Life Worth Living 

Часть 4

 Заря

Он открыл глаза, позволив первым лучам солнца сузить его зрачки и заставить его чувствовать едкую режущую боль. Свет, слабо пробивавшийся из-за порванных занавесок, рассекал пыльную тесную комнатку и бил точно в лицо Джозефа. Пролежав на диване еще несколько минут, надеясь оттянуть момент, когда придется идти, парень принял сидячее положение и стал разминать лицо ото сна. Встав, он в который раз ударился головой о хрустальную люстру и выругался. Высотой в метр девяносто два сантиметра Джозеф казался просто гигантом в этой миниатюрной комнате. Трудно было понять, зачем в квартире с такими низкими потолками повесили такую длинную люстру, но теперь мало что имело значение. Сегодня пора менять место жительства, и больше эта проблема не будет ему докучать. С того дня как он разобрался с тем долбанным снайпером с фиолетовой повязкой и забрал у того оружие, все падшие города объявили на парня охоту. Вчера вечером было слышно, как трое или четверо из них проходили мимо входной двери, но он знал, что дверь они даже не заметят и потому не беспокоился. Джозеф направился из гостиной на кухню, подошел к раковине и повернул оба крана; горячая давно не работала, но придавала чуть больше напора. Умывшись и почистив зубы зубной щеткой без какой-либо пасты, он вытерся старым, пыльным полотенцем и аннулировал все сделанные действия с лицом. Посмотрев в зеркало, он увидел девятнадцатилетнего кареглазого брюнета, с давно небритым, заросшим темной бородой лицом. Лицо это не передавало ничего кроме отсутствия нормального сна и желания жить. Но он жил, сам не зная, зачем. На балконе было свежее, чем внутри, так как на вечер он закрыл все окна от комаров. Джозеф вернулся на кухню, достал из неработающего холодильника самодельный сэндвич и банку газировки, найденную им позавчера в мелком торговом магазине. Ради этой банки отравы ему пришлось пройти через двух выродков и одного падшего, который тоже пришел туда в поисках съестного. Позавтракав, он снова вышел на балкон и подошел к правой стороне. Балкон следующей квартиры отсутствовал, но вот у квартиры ниже нее был. Парень встал на бетонные перила и сделал прыжок вперед. Несколько секунд падения и он уже оказался на балконе квартиры на этаж ниже. Вот так он и выходил из квартиры без дверей каждый день. Бывшие хозяева потрудились на славу. Чтобы обезопасить себя от внешних угроз, они убрали и забетонировали вход в квартиру, и ни один зараженный до них точно бы не добрался. Им конечно пришлось разрушить балконы квартир справа и сверху, но оно того стоило. Теперь, чтобы попасть в квартиру, надо было спрыгивать с балкона этажом выше, а чтобы выйти – на балкон этажом ниже. Как лестница. Но что-то заставило хозяев покинуть жилье, и, возможно, это же заставляет Джозефа покинуть квартиру сейчас. А может, они просто не смогли вернуться. Пройдя сквозь другое жилье и выйдя в коридор семнадцатого этажа, парень огляделся, чтобы убедиться, что никакой опасности точно нет, и отправился к лестничной площадке. Он спустился до первого этажа без происшествий, если только не считать девятый этаж, полностью забитый упырями и выродками до отвала. В коридоре находилось не менее тридцати зараженных. Кто-то сделал дыру в полу на десятом этаже и заманивал туда тварей, а когда они почти догоняли «жертву», то вдруг проваливались на девятый, запертый от лестничной площадки, этаж. Жаль, этот кто-то поскупился патронами и не застрелил существ. Юноша вышел на улицу и отправился к следующему намеченному пункту.

Огромный торговый центр в дальней части города когда-то кишели едой со времен первой бомбежки. Люди забаррикадировались внутри и отбивались от властей, которые пытались снова начать манипулировать обществом, в надежде обернуть все в свою сторону. Но никто никак не ожидал, что ядерные атаки могут повториться. Во второй раз жителям повезло меньше: одна из боеголовок упала на окраине в нескольких десятках километров от центра и унесла жизни более пяти тысяч людей мгновенно. Но меньше повезло людям, находившимся в то время в самом торговом центре. Радиация не обходит здания, а проходит насквозь. И люди внутри стали постепенно мутировать. К тому времени уже было известно, что мутанты обретают способность заразить других примерно через три дня после превращения. Жители Гипермаркета (да, люди не заморачивались как назвать сам гипермаркет) начали убивать друг друга, но, когда до них дошло, что вскоре радиация превратит их всех, они решили покинуть центр. Не тут-то было. Правительственные войска оцепили здание со всех сторон, и любого выходившего из центра сразу же убивали снайперы. После дюжины неудачных попыток отчаявшихся выбраться из центра покинуть зону, люди потеряли какую-либо надежду. Им оставалось только отбивать атаки штурмовиков и выискивать уже превращающихся людей…и убивать их, чтобы зараза не расплодилась.

Все жители Гипермаркета были обязаны приходить на проверку от заражения в определенный пункт на третьем этаже, рядом с аптекой. Добровольцы, изображавшие из себя докторов и медсестер (одевались они, кстати, подобающе) проверяли зрачки и вены на руках. Когда человек мутирует, кровь в венах темнеет, а кожа бледнеет. Из-за того вены разбухают становятся похожи на темно-фиолетовых червей. Зрачки же в свое время расширяются и перестают сужаться, и зараженные начинают избегать свет. Сначала людям смотрели вены на, потом светили в зрачки. Если все было хорошо, ты шел дальше по своим делам, если нет – медсестра подавала знак тамошним «палачам» и человека без свидетелей убивали, а тело сжигали. Как-то раз один парень не пришел на осмотр, но вскоре смотрители заметили, что одного человека недостает, хотя за последние дни никто точно не умирал. Жители спохватились слишком поздно и когда пропавшего нашли, он уже переходил в состояние, когда человек перестает себя контролировать вообще. Оказалось, что все это время он прятался в кладовке рядом с туалетом на втором этаже. Когда дверь смогли открыть, парня обнаружили прячущимся в углу за шваброй и моечными средствами. Его пытались вывести наружу под разными предлогами, но он ничему не верил. Последнее, что он выкрикнул перед тем как к нему прикоснулись было: «Не трогай, не трогай, не трогай!» Перед этим конечно еще было: «мне еще рано умирать». Но его слова мало кого волновали, особенно когда этот парень набросился на охранника, что пытался его вытащить. После было много криков и воплей. Укусить он успел около трех, четырех человек, вроде, а после этого началась стрельба. Люди стали стрелять друг в друга. Одни пытались застрелить потенциальных зараженных, другие убивали, просто, чтобы не убили их.

Джозеф помнил тот день. Как раз в тот день так не свезло, что дежурство выпало на него, и именно ему пришлось охранять входные двери Гипермаркета. Когда на третьем этаже началась стрельба, вся охрана отправилась туда, а его как новичка оставили приглядывать за входом. «Одного! Защищать всех от треклятых штурмовиков!» Военные выбрали идеальное время и атаковали, когда на защите стоял только Джозеф. В него выстрелили, но попали в плечо, а не в голову, и он выжил, хоть и повалился на замелю без возможности встать. Последним, что он увидел перед тем как потерять сознание, были сапоги бежавших в атаку военных, а последнее, что услышал – вопли и выстрелы. Проснулся он от запаха жареного мяса. Рот наполнился слюной, и на несколько секунд парню представилось, что сейчас ему готовит на завтрак яичницу с беконом какая-нибудь красивая девушка, что спасла ему жизнь и приютила. Но когда он все же открыл глаза, то увидел, что лежит не на теплом, мягком матраце, а на горе тел, горящих тел. Военные перестреляли всех жителей, находившихся в торговом центре, сбросили в кучу и подожгли. Человечно, очень. Парень резко вскочил и побежал с горы мертвых тел, в конце споткнувшись, он скатился на пол и попятился. На секунду его охватил страх, оттого что внутри еще могли остаться солдаты, но убедившись, что никого рядом нет, он расслабился и выблевал все, что мог.

Теперь он проходил мимо Гипермаркета с отвращением, хоть это место и научило его многому. К примеру, тому, что если хочешь выжить – никогда не объединяйся с людьми в слишком большие группы. Так вас легче найти, а убить бывает иногда еще легче. Еще это место дало ему шанс. Там он нашел немного боеприпасов, достаточно одежды и еды, чтобы отправиться куда подальше. Но покинуть город так и не удалось. Он стал жить в нем, бичом переправляясь от одного пустого жилища в другое, скрываясь от падших и истребляя выродков.

Хлопок. Два квартала позади: слышно было слабо, но по птицам, взлетевшим в ту же секунду, как Джозеф обернулся, стало ясно, что там что-то происходит. Парень стоял на трассе, выводящей из города, и впереди открывался целый мир, неисследованный, полный опасностей и нового. Надо всего лишь продолжить идти навстречу неизведанному. Но он остановился. Что-то дернуло внутри, и секунда размышлений позволила любопытству взять свое. Тяжелые ботинки сделали круг и зашагали в обратную сторону, когда послышался второй выстрел, а за ним третий. Пройдя десять десяток другой метров, Джозеф перешел на бег и через две минуты уже подходил к улице Трех Пьяниц, получившую свое название из-за пьяниц, привлекших внимание и падших, и зараженных, из-за чего началась крупная бойня. На дороге лежало два тела, и парень, взглянув первым делом на руки, убедился, что это не падшие - значит они где-то рядом. Быстро осмотрев улицу взгляд наткнулся на вход в дискоклуб, который позже переделали в бункер, так как он уходил вниз под первый этаж. Дверь была открыта и тут донеслась очередной выстрел, за которым последовал женский крик. Недолго думая, парень ринулся вперед. Десяток ступеней и он оказался в темном, затхлом помещении, всюду валялся мусор и стекла. Две барные стойки по бокам клуба заросли плесенью и разваливались, в противоположной от входа стене - дверной проем, ведущий на танцплощадку. Джозеф медленно и осторожно зашел внутрь, всюду лежали опрокинутые столы и стулья, на потолке все еще висел дискошар. Единственным источником света служили две люминесцентные лампы, одна оторвалась от потолка, но провод держал ее прямо над землей. Шар слабо отражал свет и разбрасывал тусклые редкие лучи света по залу.

-Стой, где стоишь, ублюдок! - крикнула темноволосая, бледная женщина, выскочившая из-за опрокинутого стола в дальнем конце комнаты. Обеими руками она неумело держала пистолет: руки тряслись и сгибались под весом оружия.

Увидев револьвер, Джозеф резко отскочил к столу, и не зря, ведь дамочка выстрелила. Стол был мгновенно опрокинут, и парень спрятался за ним от дальнейших выстрелов. Хоть дерево навряд ли защитит его от пули, но все же лучше, чем стоять легкой мишенью.

- Я не причиню вам вреда, - Джозеф хотел было приподняться и посмотреть на женщину снова, но тут раздался еще один выстрел, и пуля пробила стол насквозь, пройдя в нескольких сантиметрах от головы, щепки оцарапали лицо. – Вы что больная?!

- Все вы падшие так говорите, а потом насилуете или убиваете. Хватит с меня. Вы убили моих друзей, таким тварям как вы нельзя доверять.

- Вы не понимаете, я не…

Еще один выстрел прошел сквозь плечо, острая, жалящая боль окутала Джозефа, заставила пошатнуться и сползти на землю. Осознание произошедшего пришло через несколько секунд, дикая ярость еще через несколько. Парень собрал все свои силы, чтобы встать и побежать, но только он смог приподняться, как еще одна пуля просвистела рядом с ухом, его пошатнуло, и он увидел стрелявшего. Тощий, невысокий юноша лет семнадцати, смотрел впалыми глазами и готовился нажать на курок снова. От удивления Джозеф споткнулся и упал за другой стол, опрокинув при этом стул. «Он здесь что делает? Ах, точно, вот кто пристрелил тех мужчин, и от кого бежала женщина. Соберись, следующее его попадание может быть последним». Глубокий вздох, рванув к следующему столу, парень ухватил стул за спинку и кинул его в нападавшего. Падший не успел среагировать и стул попал ему в голову, отшатнувшись, он упал на зад. Джозеф спрятался за очередным укрытием в центре зала и на большой скорости стал толкать его в сторону падшего. Юноша вскочил и стал стрелять по столу. Две пули прошли рядом с головой, третья попала в край стола, еще одна промазала вообще. Обойма закончилась и Джозеф понял это характерным щелчкам, не сопровождаемым выстрелами. Вложив все свои силы в толчок, он опрокинул стол на падшего, и сбил того с ног. Пистолет отлетел в сторону, Джозеф набросился на упавшего и стал бить его по лицу что есть силы. Один удар, другой, третий, кулаки покрылись кровью, а затем совсем повязли в кровавом месиве. Лицо мертвеца стало неузнаваемым, только после этого ярость ушла, и рана в плече снова дала о себе знать, а Джозеф смог закрыть глаза и заснуть.

***

Приглушенный свет больничной палаты дал ему выспаться, пока он не перевернулся на бок, и кровь не хлынула новой волной. Джозеф открыл глаза, пытаясь вспомнить все произошедшее ранее.

В первый раз, когда парень вернулся в сознание, несколько людей несло его на неудобном сооружении из палок. Во второй – на них напала группа мутантов начальной степени, и женщине приходилось отстреливаться, пока двое мужчин тащили раненого на себе. Дальше память обрывалась и проявлялась только еще более короткими вырезками: река, лес, заброшенный завод, метро. Да, он точно помнил метро.

Неотапливаемая комната возмещала свои минусы за счет койки, что нагрелась от горячечного жара Джозефа. Если он дошел до такого состояния, то медицинская помощь ему не предоставлялась очень долго, это уж точно. Слишком низкие потолки и узкие стены создавали атмосферу уюта. Парень попытался встать и тянущая, отвратительная боль прошла сквозь всю руку, больше он попыток не делал. Тело сильно ослабело. Справа от кровати стояла тумба со стаканом воды, пришлось приложить не мало усилий, чтобы здоровая рука дотянулась до стакана, но как только пальцы коснулись стеклянной поверхности, руку свело судорогой. Осколки разлетелись по всей комнате и издали характерный звук. Пересохшие губы пустили немую брань. Через несколько минут в палату (если это так можно назвать) вошла женщина и двое мужчин. Сперва Джозеф не узнал ее, но покопавшись в глубинах сознания понял, что это та, из-за которой у него в плече оказалась пуля. Первыми зашевелились пышные губы дамочки:

- Ты посмотри на него, Кайл, он встать не может, не то что уж напасть. Говорила я, что мне и одного провождающего будет много.

- Хэллена, ты видела этого быка? Метр девяносто с лишним не могут быть неопасными. – Невысокий коренастый мужчина взглянул на раненого с презрением и снова взялся за свое - А тот падший убийца, его, скажешь, ты так разукрасила? Я не могу подвергать тебя такой опасности.

Во рту пересохло и хотелось пить, голова сгорала, даже столь слабое освещение резало глаза. Но все это было ничто по сравнению с комом в горле от неспособности встать и заткнуть этого выскочку. Кареглазая пара обсуждала что-то еще около двух трех минут, как тут в разговор вмешался третий пришелец:

- Боже, да у него же нехватка воды в организме. Вы ему когда в последний раз пить давали? – Пустой, непричастный ко всему происходящему здесь голос. Впечатление, будто этого человека вообще ничего не интересует. Наконец, он увидел разбитый стакан, тяжело вздохнул и ушел из палаты.

Кайл и Хэллен молча смотрели друг на друга многозначными взглядами. Такое ощущение, будто они умеют передавать друг другу мысли. Вскоре тот же парень лет двадцати двух вернулся обратно. В левой руке он нес совок с веником, в правой – стакан воды. Худая мускулистая рука протянула Джозефу воду, и он, взяв ее, сделал огромный глоток, в мгновение ока опустошив сосуд. Вода еще никогда не была такой вкусной, она пробила себе путь в горле и добралась до желудка, и Джозеф почувствовал этот путь от начала до конца, получив при этом неимоверное удовлетворение. Но это не хватило, и он слабым голосом попросил еще. Хэллен взглянула на подметавшего осколки юношу, и тот издав тихий «тсык» отправился наружу. После минуты молчания он вернулся с пятилитровой бутылкой воды.

- Вот, берите и наливайте ему сколько пожелаете, я больше бегать туда-сюда не собираюсь. – Он всучил бутыль коренастому и плюхнулся на кривой стул в углу комнаты.

Джозефу налили полный стакан, и он снова выпил все до дна, протянув руку, чтобы ему налили еще один. Допив последние капли, он понял, что голова болит уже не так сильно, глаза привыкли к свету, и тело ломит меньше. Он собрался с мыслями и заговорил.

- Сколько я тут нахожусь?

- Две недели. – Нервно ответил Кайл и тут же добавил – И находится тебе здесь не долго осталось.

- Это мой пленник, Кайл, и я сама решу, как с ним поступить, - Перебила женщина – мне осточертела твоя наглость!

- Но он прав, Хэлл, этот парень может быть подослан падшими. К тому же опасно держать его тут, что если он нас кому-то сдаст? Как отреагируют другие? – в разговор вступил парень на стуле.

- Я придумаю, что сказать остальным, Сид, это не твоя забота. И вряд ли падший стал бы убивать падшего, я видела – они не знали друг друга.

- Он опасен! Для всех нас, Хэллен, а ты не хочешь этого замечать. – Подытожил Кайл.

Наступило молчание, и через некоторое время женщина выпрямилась и закончила спор:

- Он останется с нами: нам нужны люди. Будет помогать и делать все, что ему скажут. Пройдет много времени, прежде чем мы сможем ему доверять, и доверие это дастся ему с трудом. А если он попытается предать, то умрет, даст только повод. Но ведь этого не будет, верно? – Она обратилась к Джозефу, на секунду ему показалось, что это шутка, но увидев ее взгляд, он понял, что сейчас все серьезней некуда.

- Верно.

P.S. теперь порции будут маленькими. Не только из-за того что большие никто не читает: я заметил, что у меня осталось в запасе не так много, и долго я выкладывать их не смогу, если это делать каждый день. Так что придется сесть за работу (хотя у меня дичаааайший неписач), чтобы нагонять потихоньку упущенное время.

× Пришло новое сообщение