ДНЕВНИК. Глава 3.

Знаете это ощущение, когда все тело парализовано бесконечным страхом, а единственное что происходит в голове – это панический поиск логического объяснения происходящего на ваших глазах? Вот что я ощущал, лежа в своей кровати и смотря на открывшуюся дверь. В комнату, сидя на старом инвалидном кресле, с проржавевшими металлическими опорами и рваной протертой кожаной седушкой, с характерным скрипом вкатилась она. Маленькая девочка, немного скрючившись, сидела в кресле, укутанная пледом ниже пояса и, толкая одной ручкой колесо, двигаясь ко мне. Черные длинные слипшиеся волосы неравномерно свисали, прикрывая лицо до самого рта, из которого торчал еще шевелящийся крысиный хвост. Я не хотел верить в происходящее, но мерзкий запах, ударивший мне в нос, развеял все сомнения. Она подкатилась совсем близко и, упершись в кровать, убрала руку с колеса и протянула ее ко мне. Разомкнувшиеся бледные губы обнажили не дожеванное содержимое ее рта. Раздался детский хриплый голос: «Мой дневник… зачем ты его забрал?». Ее рука, с длинными торчащими грязными кривыми ногтями почти коснулась моего лица, а я не мог пошевелиться. Я даже не мог закричать. Ночную тишину нарушало только мое сердцебиение и ее голос. «Отдай мой дневник! Отдай! Отдай! ОТДАЙ!!!!!»

«ОТДАЙ!!!!!!!» - крикнула необычно низким и хриплым голосом она в последний раз, и я распахнул глаза. Струящийся в окно утренний свет заставил зажмуриться. Мое тело покрывали капли холодного пота, а постельное белье кучей сбилось у ног. Неприятный осадок от приснившегося ужаса медленно рассеивался в воздухе, пока я приходил в себя. Не самое оптимистичное начало дня. В дверь кто-то стучал.

«Сосед! Сосед! У тебя там все в порядке? Ночью мы слышали крик! Ты там? Сосед!» - доносился знакомый голос того самого нового знакомого, в гостях у которого я так сильно напился. Черт! Извини, приятель, но сейчас совершенно не до тебя. Продолжая неподвижно лежать, я игнорировал все его беспокойства и просто ждал, когда он уйдет. Спустя 5 минут – долгожданная тишина. Только бы этот чудик не догадался вызвать полицию. Боже, утро хуже чем с похмелья.

Кофе, душ. Жалкая попытка собраться с мыслями и определить планы на ближайшие сутки. Черт! Кого я обманываю, мой воспаленный ноющий мозг занят только одним. Только дневник занимал все мое внимание. Паранойя – наиболее подходящее слово для моего состояния. Признаюсь, приснившийся сон вселял частичку страха перед корявыми детскими писульками, с кучей ошибок. Ровным счетом, как и страх, выглядеть психом в собственных глазах. Но все это – ничто в сравнении с неудержимой жаждой спуститься вниз. В подвал.

Надев свой домашних халат, я зашел в свою комнату, забрал тетрадь. И, конечно же, пошел к старой деревянной двери, открыл ее и, щелкнув выключателем, спустился. Даже специфический запах этого места стал доставлять самое настоящее удовольствие. Я уже усаживаюсь в кресло. Волнение! Да, конечно, волнение – одно из преобладающих во мне эмоций. Открываю тетрадь, листаю на нужное место, которое уже неумолимо приближается к концу потрепанных листов, ограничивающихся твердой картонной обложкой. Глаза жадно впиваются в чернила.

«Сегодня произошло нечто ужасное. Весь день я тихо, чтобы меня не услышали, плакала от боли в животе. Ночью, убедившись, что все спят, я, как и всегда, взяла немного из их холодильника. Но это только раззадорило мой аппетит. Тогда я вернулась в стены и, к моей радости увидел хромающую крысу. Легкая добыча. Настигнув ее, я тут же приступила к поеданию. Уже спустя полчаса я лежала на полу, корежась от боли и во что бы то ни стало, сдерживала себя, что бы ни закричать. Иначе они узнают обо мне. А следом узнают и остальные. Тогда еще я не знала, что новые жильцы решили вытравить всех крыс ядом. Та, что я съела - была отравлена. Они хотят оставить меня без еды.

Лежа на полу, я услышала испуганный вздох и подняла глаза. Девочка… дочка этой женщины стояла в нескольких метрах от меня и заглядывала сюда… внутрь стены. Она нашла мой проход… тот, что оставался за шкафом. Она нашла меня. Она успела закричать, но спустя всего секунду ее крик оборвался. Я успела сделать так, что бы она молчала. Я так же успела задвинуть шкаф до того момента когда ее мать вбежала в комнату. Когда женщина ходила по дому и звала свою дочь, ее голова уже лежала отдельно от туловища, а я, все так же страдая от нестерпимой боли, неспешно вырывала куски мяса. Хорошее мясо. Оно-то точно не отравлено. Мне очень жаль, но я была должна. Мама уже бегает по дому в слезах. Сейчас она будет звонить в полицию. Мне придется вылезти отсюда. Мне придется забрать ее к себе… в стены. Мне очень грустно. Я буду скучать по их сказкам на ночь».

Да… доза адреналина в кровь! Я даже не сомневался, что все будет именно так! Боже, какой волнительный сюжет! А из этого получилась бы хорошая книга, черт побери! Я поднялся на ноги, сделал несколько кругов вокруг комнаты и уселся обратно. Мою черепную коробку переполняли мысли. Я должен знать, что было дальше!

«Я успела заделать дыру в стене до приезда полиции. Осмотрев весь дом они не нашли проход в мой мир. Надеюсь, они больше сюда не сунутся».

«Вновь приходили какие-то люди! Какой-то мужчина снова показывал дом! На этот раз пожилой женщине. Она долго ходила по всем комнатам. Она мне не нравится! Ходила и то и дело принюхивалась! Я избавилась от трупов, но кровавая засохшая лужа все равно издавала мерзкое зловоние. Старая карга, кажется, учуяла это».

«Сегодня она приехала с чемоданами! Она купила мой дом и теперь будет здесь жить! Я просто в ярости. Я пыталась напугать ее, стуча по стенам из разных мест. Она даже не услышала этого… сейчас сидит в своем привезенном кресле качалке и смотрит телевизор на очень большой громкости! С одной стороны это хорошо, я могу свободно охотиться и добывать себе еду, не боясь быть замеченной. Но сейчас я хотела бы поспать и уже два часа не могу этого сделать».

«В ее холодильнике вечно все протухает. Я больше не хочу что бы она здесь жила».

«Сегодня ровно 2 недели как старая карга въехала в мой дом. За все это время ее ни разу ни кто не навестил. Сама она выходила из дома всего несколько раз и, как я поняла, только за продуктами. Даже домашний телефон звонил всего единожды. Когда ошиблись номером. Это хорошо. Никто и, не заметив, что ее больше нет. Сделаю это сегодня ночью».

Перелистываю страницу. Высохшие много лет назад капли крови частями размыли текст. Но прочесть все ровно можно.

«Все пошло совершенно не так. Я думала старая карга уже мертва. Я спустила ее в подвал и уже доедала ее ногу, когда она, очнувшись, дико вереща, схватила металлическую кочергу и ударила меня по лицу. Она умерла, когда эта самая кочерга проткнула ее голову насквозь. Но у меня больше нет трех верхних зубов. Кровь не останавливается. Мне очень больно. Я даже не смогла откусить от нее кусок. Вся челюсть словно раздроблена. Мне страшно».

«Я не писала почти три недели. Мне стало лучше. Боли больше нет, хотя рот теперь не открывается полностью. И приходится жевать только на одной стороне. Но это не важно. Главное другое. За три недели я полностью съела тело этой женщины, храня ее тело в холодильнике по частям. За три недели никто даже ни разу не постучал в нашу дверь. Старая карга оказалась не вкусной! Крысы куда вкуснее. Сегодня видела выводок совсем маленьких крысят в дальнем углу. Подожду, пока они подрастут».

«Были незнакомые люди. Из их разговоров я поняла, что проблем с продажей дома не будет. А значит скоро новые постояльцы».

«Боже, какой волнительный момент! Сегодня в дом заселились две девушки! Такие красивые! Я тоже стану такой, когда выросту! Правда они постоянно курят и слушают громкую музыку… но они мне нравятся! Одна из них носит…»

Я перелистываю страницу, и мое лицо медленно искажается в неоднозначной гримасе. Нет! Этого просто не может быть! Несколько выдранных листов… а за ними… серая мятая потертая обложка. Это конец. Конец истории, которая не имеет своего логического завершения. «Нет!»- крикнул я словно сумасшедший, перебирая стопки фотографий на дне сундука, где и была обнаружена тетрадь. Надежда найти продолжение… ну или хотя бы недостающие листы, угасла вместе с разбросанными по полу фотографиями.

Я ударил ногой по сундуку. Затем, вскочив на ноги и поднявшись наверх, из подвала, я почти бегом отправился в самую маленькую комнату дома, где, судя по голубым стенам, когда-то была детская, а в углу стоял старый деревянный шкаф. Отодвинув его, я сделал пару шагов назад. Прямо за ним находилась криво заделанная досками стена. Сквозь щели была видна поглощающая темнота. Мрак, от которого веяло страхом. Но меня наполняло чувство удовлетворенности. Ведь это значит, что все, что я прочел – правда. И действительно, давно, еще до моего рождения, все происходило в этом самом доме.

Прошло несколько часов с момента моего кошмарного пробуждения, но чувствовал я себя так, словно не спал сутки. Я просто валился с ног. Думаю это из-за стресса. Добредя до дивана, в гостиной, я включил телевизор. Пощелкал каналы и, не заметил сам, как задремал.

«<продолжение следует»>

× Пришло новое сообщение