Чтож, никогда не смогу вслух признать я,

Что сердцу желанны твои лишь объятья,

Что в каждой прохожей, как можно быстрей,

Ищу я следы улыбки твоей.

Что каждую ночь, а может и день,

Твой образ за мною идет словно тень.

Что рядом с тобою без воли моей,

Сердце стучит все быстрей и быстрей.

И что безразличье и холод в глазах,

Тот час нагоняет унынье и страх,

И в слух мне так хочется громко сказать,

Что очень боюсь я тебя потерять.

Но улыбки твоей сложнее добиться,

Чем в безлунную ночь с Джомолунгмы спуститься,

Неверное слово, вскользь брошенный взгляд,

Способно всю кровь превратить сразу в яд.

Каждое слово, изъявление воли,

Бывает опасней чем минное поле,

Но сердцу не в силах мы приказать,

Кого полюбить, а кого забывать.

А нежность улыбки, игривый твой взгляд,

Все горести в миг окупает в сто крат,

Минуты тепла и часы доброты,

Готов променять на 100 лет темноты.

И потому не могу вслух признать я,

Что сердцу желанны твои лишь объятья.

Минуты тепла за сто лет в темноте…

И эти сто лет мысли лишь о тебе.



Такая ванильная прет в голову хрень,

Похожей судьбы никому не желаю,

Надеюсь настанет в жизни тот день,

Когда свои мысли вслух я признаю.

Текст – не реальность, всего лишь мой страх,

Память о днях, безвозвратно минувших,

Когда я бродил одиноко впотьмах,

Людей отвергал мне на встречу идущих.

Не счесть сколько бед я тогда натворил,

Я думал, рулю лишь своею судьбою,

Но сердце близкого друга разбил,

Во тьму утащив ее вслед за собою.

Последствия же тяжелы до сих пор,

С прощеньем вовсе нынче не густо,

Тяжелый я вынес себе приговор,

Совет – раскрывайте близким все чувства.

3
× Пришло новое сообщение