Красивая индейская сказка со смыслом :)


Подпрыгнувший мышонок


У небольшого костра на берегу реки недалеко от палаток племени шайен сидел старый всеми уважаемый шаман Большой Щит. Около него собралась небольшая группа детей, потому что шаман хорошо рассказывал сказки и любил пошутить.

Не у всех детей хватало терпения и любопытства дождаться конца сказки, и многие покидали рассказчика на определенном ее этапе, вероятно на том, на котором что-то кончалось для их понимания, или просто от скуки.

Но шаман говорил до тех пор, пока оставался рядом хотя бы один слушатель, и даже когда этот единственный слушатель засыпал, шаман продолжал рассказывать, лишь изредка набивая трубку и прищуриваясь, что-то высматривал в небе. Он как будто верил, что человек, оставшийся дослушивать, сказку слышит ее и во сне. Он был уверен, что сказка обязательно снится тому, кто хотел ее дослушать до конца. Вот таким удивительным человеком был Большой Щит.

Он набил трубку табаком и, сделав несколько мягких затяжек ароматного дыма, начал новую историю...

На одном обычном поле жили обычные мыши. Да, да обычные серые мыши. Днем они работали, а ночью спали. Они были веселым и дружным народом, все равны, и никогда друг с другом не ссорились. Они с уважением относились к старым мышам и учили молодых мышат заниматься мышиными делами. Ибо только труд и старость почиталась здесь выше всего.

Мыши добывали себе пищу, раскапывая корешки растений и собирая упавшие семена. Они видели только то, что у них перед носом. Только то, что можно поесть. Вся их жизнь состояла из того, чтобы добывать себе пищу для того чтобы не умереть с голоду, но когда зерен было предостаточно, они могли понежиться на солнышке. Их никогда не волновало то, что находится дальше этого поля.

Их никогда не интересовало то, что не имеет прямого отношения к их работе и желудку. И поэтому все их разговоры были только о еде и работе. Они не любили тех, кто мечтал увидеть край поля. Такие тоже встречались среди мышей.

Когда такой мышонок появлялся среди них, остальные мыши говорили ему, что он сошел с ума и относились к нему как к больному. Они говорили ему: это наше родное место и никуда от него нельзя уходить.

И у них получалось очень просто уговорить любого любопытного мышонка, потому что мыши были навязчивые и упрямые, но самое главное их было много.

И любопытным мышам ничего не оставалось делать, как считать себя действительно больными, и начинать работать как все. Их любопытство со временем проходило. К тому же мудрость старых мышей гласила, что любая болезнь - от отсутствия труда, не полевых забот и лени.

Они любили это поле, и им было достаточно этого. Мыши и понятия не имели даже о том, как выглядели другие места на Земле, другие существа, обитающие в прериях. Лишь тогда, когда по прерии проходили многочисленные стада бизонов, мыши прятались в глубокие норы и молились, считая, что наступил конец Света. А что можно увидеть из глубокой норы маленькому мышонку, когда над полем проносится стадо бизонов? Только темное небо и ужасный грохот.

Иногда мышей ловили орлы или совы, но мыши их тоже не успевали разглядывать.

Кроме того, мыши считали себя самыми правильными существами в прериях, самыми красивыми и поэтому каждого непохожего на них зверька они считали уродом.

И долго смеялись над ним. Из этого и состояло единственное развлечение мышиного народа. Когда они видели хомяка, они говорили, что у него больные зубы, и от этого распухают щеки, а еврашку они называли пучеглазым и жирнохвостым.

Среди мышиного народа жил мышонок, с виду обычный мышонок, такой же серый, как и все остальные мыши, с таким же писклявым голосом, разве что глаза у него были чуть-чуть грустнее, чуть-чуть добрее чем у всех остальных.

Иногда остальные мыши замечали грусть в его глазах, одни хотели его развеселить, другим это сразу не нравилось, и, в конце концов, они перестали с ним разговаривать во время отдыха. Хитрые старые мыши, замечая его добрые глаза, говорили друг другу, - Ты знаешь, он, наверное, кого-то обманул или что-то украл, раз у него такие добрые глаза.

Во время отдыха, когда другие мыши разговаривали друг с другом о количестве запасенных семян или о работе, мышонок в одиночестве и в тишине мог предаваться своему самому любимому занятию - он мечтал. И однажды во время отдыха в тишине он услышал какой-то странный гул. Ему сначала казалось, что это звенит в его ушах. Но гул был такой отчетливый, что он решил все-таки спросить у одной знакомой мыши, - Сестра, мои уши слышат какой-то странный гул, что это?

Но мышь была на столько занята пересчитыванием семян, что даже не обратила на него никакого внимания.

И он стал спрашивать других мышей: \"Братья мои, я слышу какой-то странный гул\". Но мыши отвечали ему: \"Этот шум - только в твоих ушах, не отвлекайся от своих мышиных дел. Работай как все, а не то заболеешь, и тебя съест какой-нибудь зверь!\"

Мышонку стало страшно, что он остался один на один со своим шумом в ушах, и обидно от того, что ни кто на всей Земле не слышит этого странного гула. Со слезами на глазах он шел к своему месту и копался в земле ища семена, но слезы наполняли глаза и капали на лапки.

А гул в ушах перерастал в красивую музыку, музыку манящую, куда-то зовущую… и, в тоже самое время, ничего не обещающую.

Мышонок больше не мог работать, он не мог заниматься этой нудной монотонной работой ради желудка, когда его манила эта чудесная музыка.

А временами эта музыка становилась все прекрасней и громче. И однажды он все-таки решился отправиться в то место, откуда доносилась эта музыка.

Он шел достаточно долго и дошел до края поля. Он никогда здесь не был, но вдруг перед ним появился Енот. У Енота была очень красивая раскраска на лице и очень пушистый полосатый хвост. Енот к тому же бы очень веселым.

Но не таким как мыши, обзывающие хомяка или еврашку.

Мышонок? - удивился Енот, - вот никогда бы не подумал, что могу встретить на краю поля мышонка! Енот заулыбался, подошел к мышонку и стал его внимательно осматривать.

- И вправду мышонок! Настоящий серый мышонок! - воскликнул он с радостью и засуетился.

- Что тебя, Мышонка, привело сюда? - нетерпеливо спросил Енот.

- Здравствуй, брат Енот, - успокоившись ответил Мышонок, и рассказал всю историю об удивительном шуме.

Енот сидел рядом и долго молчал, не скрывая своего восхищения перед маленьким мышонком.

- Это шумит Река, - сказал Енот, указывая за ближайший холм.

- Что такое Река? - спросил Мышонок.

И Енот ответил, глядя на горизонт, - Река - это Жизнь. Жизнь, с ее прозрачностью и тайной, спасительной и губительной.

Но многие так заняты своими мелкими делами в своем маленьком мирке, что взор их не проникает в суть вещей, даже самых простых, они не находят смысла даже в словах, которые произносят каждый день, и никогда не мечтают. Одно они пробуют и на вкус и на ощупь, другого лишь слегка касаются усиками, а ведь им должно было быть близко и интересно все. Но им интересно только то, что понятно на вкус и на ощупь. И если вдруг кто-то из них услышит гул, подобно тебе, то сразу начинает себя уговаривать, что ему это только кажется, что на самом деле вовсе нет никакого гула.

Но этот гул, - это шум Реки, шум Жизни. Сильный гул в ушах - звучание Великого Духа, и лишь немногие в этом гуле различают отдельные ноты, а потом и слышат музыку Великого Духа, да так, что она переполняет их и становится их душой.

Этот гул могут услышать только неравнодушные сердца, ибо вопли в этот миг раздаются повсюду, повсюду неравнодушные сердца слышат не только громкий призыв о помощи, но и тихий плач. Многие не желают их слышать, потому, что многие слишком заняты своими мышиными делами, они так искусно научились себя уговаривать, что решили, что смысл жизни в том, чтобы работать, не зная ни о каком шуме. Да, да они говорят себе и другим, что вопли и страдания - это выдумки больных, что они им только мерещатся, другие вообще никогда ничего не слышат. А третьи, брат мой, слышат их так явственно, что они звучат у них в сердце, да так сильно, что не дают покоя ни днем ни ночью, ни во время отдыха, ни во время работы. Ты услышал этот гул и ушел, ушел от других мышей, потому что хочешь узнать причину.

Хочешь ли ты, Мышонок, увидеть Реку? - спросил Енот.

Мышонок подумал, что это может помочь в его мышиных трудах, и облегчит жизнь его народу, и сказал: Хочу.

И Енот повел Мышонка к реке.

Маленькое сердце Мышонка колотилось, оно готово было выпрыгнуть из груди от страха и восторга, но Енот взял его за руку, и они пошли на приближающийся шум. Мышонку было страшно, но он доверял Еноту.

Енот повел его очень странными незнакомыми тропами. Иногда Мышонку было так страшно, что он был готов пуститься наутек, но любопытство и желание увидеть Реку преодолевали страх и Мышонок снова слышал в этом шуме удивительную музыку.

И вот они вышли к реке.

Река была огромная, сверкающая на солнце. Она была до того огромная, что дух захватывало: местами глубокая и прозрачная, местами - темная и мутная. Она была так широка, что Мышонку не было видно другого берега. Она пела, ревела, кричала и громыхала, устремляясь вдаль, рождая торжественную и душевную музыку. \"Какая она могучая,\" - задыхаясь от свежей прохлады, сказал Мышонок.

Мышонок никогда не видел подобной красоты. Каменистые берега разноцветными красками переливались на солнце и отражали в себе блики речных волн. Здесь, на берегу этой великой Реки, Мышонок в первый раз посмотрел на небо и увидел какое оно красивое. Небо было чистым и высоким

У реки в тихой заводи сидела на кувшинке Лягушка - Хранительница Вод. Енот познакомил с ней Мышонка и сказал: \"Теперь я вас покидаю, но не бойся, маленький брат мой, Лягушка о тебе позаботится\".

Лягушка сказала, что если Мышонок захочет заглянуть в Реку, пусть он сделает это.

Мышонок подошел к воде заглянул в Реку и увидел там перепуганное смешное серое существо с двумя большими ушами.

Мышонку стало смешно, и он спросил Лягушку не сдержав улыбки, - Кто это там в Реке, кто живет в Реке, такой пугливый и смешной?

И лягушка ответила, - Это ты, брат Мышонок, это твое отражение в Реке, в Реке Жизни. Мышонок сначала не понял, потом растерялся, и ему стало так грустно и обидно, что он оказался таким некрасивым, таким серым, ни чем не отличающимся от остальных мышей, только хуже, глупей и испуганней.

Он долго сидел у Реки и горько плакал, но потом подошел опять к Реке и долго смотрел на свое отражение, пытаясь лучше разглядеть себя. Это правда я, - удрученно заключил Мышонок.

Но Река пела так красиво, что мышонок успокоился и стал просто любоваться красотой этого чудесного места.

Немного погодя, Лягушка подошла поближе и нежно, почти шепотом спросила, - Хочешь ли ты увидеть Священные Горы, Мышонок?

Мышонок с радостью ответил: Да!

И Лягушка торжественно произнесла: \"Слу-уша-ай, Мышо-онок! нагнись как можно ниже, подпрыгни как можно выше, доверься ветру!\"

Как только она сказала это, вдруг поднялся ветер.

Мышонок нагнулся, затем подпрыгнул… и ветер подхватил его и поднял вверх!

И вдруг… О чудо! Пред его глазами были прекрасные горы, сверкающие на солнце и уходящие в самые небеса!

Увидев такую красоту, Мышонок позабыл про все на свете и плюхнулся в реку.

Лягушка помогла ему выбраться:, Мышонок дрожал от холода, но глаза его не были грустными или испуганными, они светились счастьем.

- Ну как, видел Священные Горы? - спросила, улыбаясь, Лягушка, взъерошивая перепончатыми лапами мокрую макушку Мышонка.

- Видел, да, какие они прекрасные! - восторженно вскрикнул мышонок, на мгновение перестав стучать от холода зубами.

Попрощавшись с Лягушкой и набравшись впечатлений, он, счастливый, пошел домой.

Он пошел назад, к своему мышиному народу, пошел, что бы рассказать мышам о том, что жизнь не ограничивается только полем, что есть Великая Река, что есть Лягушка и Енот. Что есть Священные Горы. Он думал, что теперь мыши станут жить интересней и лучше. Он был уверен в этом, потому что все это он видел сам, и сам все это может им показать.

Но на мышином поле его ждало разочарование.

Мыши не поверили ему, одни посмеялись над ним, другие смотрели с подозрительностью и опаской. Никто из мышей не согласился идти за ним, - \"Так как рабочее время - для работы, а время отдыха - для отдыха,\" - рассуждали самые добрые мыши. А что касалось злых мышей, то они говорили ему, что он самый гадкий на свете мышонок, а мокрый - потому, что его сначала схватил какой-то большой зверь, но он оказался таким противным, что даже голодный зверь побрезговал и выплюнул его. Его самого плохого из всех мышей на свете, потому, что сам не работает и других отвлекает, да еще и врун.

Мышонку было обидно, ему не хотелось жить, он не знал, куда себя деть, ему некуда было идти, и некому было пожаловаться…

И вдруг он опять услышал песню Реки. Воспоминания о Реке, о ее сверкающих волнах нахлынули на него с новой силой.

Он вспомнил, что ему удалось увидеть свое отражение, над которым он смеялся, и которого потом испугался.

Не мог он забыть и красоты, увиденной с высокого берега Реки. Он не мог забыть своих новых друзей - Енота и Лягушку. Как ему их не хватало в этой мышиной стране, где он оказался совсем один. Точнее, он всегда здесь был один, просто раньше он не осознавал этого, а теперь ему все было понятно.

Он думал о своих новых друзьях, живущих на берегу Реки. Ведь на всем белом свете только они его поняли и приняли его таким, какой он есть.

Мышонку стало противно работать, ведь он себя уже не уговаривал, что звук ему мерещится, потому, что сам видел Реку и, мало того, ему посчастливилось искупаться в ней.

Эти мысли помогали Мышонку в трудную минуту. Эти прекрасные воспоминания жгли сердце и ум Мышонка, при каждом дуновении Ветра он ощущал вольный запах Реки.

И в один прекрасный день ветер снова донес до него музыку и аромат Реки и он, не выдержав, побежал.

Мышонок бежал и бежал, а мыши только кидали вдогонку ему слова о том, что он совсем сошел с ума, и долго смеялись ему в след. Но тут же, приступая к своей работе, мгновенно забывали о Мышонке.

Он бежал и плакал, он плакал сначала от горя, от того, что его никто не понимает среди его собственного народа, и что ему никто не верит. Но он удалялся от мышей все дальше, и слезы обиды стали превращаться в слезы счастья, счастья оттого, что он наконец-то свободен, что ему снова предстоит увидеть Великую Реку, Енота и Лягушку.

Когда друзья встретились, они пошли к Реке. Они не говорили о мышах, они говорили о всех тех, кто дошел до Реки и всех тех, кто переправился через нее.

Мышонок, вспомнив о Священных Горах, попросил Лягушку перевезти его через реку и Лягушка перевезла его на другой берег. На прощанье она назвала его Подпрыгнувшим Мышонком.

Мышонок долго стоял на берегу и махал лапкой своим друзьям.

Он шел очень долго и дошел до другой страны мышей, а, немного погодя, и до самого ее края. Здесь он увидел множество темных пятен в небе - все это были орлы, парящие в ясном небе, выискивая добычу. Мышонок боялся сильных и огромных орлов, но твердо решил дойти до Священных Гор. Он собрал все свое мужество и побежал в прерию. Его маленькое сердце колотилось от восторга и страха.

Он долго бежал, покуда не очутился в густой высокой полыни и вдруг он наскочил на какое-то существо, да так, что сел от страха на землю. Это была Старая Мышь. Старая Мышь сидела удивительно спокойно, лишь только слегка покосилась на перепуганного зверька. Она его осмотрела с ног до головы и, улыбнувшись улыбкой благородной дамы, поздоровалась.

Место, где жила Старая Мышь, было раем для мышиного племени: много семян, есть, чем выстелить норку, и много разных вещей, потребных для мышиных дел. Что тебя привело маленький Мышонок, ко мне? - самодовольно спросила Старая Мышь, - Как бы там ни было, добро пожаловать. Ты молод, а я - богатая и мудрая, - спокойно сказала Мышь и добавила, - места нам на двоих хватит.

Мышонок был поражен, - Подумать только! - такое дивное место, и такая старая мышь!

- Ты воистину великая мышь! - сказал Мышонок почтительно, - Место здесь чудесное, и орлам тебя не углядеть.

- Верно, - согласилась Старая Мышь, - и отсюда еще можно увидеть всех животных прерии и узнать их имена.

Мышонку было интересно жить со старой Мышью, здесь не надо было работать, так как семян и корешков здесь хватало на много мышиных жизней. Мышь рассказывала ему обо всех животных в прериях.

Однажды Мышонок спросил, - А можно отсюда увидеть Великие Горы?

- И да и нет, - ответила Мышь, - о том, что на свете есть Великая Река, я знаю точно, а вот что касается Великих Священных Гор, - возможно это всего лишь чья-то красивая выдумка.

Но видя то, что Мышонок чем-то обеспокоен, Мышь подошла к нему и сказала, - Забудь их и оставайся со мной. Здесь есть все, что душе угодно - лучшего места не сыщешь.

- Что она такое говорит? - подумал Подпрыгнувший Мышонок, - Разве можно забыть о волшебной силе Священных Гор?

И вот однажды утром Мышонок подошел к Старой Мыши и сказал, - Спасибо тебе за все, ты многое для меня сделала, но я должен найти Священные Горы.

Мышь обиделась, - Да ты просто глупый маленький мышонок, в прерии опасно, там много орлов, которые питаются такими глупыми, как ты!

Подпрыгнувшему Мышонку было жаль покидать такое красивое место и Старую Мышь, которая сидела и уже молча плакала, роняя свои слезы на большую кучу зерен.

Он ничего больше не сказал Мыши и, собрав всю свою решительность, побежал дальше. Бежать было трудно, почва была каменистой, он ободрал лапки, а в небе кружили страшные орлы.

И вот он оказался в зарослях черемухи. Здесь был прозрачный ручей, много ягод и семян. Здесь было место не хуже того, в котором жила Старая Мышь и он остался здесь жить.

Однажды он обходил свои новые владения и услышал чье-то прерывистое, тяжелое дыхание.

Он прислушался и подкрался поближе. Перед ним словно гора высилась лохматая голова Бизона с двумя черными блестящими рогами.

Бывают же такие великаны, - удивился Мышонок.

Мышонок подполз чуть поближе, Бизон тяжело и глубоко дышал.

О Бизонах ему рассказывала Старая Мышь, и он знал, что Бизоны не едят Мышей.

Он вышел из укрытия и поздоровался с великаном, - Здравствуй, брат Бизон!

- Привет тебе, брат мой, - ответил Бизон, - благодарю, что навестил меня.

- Почему ты лежишь? - спросил Мышонок.

- Я болен и вот-вот умру, - ответил Бизон, - А мой дух-покровитель открыл мне, что исцелить меня может только мышиный глаз. Но, маленький брат мой, ведь мышей на свете не бывает.

Подпрыгнувший Мышонок пришел в ужас. \"Как, отдать ему глаз? Один из моих маленьких глаз?\" - подумал он и юркнул в заросли черемухи. А Бизон дышал все тяжелее, все медленнее. Он действительно умирал.

- Но если я не отдам ему глаз, он, этот великан Бизон, погибнет, - рассуждал Подпрыгнувший Мышонок, - нет, нельзя допустить, чтобы такой великан погиб.

Подпрыгнувший Мышонок взвешивал все \"против\" и все \"за\". Он рассуждал и о том, что если он не спасет Бизона, то его тело превратится в кучу гнилого вонючего мяса и привлечет в эти края много зверей, питающихся падалью.

И вдруг он вспомнил о Священных Горах и о песне Реки. Священные Горы искрились на солнце, а вокруг них звучала удивительная песня Жизни. И какая-то сила заставила Мышонка выйти из кустов и торжественно произнести, - Я всего только маленький мышонок, а ты - великий брат мой, Великий Бизон! Я не могу допустить, чтобы ты погиб. У меня два глаза - возьми один из них себе!

Едва Подпрыгнывший Мышонок произнес эти слова, как у него выскочил один глаз и вселился в Бизона. Бизон сразу же исцелился. Он вскочил на ноги, сотрясая маленький мирок Подпрыгнувшего Мышонка.

Мышонок сам не осознавал, что произошло, только мир вокруг него уменьшился в два раза, ему стало страшно, но старался не показывать этого такому великому существу, как Бизон, тем более он сам отдал свое зрение.

Благодарю тебя, маленький брат, - сказал Бизон, - я знаю, что ты отправился на поиски Священных Гор и уже побывал на Волшебной Реке. Ты вернул мне жизнь, и отныне и навсегда я твой брат. Беги подо мной, и я приведу тебя к подножию Священных Гор. Дорогой тебе не надо будет бояться черных пятен в небе. Орлы не увидят тебя - они увидят лишь спину Бизона, а ты будешь у меня под брюхом. Не бойся того, что я тебя могу растоптать случайно копытами. Но я - обитатель прерии, и если стану взбираться на гору, то рухну и раздавлю тебя.

Прыгучий Мышонок благополучно проделал весь путь под брюхом Бизона. Пугало его лишь одно: при каждом шаге Бизона весь мир сотрясался под его огромными копытами. Но вот они очутились у подножия гор, Бизон остановился и сказал: \"Тут я должен тебя оставить, маленький брат\".

Очень тебе благодарен, - ответил Мышонок, - только, знаешь, до того было мне страшно с одним-единственным глазом бежать у тебя под брюхом. Я все время боялся твоих огромных копыт, сотрясающих землю.

И зря ты боялся, - сказал Бизон,- Ведь бег мой - священная Пляска Солнца, и я всегда знаю, где опустятся мои копыта. А теперь мне пора возвращаться в прерию, маленький брат. Ты всегда сможешь найти меня там.

...Прыгучий Мышонок стал осматриваться на новом месте. Здесь было еще лучше, чем в тех местах, где он побывал раньше: еще больше разных разностей, потребных для мышиных дел, вдоволь семян и других мышиных лакомств.

Обследуя эти богатства, Подпрыгнувший Мышонок вдруг наскочил на Серого Волка. Тот сидел с безучастным видом и ничего не делал.

Мышонок вспомнил, что Старая Мышь говорила ему, что волки иногда питаются мышами. Но ему очень хотелось увидеть Священные Горы, хотя бы одним оставшимся у него глазом.

Дрожащий, он подошел к волку.

- Привет тебе, брат мой Волк! - с гордостью сказал Мышонок, вдруг вспомнив песню Реки и Священные Горы. Уши у Волка встали торчком, глаза засверкали, - Волк, да, Волк! Вот кто я, оказывается - Волк! Но тут разум у него вновь помутился, он забыл, кто он такой, и сел с безучастным видом.

Прыгучий Мышонок опять напомнил ему, кто он, и снова Волк встрепенулся, но почти сразу же память его заволокло туманом. И так было несколько раз подряд.

\"Подумать только, до того большой, сильный и красивый зверь, а вот памяти нет\", - удивился Подпрыгнувший Мышонок.

Волк умирал, он опустился на бок, высунул язык и широко открыл пасть.

Мышонок не хотел отдавать ему единственный уцелевший глаз, ведь именно им он хотел увидеть Священные Горы. Он решил, что сначала сходит посмотрит на Священные Горы, а потом отдаст волку глаз.

Но вдруг Волк умрет!

И ему так стало жалко этого красивого и благородного зверя, что он подошел и шепнул на ухо умирающему Волку, - Слушай, Волк. Я знаю, что тебя исцелит. У меня остался всего один глаз, и я хочу отдать его тебе, он обладает волшебной силой, потому, что он последний и поэтому он еще дороже, чем первый, и еще я хотел этим глазам увидеть Священные Горы, а теперь я отдаю это все тебе.

Едва Подпрыгнувший Мышонок произнес эти слова, у него выскочил последний глаз, а Волк открыл глаза, встрепенулся и вскочил.

Увидев перед собой маленького трясущегося от страха слепого мышонка, Волк сел и долго молча смотрел на своего спасителя.

По волчьей морде текли слезы, которые Мышонок уже не видел.

- Ты не маленький брат, ты - великий брат мой! - сказал Волк.

- Ко мне вернулась жизнь, память и зрение, но ты-то ослеп! Я тот, кто показывает путь к Священным Горам, я тебя туда отведу! Там есть Великое Волшебное Озеро, оно исцеляет израненные сердца. Это самое прекрасное на свете Озеро. В нем отражен весь мир: люди, и их жилища, все существа, обитающие на небе и на земле.

- Отведи меня туда, - попросил Подпрыгнувший Мышонок.

Волк аккуратно взял мышонка в зубы, и они направились к Священным Горам. Волк пересадил Мышонка на шею и сказал, что бы тот крепче держался.

Поднимаясь в гору, Волк рассказывал об ее удивительной красоте, о том какие чистые и прозрачные там ручьи, какие красивые и яркие цветы. Мышонок слушал это, и у него в голове возникали такие же красивые образы, а может быть даже и красивее, чем было на самом деле.

Волк принес Мышонка к Волшебному Озеру. И пока Мышонок пил из Озера, Волк рассказывал о его дивной глади, о красивых птицах собирающихся здесь в огромные стаи. Мышонок представлял себе красоту этого озера, забыв о том, что он слепой, забыв о том, что он пожертвовал зрение ради такой удивительной слепоты.

- Мне надо будет вернуться, - сказал Волк, - но я побуду с тобою столько, сколько ты захочешь.

- Благодарю тебя, брат мой, - ответил Мышонок, - мне не хочется оставаться одному, но я понимаю: тебе надо вернуться, ты должен показывать и другим путь к Священным Горам.

Мышонок сидел один-одинешенек, но ему не было уже страшно.

Он чувствовал, как в небе парят орлы, которых он уже не боялся, он слышал плеск прохладных волн и всем телом ощущал тепло Солнца и близость голубого неба.

- Привет тебе, брат мой, - сказал чей-то голос. Хочешь ты обрести Магическую Силу?

- Магическую Силу? Я? - удивился Мышонок. Конечно, хочу!

- Тогда пригнись как можно ниже, а потом подпрыгни как можно выше и ухватись за ветер, - сказал тот же торжественный голос.

И он узнал голос, это был голос его старого друга Лягушки.

Мышонок обрадовался, что рядом с ним близкое существо, и ему стало хорошо, он с гордостью стал во весь рост и ждал нового потока ветра.

И вот Подпрыгнувший Мышонок нагнулся как можно ниже и, почувствовав приближение ветра, подпрыгнул как можно выше, он ухватился за ветер и полетел. Он летел, а ветер вздымал его все выше и выше.

Вдруг он почувствовал над собой взмахи и прохладную тень огромных крыльев и услышал орлиный клекот. Подпрыгнувший Мышонок уже не боялся орлов, он собрался с духом в ожидании гибели, и здесь произошло, что-то странное.

Подпрыгнувший Мышонок вдруг погрузился в приятный сон. А когда он проснулся, велико было его удивление: он не только остался жив, но еще и прозрел!

Правда, в глазах у него пока все расплывалось, но он различал цвета, и это было прекрасно. И вдруг к нему вернулось зрение, только оно было еще ярче, еще резче. Он увидел каждую травинку на земле, каждого муравья. Счастью не было предела.

- Я ви-жу! Ви-жу! - вновь и вновь повторял Подпрыгнувший Мышонок.

Он взлетал все выше, и взгляд его охватывал все новые и новые пространства у горизонта. Он увидел на сколько маленькой оказалась та земля, по которой он когда-то шел в поисках Реки и Священного озера и насколько она была красива.

Он заметил на поверхности Волшебного Озера зеленый лист кувшинки, а на нем - старого своего друга - Лягушку.

- ТЫ ПОЛУЧАЕШЬ НОВОЕ ИМЯ! - торжественно воскликнула Лягушка.

- ИМЯ ТЕБЕ - ОРЕЛ!

Его друзья, Енот, Волк и Бизон, приветствовали его. Видел он и мышей, никогда не поднимающих свои глаза в небо, но теперь его народом было орлиное племя.


Хаймийостс Сторм

авторский перевод В.Крекера

Источник: http://www.liveinternet.ru/community/1793674/post186067823/

× Пришло новое сообщение