Подверженность заболеванию и иммунитет


Надо понимать, что ментальные вирусы, в отличие от естественной мозговой флоры — это биологическое оружие, сделанное профессионалами. Оно работает. Например, Советский Союз пал именно в результате мозговой эпидемии, применения ментального биологического оружия к не имевшему иммунитета населению СССР. Большинство тех наших сограждан, кто жил тогда, переболели всеми теми вирусами (сбросим коммунистов и заживём, рынок всё наладит, разломаем тюрьму народов, главное — права человека и т.п.). Нам эта мозговая лихорадка хорошо известна.

Мой личный опыт болезни и опыт наблюдения за окружающими больными говорит мне, что иммунитета к мозговым вирусам у человека в среднем — нет. Средний человек беззащитен перед профессионалами. Средний человек честен и доверчив. Нормальное состояние человека, как его создал Бог — доверие, а не подозрительность. Для массового читателя и зрителя то, что говорят по ТВ, пишут в газете, говорят «друзья» в социальных сетях — по умолчанию правда. Если эта «правда» имеет крючки и средства внедрения и управления — всё, человек пропал. А вирус — попал.

Вероятность заболеть повышают стресс, страх, неопределённость, быстрое развитие грозных политических событий. Атомизация общества, оставляющая человека один на один с вирусом, распад защитных слоёв и страт гражданина в современном обществе (соседи, семья, референтная группа, религиозная община, коллеги) также позволяет зомбировать сразу большие массы индивидуумов-атомов.

Конечно, ментальные вирусы чаще всего сообщают ожидаемое, во что готова поверить целевая аудитория. Люди вообще очень склонны больше верить тому, что соответствует их представлениям и ожиданиям. Поэтому сейчас вирусы идут сериями: общая платформа уже есть, например, средний украинец и типовой российский либерал уже знают, что Путин и Россия — средоточие зла и причина всех их неприятностей, нужно только поддерживать эту убеждённость сериями ментальных вирусов, адресующих с разных сторон злочинность Путина.

Иммунитет к новым вирусам выработать очень непросто. Более того, во многих случаях иммунитета не возникает и к старым вирусам, у уже переболевших ими. Например, большинство тех, кто видел Перестройку 1985-1993 годов, в 2011-2012 годах не пошли на площади, не купились на ровно те же самые лозунги (даже старые добрые «привилегии чиновников-87» подняли в 2011 из сундука, отряхнули пыль и пустили в дело). Пошли в основном молодые, кто в начале 90-х ещё и толком читать-то не умел.

Но, нашлось и некоторое количество «эндемиков Перестройки»: истеричных пожилых женщин и заросших диким волосом мужчин безумного вида, 55-65 лет, в которых этот ментальный вирус «разломаем тюрьму народов, сбросим власть и заживём» дремал в состоянии умеренного воспаления все эти годы. Вглядитесь в фотографии митингов декабря 2011 — среди молодых, «хороших лиц» креативного класса вы увидите вкрапления этих измученных вирусом «ненавижу любую власть в России» старых, седых, лохматых, морщинистых зомби с безумным взглядом.

Бывает и ещё хуже: я слышал совершенно пугающую историю про украинскую пару, работающую на Украине, в 20 км от границы, а на выходные приезжающую отдохнуть в Россию к родителям, в 30 км с другой стороны границы. Ужас этой истории состоит в том, что никакого иммунитета не вырабатывается даже при многократном повторении: эта пара после обработки украинским ТВ и разговорами коллег с понедельника по пятницу приезжает на выходные в Россию абсолютными бандеровцами-фашистами, ненавидящими всё русское, а после двух дней споров с семьёй и русского ТВ утром в понедельник выезжает из России убеждёнными русскими имперцами, ненавистниками западенского фашизма и киевской хунты… И так каждый раз, как в автоколебательных химических реакциях Белоусова. То стакан с раствором — синий, то мгновенно — красный, потом опять синий, опять красный, без малейшей памяти, никакого гистерезиса. Приехали сюда — скачали одну прошивку, туда — другую.

«И в год Собаки я — щенок, а в год Змеи — змеёныш, и научился не искать сочувствия ни в ком…» (с) М.Щербаков.

Получается, что прав М.Гладвелл, когда пишет про «Теорию разбитых окон», что люди в повседневном поведении и в периоды стресса управляются вовсе не глубинными, устойчивыми структурами сознания, имеющими историю социальной среды и воспитания, а поверхностными воздействиями, слабыми сигналами — но исходящими от всей окружающей среды.

Как же протекает болезнь в заражённом мозгу?



1
× Пришло новое сообщение