вторая глава \о/

ДНЕВНИК. Глава 2.

На часах был уже двенадцатый час, когда я, изрядно подвыпивший и навеселе, ввалился в свой дом. Как вы уже догадались – посидели хорошо. Честно, я и не ожидал, что так нажрусь! Должно быть, они подумали, что я просто алкаш. Хорошо, что не начал буянить, а то, зная себя, могу с уверенностью сказать, что это было не исключено. Ох… спать не хочется совершенно! Я отправился в гостиную, где, удобно устроившись на диване, включил телевизор. Шла, какая та передача про диких животных… что же, меня вполне устраивает. Волки, медведи… через десять минут я крепко спал.

Обычно, после попоек, сплю я неспокойно, то и дело просыпаюсь, хожу на кухню, где в кувшине стоит вода. Но, как не странно, в этот раз ночь пролетела незаметно и, в десять часов, словно по будильнику, я открыл глаза.

Лежу в своей комнате. Под одеялом. Неужели я так упился, что не помню, как ночью разделся и перебрался сюда? Ну и ну. Нужно обязательно заглянуть к вчерашним новым друзьям, извиниться.

Приняв душ и позавтракав, я обнаружил, что в моем холодильнике совершенно пусто и даже обрадовался этому, так как не придется придумывать занятие себе. Одевшись, я вышел на улицу, сел в автомобиль и отправился в супермаркет. Раньше покупками занималась моя жена, поэтому поход по продуктовым коридорам занял порядочно много времени. Там же встретил Алексея, моего старого приятеля, с которым мы не виделись уже порядка полу года. Посидели в кафе, поболтали о жизни, поведал ему свою печальную историю любви. После, когда он ушел, снова накатила волна отчаяния, и я отправился гулять в парк. Просто ходил, размышляя о всяком, и не заметил, как начало темнеть. Стало быть, вот так пробродил почти весь день.

Возвращаясь, домой я встретил своих соседей. Странно. Они будто призрака увидели, когда я окликнул их и подошел. От этого я немного замешкался, но вспомнил, что надо извиниться за вчерашнее, сделал это и отправился дальше, провожаемый крайне удивленными и напуганными взглядами. Какие-то они все-таки странные люди.

И вот я дома. Поужинав уже было собрался усесться перед телевизором, как вдруг вспомнил, что в подвале меня ожидает кое-что куда интереснее.

Накинув халат, я снова спустился вниз и щелкнул выключателем. Все тот же тусклый свет разлился по холодному помещению, и я вновь уселся в мягкое…

Минуточку… тетрадь… я точно помню, что оставил ее на кресле. А сейчас она лежит в открытом сундуке. Этого не может быть… возможно я что-то путаю? Ох, видимо моя внимательность, в свете развода и переезда, оставляет желать лучшего. Что же… надо расслабиться. Усевшись в кресло, я открыл дневник на том же месте, где и закончил читать в тот раз и даже не успел прочесть и единого слова, как по телу прошлась волна сладкого предвкушения. Почерк был еще более не ровный, видно, что писалось это трясущейся рукой. На бумаге остались следы от капель, размывших чернила. Думаю, это были капли слез.

«Я сижу здесь уже второй день. Когда на улице светло я вижу, как из щелей сквозь пыль бьет яркий солнечный свет. Днем никого не было. Оказывается, из этого места, я могу попасть в любое место в нашем доме. Очень хотелось кушать, и отправилась на кухню. На полу лежали мама и папа. Они мертвы. Их больше нет».

«Ночь снова возвращались эти люди. Они снова искали меня по всему дому. В этот раз я наблюдала за ними. Я не знаю этих людей… кроме одного, среди них был мой лечащий доктор. Сначала я обрадовалась и хотела выйти к нему, но потом я, кажется, поняла. Он убийца моих родителей. И ему нужна я. Мне страшно».

«Сегодня приезжала полиция. Увезли тела мамы и папы. Это хорошо, я больше не могу выносить вонь, доносящуюся даже сюда, внутрь стен. Я слышала, как они обсуждали, что у моих родителей есть дочь. Я хотела выйти к ним, но мне стало так страшно. Папа никогда не разрешал мне показываться на людях с неприкрытыми ногами. Я осталась здесь. Здесь меня никто никогда не найдет, здесь я в безопасности. Только кушать хочется».

Боже! Я поймал себя на мысли, что меня медленно накрывает волной страха. Не такого страха, когда хочется отстранить от себя его источник, нет. Наоборот, страх приносящий удовольствие… как от просмотра фильма ужасов… или от прочтения страшной книги. Несколько листов дальше были выдраны и… испачканы кровью. Я очень надеюсь, что эта история не оборвется на середине. Я очень хочу знать, чем все закончится.

«Нога, которой я наступила на гвоздь, заживает. Но у меня появилась новая боль… в животе… от голода. В холодильнике почти ничего не осталось. А то, что осталось – стухло. Сегодня я поймала крысу, у нее было что-то с лапкой, и она не смогла убежать от меня. Мне было очень жаль ее, но боль в моем животе была такой сильной. А когда я ее съела, боль утихла, и я смогла поспать. А они не такие и невкусные… крысы».

«Сквозь дырку у развилки, в которую я пролезаю, я могу попасть в подвал, через вентиляционную решетку. В подвале много места и есть мягкий диван… но мне не удобно. На стене я стала ставить черточки, что бы посчитать, сколько крыс я съела. Не люблю подолгу находиться в открытом помещении… мне спокойней у себя. Где безопасно. Внутри стен».

«Сегодня приходили какие-то люди. Я не знаю, кто это был, один мужчина рассказывал женщине, с ребенком, про дом. Они ходили и смотрели все вокруг. Позже они уехали. Маленькая девочка, значительно младше меня, оставила на тумбочке недоеденную шоколадку. Такая вкусная. Я случайно прикусила палец, когда ела ее. От этого стало смешно и весело. Весь вечер я бегала у себя, между стен, за крысами. Поймала одну. Странно, что папа не разрешал мне ходить вообще… я могу быстро бегать. Покушала, вкусно».

Еще несколько выдранных листов. Какого черта! Я спать всю ночь не буду лишь только по той причине, что не знаю, что на этих выжранных листах!!! Ладно, хорошо… спокойствие…

«Всю ночь гремел гром, и сверкала молния. Мне было так страшно и грустно. Мне не хватало мамочки и папочки. Так хочется, что бы они накрыли меня пледом, помыли, постригли… и мы отправились гулять в парк. Сильно болит спина. Это от того, что много мест, где находиться в полный рост не получается. Под утро я кое-как уснула, но позже проснулась от того, что кто-то пришел. Это снова та женщина с дочкой. Какого черта им здесь нужно? Приехали с чемоданами. Раскладывают повсюду свои вещи».

«Сначала я разозлилась, что теперь здесь живут эти люди. Это мой дом! Но потом поняла насколько так лучше, чем когда я одна. В холодильнике всегда есть еда. Ночью я иногда вылезаю из стен, что бы поесть. Правда приходится брать помалу, иначе они заметят. И от их еды у меня стал болеть живот. Странно, от крыс не болит. Продолжаю их есть».

«Я так рада! Какие же они хорошие! Вечерами мама читает своей дочки разные сказки! Я всегда подползаю в ближайшей стене как можно ближе и, через розетку, слушаю. Становится сразу так спокойно и даже боль в животе от голода, когда не удается поймать свой ужин, постепенно проходит. Люблю их!»

Я через силу оторвав глаза от текста, я посмотрел в сторону… в никуда. Боже, неужели это все происходило здесь на самом деле? Неужели прямо в этих стенах несколько десятков лет назад жил бедный замученный ребенок? Я взглянул на часы. Почти двенадцать. Несмотря на дикий интерес я все же чувствую усталость в глаза. Они медленно закрываются. Если я продолжу чтение, я попросту усну прямо здесь, в этом кресле.

Поднимаюсь наверх, закрыв за собой дверь в подвал. Иду к себе в комнату и трупом падаю в кровать. Тетрадь кладу рядом с собой на тумбочку. Начинаю медленно проваливаться в сон. В голове, конечно же, крутятся мысли о читаемой мною истории. Неужели это все, правда. Неужели… я замираю и даже перестаю дышать. Прямо за мной. Прямо за моей спиной медленно, со скрипом, открывается дверь, в мою комнату.

«<продолжение следует»>

× Пришло новое сообщение