Через ржавые шпалы, устлавшие шерсть на холке
у гигантского зверя, ложатся седые камни.
Вот уж тысячи лет я не вижу больного света.
И на вкрученной в хрупкую стену дубовой полке
замыкается цепь.

В остывающем чае цвета
фурацилина,
отраженном в твоем лице,
исчезает и кружка,
и чай,
и стол.
И вливается ветер в тугое мое пальто.
Сколько можно поставить сейчас на сто?

Я вгрызаюсь в себя и в мир
одичалым зверем.
Кто слепил меня? Кто слепи́т меня?
Кто решится захлопнуть дверь?

Вот уж тысячи лет, что вчера начались,
я не знаю покоя и места.
Твои теплые ноги из более прочного теста,
а я плавлюсь опаленной жертвенной робкой Вестой
в нараспашку чужом бреду.

И врываются сны на размашистых львиных лапах
через свет, что мерцает в далеких холодных лампах.
Я почувствую твой нестерпимо манящий запах,
на который теперь...
Неужели теперь
пойду?..


2013

1
× Пришло новое сообщение