Смыкались цепи. Рушились пределы.
Я что-то жег. Не помню, черт. В ту ночь
в глазах от пепла вычурно темнело,
и небо уходило из-под ног.
Минув язык, желтеющий осенне,

взрастали млачно-белые цветы.

И синяки на содранных коленях, не признавая этой наготы,

скрывались под матерчатою юбкой.

Исчезла хрупкость, терпкость, талость глаз.
И где-то в мире дважды не смогла
на берег выйти чья-то бригантина.

Скажи, кто поднимает паруса?
Кто ссыпал весь песок в твоих часах?
Кому от соли и толпы вдруг сделается дурно,
и кольца одурелого Сатурна
сомкнутся над поникшей головой?

Кто встал перед тобой,
кто вел тебя сквозь лес?
Чей камень рассекает эти воды?
И сколько стоила твоя свобода,
летевшая с мечом наперевес?

Я бил по стенам. Колотая рана
сочилась.
Рыбой выброшен в цепной огонь печи.

Я что-то жег.

И через тени мной разрушенного храма
пробились первые
последние
лучи...


2013

1
× Пришло новое сообщение