Я входил вместо дикого зверя в клетку, 

Выжигал свой срок и кликуху гвоздём в бараке, 

Жил у моря, играл в рулетку, 

Обедал чёрт знает с кем во фраке. 


С высоты ледника я озирал полмира,

Трижды тонул, дважды бывал распорот. 

Бросил страну, что меня вскормила. 

Из забывших меня можно составить город. 


Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна, 

Надевал на себя что сызнова входит в моду, 

Сеял рожь, покрывал чёрной толью гумна 

И не пил только сухую воду. 


Я впустил в свои сны воронёный зрачок конвоя, 

Жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок. 

Позволял своим связкам все́ звуки, помимо воя; 

Перешёл на шёпот. Теперь мне сорок. 


Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной. 

Только с горем я чувствую солидарность. 

Но пока мне рот не забили глиной, 

Из него раздаваться будет лишь благодарность.


Иосиф Бродский

20
× Пришло новое сообщение