Life Worth Living

Часть 9

***

Мы забаррикадировали дверь, которая вела в детсад через «кишку». Существа так сильно ломились сквозь ворота, что создавалось впечатление, будто они могут прорваться в любую секунду, но удача была на нашей стороне: решетка была достаточно прочная.

- Если они были в училище, то и в этом здании они тоже могут быть, будьте осторожны. – Предупредил всех Уоллес.

- Ага, а еще можно разговаривать реже и тише, если соизволите. – Шепотом упрекнул Сид.

Уолл тут же покраснел и нахмурил брови, его губы сжались в еще более тонкую линию, глаза засветились злостью. Нет, только не это, он собрался спорить, этого нам сейчас больше всего не хватало. Но если я заткну его, то могу просто не остановиться и увязнуть в ссорах и криках с ними. Я командир, и снова не могу принять решение. Военный открыл рот, чтобы начать, но его резко прервал Джозеф:

- По моему опыту, большинство зараженных всегда шастают на первых этажах. Нам следует держаться на втором до самого конца здания, а там спрыгнем с окон.

- Ты предлагаешь нам держаться подальше от выхода? – Гневно ответил Уоллес – Более глупого плана я в жизни не слышал. А что если на нас снова нападут, нам нужно будет бежать к выходу.

- Нам и так нужно идти к выходу.

- А как насчет оборудования и еды. – Вступил Сид.

- Я думаю, что раз здесь водятся мутанты, то нам сначала стоит думать о себе, а не о том, как вывести в лагерь оборудование, которого здесь возможно и нет – военные могли увести его с собой.

Наступило недолгое молчание, каждый уперто смотрел друг другу в глаза, потом все резко повернулись в мою сторону. Они ждут моего решения. Как бы снова не подвести их, так же, как я подвел Дена и Курта?

- Мы проделали весь этот путь не просто так, и мы не уйдем отсюда, пока не узнаем, есть тут то, что мы ищем, или нет.

Джозеф промолчал, но по нему было видно, что он не одобрил моего решения. Сид кивнул, но его мнения я так и не понял, а вот Уоллес ухмыльнулся и громко хмыкнул. Ну хоть кому-то я угодил. Последнее время я не чувствую себя тем, кто может командовать остальными и помогать им. Я не чувствую, что способен помочь хотя бы себе.

Мы отправились по маршруту, построенному ранее Даниэлем, немного подкорректировав его. До назначенного помещения надо было пройти около семи-восьми комнат и двух коридоров. Большой, однако, детский сад. Все шли в молчании, фонари осторожно освещали путь. Интересно, о чем они думают, какие мысли сейчас в их головах? Винят ли они себя за произошедшее с нашими товарищами или же мечтают о вкусном обеде по возвращению в лагерь?

Перед нами появилась большая металлическая дверь, сверху которой находилась затертая разноцветная надпись «Детский сад». В темноте трудно было разглядеть, но вскоре моя рука нащупала шершавую ржавую ручку, все настороженно огляделись, и я встретился взглядами с Джозефом. У него тоже плохое предчувствие. Я повернул ручку, за чем последовал громкий щелчок и еще более громкий скрип и скрежет, когда дверь стала открываться. Мы вошли внутрь, и Сид запер вход, наделав еще больше шума. «Ну зачем тебе обязательно закрывать эту чертову махину?» Внутри было еще темнее, да и сырости прибавилось, нам пришлось включить фонарики. Вначале это не чувствовалось, но чем дальше мы проходили по коридору, тем больше ощущался запах мертвечины. Мне показалось, что сзади кто-то шепчется и перебегает со стороны в сторону, но остальные не подавали виду и поэтому я не оглядывался часто, чтобы не создавать панику: она могла стать нашим худшим врагом в этом месте. Многочисленные игровые, столовые, спальни сопровождали нас по всей дороге, и свет из их окон был нашим единственным другом.

Представив в голове схему детского сада, я понял, что нам нужно поворачивать, проход в этом месте был завален шкафами, кроватями, столами и стульями, но рядом находилась комната с дверью, выводящей в ту часть коридора. Мы зашли в нее и на некоторое время глаза расслабились от столь желанного солнечного света, я открыл дверь в другую часть коридора, и комната моментально заполнилась вонью гнили. Сладко-приторный запах разложения ударил в ноздри, и мне пришлось отойти от двери на несколько шагов, чтобы не вырвать. Но это не сильно помогло. Я оглядел остальных, они тоже ели сдерживались: Сид прикрывал рот обеими руками, Уолл зажмурил глаза и сжал нос, Джозеф натянул на лицо футболку. Мы прошли внутрь и поняли откуда шел этот запах – ото всего! Пол, стены и потолок – все было облеплено трупами и останками. Где-то свисали прогнившие насквозь кишки, где-то, стенах или потолках были воткнуты кости и ребра. Все помещение просто напросто состояло из останков. «Матерь Божья…» - Вылетело изо рта Уоллеса: «Что это, мать вашу, такое?» Сида и Джозефа вырвало. Теперь заговорил Сид.

- Нет, черт подери, – В его голосе была слышна паника, он чуть ли не пищал – Я туда не пойду.

Я немного подождал и ответил: «Нет, Сид, пойдешь. Мы прошли весь этот путь и теперь отступить не можем».

- Еще как можем! Ты что не видишь, что тут происходит?

Я промолчал и пошел вперед, ноги прилипали к полу, а в некоторых местах и скользили. Первым за мной двинулся Джозеф, потом Уоллес. Сид не смог остаться один: он слишком труслив, и я это знал. Когда мы прошли первые два поворота, я услышал характерный чавкающий звук прямо позади нас. Все остальные тоже его услышали, невозможно было не услышать. Мы замерли. Я повернул голову, но фонарик поворачивать не стал. Звук не приближался и не отдалялся – он просто был. Что бы ни было позади нас, оно либо не заметило нас, либо боится. Хотя как эти существа могут бояться. Ни разу не встречал мутанта, который не нападал бы на человека, если видит его. Как бы то ни было, я наклонился к Джозефу, чтоб попросить его передать остальным двигаться тише и не светить фонарем во все стороны, и как только были сказаны первые слова, Сид шепотом взвизгнул: «Я так больше не могу» и направил струю света назад по коридору. Такого я еще не видел. Такого, наверное, не видел еще никто из нас. Существо стояло на карачках и ело гнилую человеческую конечность, от яркого света «глаза» сжались в две озлобленных щели, оно прикрыло их руками и захрипело. Секунду спустя издался режущий пронзительный ДЕТСКИЙ визг. Это был ребенок. Тонкие как прутья кости обтягивала галечная серая кожа, лицо не имело никаких очертаний, так как его и не было – был только оголенный череп и мясо в некоторых местах. Больше на теле не было ничего: ни волос, ни признаков пола – ничего.

P.S. запоминаем описание детишек и ждем до завтра

× Пришло новое сообщение