Очередной аномально теплый вечер зимы. За окном мерцают огни этого большого и такого безлюдного города. Теплый чай, клетчатый плед и огненный кот – уже ничего не спасало от ощущения физической пустоты. Казалось, что коты все понимают. Да, казалось. Месяцев так пять назад. После ее ухода все стало заброшенным и никому не нужным. Оставалось лишь кричать с летних городских крыш: «К черту все!» Но ведь никто по-прежнему не слышал.

Каждый месяц ее отсутствия был ознаменован каким-то новым цветом на картине. Тогда, в далеком августе, я смотрела на мольберт, подаренный ею и ни разу не использованный мной, ведь я не художник, не могла понять, почему люди уходят из жизни, и хотела рисовать кровью. Потом нашла краску. Столь же алую, как артериальная кровь, и начала рисовать. Штрих за штрихом. Последний день августа должен был стать концом этого тюбика с кровью. И стал. Алое море на картине было пламенным и холодным одновременно, безжалостным и бесконечным. Почему оно алое? Да и кто сказал, что это вообще море? Она говорила, что мне нужно море. Тогда, в июне, после череды испытаний я правда увидела его. Артериальное кровотечение Гданьска по вечерам не могло оставить равнодушной. Я влюблена в этот город, из которого она так ждала меня. Хочу вернуться и забыться, снова почувствовать эту преданность Хатико, которой так не хватает всем вокруг. Объятия после возвращения, радостные рассказы о том, кто что пропустил и эта радостная улыбку ее губ. Без сомнения, ты влюблена. Не решаясь спросить напрямую, я все же все узнала. Так рада за тебя. С любовью, из Гданьска.

Мой салатовый сентябрь. Новая атмосфера, новые люди, новое все. И только самое дорогое старое. Захотелось немного фантастики, и на картине появился салатовый человек. Он шел по морю. Нет, не Библия, не хмурься. Он просто счастлив. И я тоже.

Октябрь с ноябрем принесли мне холод. Задалась вопросом, откуда здесь все льды Северного Полюса. А потом ответила себе, что оттуда же, откуда весь огонь для него, такого единственного и неповторимого. Ну и ладно. Я же люблю тебя, можно и померзнуть. Легкость августа упала в эту бездну. Но я же все равно жду тебя. Взяла фиолетовый и нарисовала небо. Темное, словно гроза. Хотя ведь так и было.

Декабрь и январь. Такая любимая пора года. И без тебя. Эта зима холоднее, чем когда бы то ни было. Боль, когда ты ушла, была невыносима, но я правда учусь с этим жить. Я научусь, я обещаю. Взяла любимый голубой цвет и дописала всего одно слово – «Люблю». Ты поймешь и простишь, я верю.

Огни города беспощадно заглядывают в окна. Все бы ничего, да они проникают в душу и заставляют вспоминать. Снова с теплым чаем и дико слезящими глазами встречаю ночь на холодном балконе. Ты просто знай, что я все еще верю, что ты придешь и обнимешь меня, как раньше.

2
× Пришло новое сообщение