Провал

Дом был уже давно поставлен на расселение, однако в некоторых квартирах ещё жили последние, самые упрямые жильцы. В других обосновались вездесущие гастарбайтеры и бомжи, но большинство квартир уже долгое время пустовало. Эта добротная и с виду крепкая ещё шестиэтажка дореволюционной постройки оставалась одним из немногих зданий, что пока ещё стояли в этом «квартале реновации», приговорённом городскими властями к смерти. Вокруг неё было несколько пустырей, усеянных кирпичной крошкой, которая издалека, например, с высоты, очень сильно напоминала запёкшуюся кровь. Через дорогу, устланную остатками разбитого асфальта, на упорно борющийся за жизнь домик смотрела мёртвыми провалами глазниц-окон заброшенная школа. С торца к зданию примыкали остатки вьетнамского вещевого рынка, за которым, прячась за высоким кирпичным забором готовился к смерти небольшой заводик. По данному унылому пейзажу деловито сновали туда-сюда всё те же гастарбайтеры в оранжевых строительных жилетках, непонятные тёмные личности –то ли бомжи, то ли алкаши, а может просто тихие сумасшедшие, которые скорбными тенями бродили от здания к зданию, или же бесцельно кружили по пустырям.
Время от времени охрана заводика с матюгами выпроваживала с территории небольшие стайки школьников, которые с маниакальным упорством уже через полчаса в стороне от проходной лезли через забор обратно. Примерно раз в день прокатывался по кварталу ленивый наряд ППС, собирающий не успевших укрыться наркоманов и бомжей. Изо дня в день в этом районе практически ничего не менялось, работы по сносу велись с применением огромного количества лени и разгильдяйства, и практически стояли на мёртвой точке.
В свой долгожданный выходной я наконец смог вырваться из глухих дебрей области в город, дабы посетить это и ещё несколько мест. Что я там забыл? Просто у меня не совсем обычное хобби: ещё лет с двенадцати я увлёкся коллекционированием фотографий исписанных стен подъездов. В те времена, когда пресловутый интернет был привилегией только очень состоятельных людей, да тех, кому он был необходим по работе, его роль прекрасно исполняли стены парадных и лифтов. Мудро-наивные детские мысли, стихи, переписки наподобие чатов, музыкальные предпочтения,достаточно красивые рисунки – всё это сейчас с дикой скоростью уходило в прошлое: повсеместно ставились домофоны, подъезды ремонтировались, а люди уходили в интернет. Не так давно я с сожалением понял, что найти что-либо новое на этом поприще осталось, возможно, либо где-то в глубинках области, либо в заброшенных расселённых домах. Временами, правда, попадались под домами интересные подвалы и бомбоубежища, в которых с 90-х – начала 2000-х сохранились окинутые места тусовок молодёжи тех лет, но их тоже было мало. Вот и в этот «квартал реновации» я забрёл в надежде отыскать очередной архив «настенной сети». Знал бы я тогда, чем этот поход закончился, я бы тысячу раз подумал, прежде чем в тот день вообще выходить из дома…
С самого начала мне не повезло, ибо моё появление в кваральчике совпало с посещением оного отрядом ППСников. Посему,дабы не искушать судьбу возможностью общения со стражами правопорядка, я прогулялся в ближайший магазин, взял пивка и устроился на ступенях спуска набережной канала, что гнал свои мутные воды как раз мимо местного заводика,около которого как раз располагался единственный въезд в квартал.
Спустя,примерно, часа полтора, когда ещё тёплое осеннее солнце уже начало клониться к закату, мимо меня медленно проехал сыто урчащий уазик ментов. «Ну наконец-то!»- подумал я, и, бросив опустевшую пивную бутылку в канал, отправился к первому зданию, что хотел посетить – школе. Все двери в ней были заколочены, но зато окна, в том числе и первого этажа, были гостеприимно распахнуты. Внутри меня ожидаемо встретила разруха и божатник. Нигде ничего интересного: обломки парт,шкафов, дверей; прожжённые дыры на старом паркете, стёкла, бутылки, одежда бомжей. На стенах – только метки участников ночных игр, да вызывающие у меня крайне сильное омерзение тэги-росписи. Под школой, по видимому, располагалось укрытие,переделанное из обычного подвала, но оттуда столь сильно несло гарью, что спускаться туда категорически не хотелось. Разочарованно повздыхав, я ретировался оттуда. В кабинете первого этажа, через окно которого я вылезал, в углу сидел бомж, и, не обращая ни на что внимания, проводил акт дефекации.
В здание, абсолютно аварийного на вид состояния, я даже соваться не стал, так как что-то мне подсказывало, что там даже лестниц – и тех нет, одна пустая кирпичная коробка осталась. Поэтому я сразу двинулся через пустырь, засыпанный кирпичными осколками к частично жилой шестиэтажке. Посреди пустыря сидела совместная компания бомжей и гастеров, которые были заняты пережиганием изоляции с медных проводов. Густой чёрный дым, поднимаясь в небо, делал солнечный свет мертвенно ржавым, и от этого света становилось как-то не спокойно,тревожно на душе, будто вот-вот случиться что-то неотвратимое, или пропадёт что-то важное…
Вытряхнув странные мысли из головы, я приблизился к первому из двух парадных шестиэтажки.Двери на нем не было, её роль исполнял грязный советский ковёр неопределённого цвета. Освещение практически отсутствовало, лишь на первом и третьем этажах на проводах светились голые тусклые лампочки, что говорило о том, что от электричества здание ещё не отключили. Листы фанеры, заменявшие окна погружали подъезд во мрак столь глубокий, что пришлось воспользоваться фонариком. Но вот здесь как раз я нашёл то, что искал: бледно-голубые стены были густо исписаны «наскальной живописью», нанесённой выцветшими от времени маркерами, а с потолков смотрели чёрные звёздочки «чёртиков» - спичек, что приклеивались к потолку в горящем состоянии. Сразу вспомнилось, как в детстве я пытался разгадать эту технологию: сначала использовал жеваную бумагу, что было не слишком-то эффективно, а позже додумался плюнуть на побелку и натереть противоположный головке кончик спички оной. Получилось идеально, и уже через неделю весь мой подъезд представлял из себя негатив звёздного неба.
Ну а этот подъезд был просто кладом для моей коллекции! Поднявшись на верхний этаж и подёргав на всякий случай чердачную дверь – она оказалась заколоченной – достал фотоаппарат и двинулся вниз, фотографируя стены. Тут, похоже, любили тусоваться представители «неформальной группы» (всю «парадную живопись» я для себя разделил на четыре группы: «неформальную», «рэперскую», «кислотную» и «смешанную»,которая очень часто напоминала современные форумные срачи). В обилии здесь наличествовали пентаграммы, египетские кресты, названия различных групп метальной направленности, черепа и тому подобное. Встречались цитаты из песен, стихи,любовные признания. Были, как ни странно, и свежие надписи, возрасту которым было явно не больше года. Правда, все свежие были какими-то однообразными и обрывочными, например: «Не суйся туда!», «Они разрыли Могилу себе», «Кто пришёл зачем…», «Боги наверх!» и в том же духе. Работа наркоманов, наверное. Уже выходя на улицу, решил проверить подвал, но вход в него оказался засыпан таким количеством строительного и бытового мусора,что разгребать его пришлось бы пару дней минимум.
Вторая парадная оказалась почти точной копией первой, за исключением того, что на пятом этаже, на подоконнике сидели двое прочно застрявших в астрале торчков,совсем не реагирующих на внешние раздражители. Зато на спуске в подвал тут мусора было значительно меньше, но дверь была железная и с врезным замком,правда выглядела она не особо надёжно. Тут как раз очень удачно взгляд зацепился за лежащий на кучке мусора кусок водопроводной трубы, которая идеально подходила для задуманного мной чёрного дела. Выглянув из подъезда и убедившись, что лишних глаз и ушей нет (торчки на пятом – не в счёт), я при помощи этой трубы и чьей-то матери с диким скрежетом вывернул плохо приваренный замок с мясом. Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы можно было протиснуться боком. Включив фонарик, я нырнул в темноту. Дверь за спиной, издав придушенный скрип, закрылась.
Подвал был не менее интересным, чем подъезды, видимо нефоры тусили и здесь. Кроме надписей стены украшали плакаты, стояли свечки, под ногами во множестве валялись старые пивные бутылки. Потолки в помещении оказались не особо высокими, но мне с моим малым ростом не приходилось даже наклонять голову. Кроме того,подвальчик был странной планировки: после большого зала, который начинался прямо от двери, тянулся узкий коридор, заворачивающий буквой «Г» и оканчивающийся лестничным маршем на десять ступенек вниз и ещё один зал поменьше.Этот маленький зал вызвал у меня ещё больший интерес, чем большой. Всё та же обстановка места сбора молодежи, но на стенах поверх всего написана какая-то нечитаемая белиберда,притом тем же почерком, что свежие наркоманские надписи в первом подъезде. К тому же, кирпичи одной из стен зала явно отличались по качеству и возрасту от других. К ней же подходили две обрезанных и заваренных водопроводных трубы. В этом зале так же обнаружился старый кожаный диванчик, на который я с удовольствием присел отдохнуть и перекусить. Фонарик очень удобно подвесился к ржавому крючку на потолке.
Перекусив прихваченными из дома бутербродами и осушив припасённую бутылочку пива, я решил более тщательно изучить свежую кладку стены. Из-под ног, заставив меня вздрогнуть, шурша мусором и возмущённо пища, в сторону выхода прошмыгнула толстая крыса. Стена оказалась и в правду необычной: из щелей, где некачественный раствор между кирпичами осыпался, дул сквознячок. Это было крайне интересно, так как про некие большие системы подвалов в этом районе слухи по интернету ползали достаточно давно. Вооружившись той же трубой,которой открывал дверь, я начал ковырять кладку. Поддавалась она достаточно легко, и уже через полчаса работы дыра в стене была вполне пролезаемой. За ней в темноте терялся узкий коридорчик с идущими вдоль пола трубами.
Как ни странно, коридорчик оказался достаточно длинным, и пару раз сворачивал в стороны под углом в девяносто градусов. В конце концов, он закончился точно такой же дыркой, только в более старой кладке. За стеной оказалась маленькая комнатка, в которой помимо этой дыры была старая деревянная дверь в противоположной стене. Всё вокруг покрывал толстый слой пыли. Ржавые недействующие трубы рассыпались буквально от прикосновения. Видавшая виды дверь хоть разбухла и перекосилась, но была ещё крепкой – сдалась и слетела с петель только с пятого удара ноги. За дверью тянулся прямой, как стрела бетонный коридор, напоминающий трубу, из-за того, что был практически круглым в сечении.Окончился он странным круглым кирпичным залом, похожим на кусок водонапорной башни. Здесь постоянно слышалось очень низкое, на грани слышимости, гудение, то затухающее, то усиливающееся в примерно равные промежутки времени. Потолок был куполообразным и достаточно высоким – около пяти метров. Всё помещение покрывал густой слой странной тёмно-красной пыли. По моим ощущениям, этот непонятный зал находился приблизительно под пустырём, на котором раньше стояло старое складское здание чуть ли не пушкинских времён постройки, где в конце 80-х –начале 90-х собирались некие подозрительные личности, нанимавшие студентов для каких-то археологических раскопок. Потом склады по неизвестной причине споро снесли, а личности и их проекты растворились во времени.
«Но что же это может быть?» - думал я, обходя зал по сужающейся спирали. Ровно посередине под ногами что-то хрустнуло, и звякнуло о металл. Подняв облако красной пыли, я расчистил крышку обычного канализационного люка. После приложения значительных усилий, крышку удалось открыть и откатить в сторону. Звук неясного происхождения значительно усилился, в нем начали мерещиться то ли голоса, то ли стоны. Стало, мягко говоря, не по себе. Переборов страх, я заглянул в люк. Вниз уходила металлическая лестница, сваренная из ржавой арматуры. Ниже третьего пролёта клубился мрак, китайскому фонарику не по силам было развеять его. Не отдавая себе отчёта, я ступил на лестницу и начал спускаться. Всё происходило как во сне. С каждым пролётом звук нарастал, мрак приобрёл оранжево ржавый оттенок. Четвёртый пролёт, пятый… После одиннадцатого пролёта лестница резко закончилась, резко зажёгся ржавый свет…лишь долю секунды я видел ЭТО, через неё мой милосердный мозг отключил сознание, поражённое Ужасом и наступила спасительная тёплая темнота…
★★★
Месяц спустя:
-Эй седая голова, это здесь, что ли твой «Мега крутой спецобъкт»?! Я пока только бомжацкие расселёнки вижу.
-Спокойно. Всё здесь, под ними.
-Да ладно! Гонишь всё, весь мозг пропил.
-Ты посмотри сначала, а потом пизди. Погнали!
Группа из четырёх человек, возглавляемая абсолютно седым молодым человеком небольшого роста, подошла ко второму подъезду не до конца расселённой шестиэтажки, стоящей в центре квартала реновации. Осмотревшись, нет ли лишних глаз, парни гуськом скользнули в подвал. Никто не заметил, как у замыкающего процессию седого парня глаза на миг засветились ржаво-оранжевым светом…

× Пришло новое сообщение