и нет её,

но не уснуть, словно на ночь наелась вредного,

или давно не меняли бельё,

пахнет от наволочек гнильём.

она думает, всё проходит, пройдёт и это,

а раз не проходит, значит, еще не предел.

она загадала ждать понедельника или лета,

календарь с тех пор порядочно похудел,

а у неё ни забав, ни дел.

она пишет незнакомым людям без повода

и отгрызает лапу, едва попадая в капкан.

грустно, говорит; говорит, холодно,

и добавляет пару лишних кубиков льда

в стакан. 

[как насчет стихов холодными вечерами?]

× Пришло новое сообщение