проведено 109 872 розыгрышей
Следующий через 13 минут

Последние победители



Глаза привыкли к темноте, а потому сквозь туманную завесу слепоты едва проглядывали очертания комнаты, единственным источником света в которой служила узкая, едва заметная полоска света под дверью. Оттуда же тянуло сквозняком, ощущавшимся только при максимальной близости, подставляя лицо к щели, изгибаясь при этом словно вопросительный знак. Лучше от этого не становилось, а дышать было все так же тяжело, отчего хрипы, которые издавало пересохшее горло, эхом отражались от стен и потолка, вновь и вновь расшатывая нервы: «Кто здесь? Кто так хрипло дышит?» Ответа, как понятно, не последовало и, едва девочка задерживала дыхание, все звуки пропадали а тишина, звенящая в ушах, давила на сознание, заставляя слышать, как быстро колотится собственное сердце, как стучит кровь в ушах. Она плохо помнила собственное имя, что уж говорить о том, кто она, как попала сюда, что происходит и почему так невыносимо болит висок, которым она раз за разом прислонялась к холодной стене, дабы унять назойливое чувство. Страх стискивал грудную клетку, заставлял дышать чаще, отчего пить хотелось только больше, но все же девочка изо всех сил старалась успокоиться, привести в порядок мысли. Отчасти, ей это удалось, а потому, вдохнув полной грудью, она оттолкнулась спиной от стены, подаваясь вперед, дабы тут же упереться связанными ладонями в каменный пол. Рядом, едва заметно поблескивало что-то, что занимало ее внимание последние минуты, а потому, едва девочка ощутила, что предмет этот вполне настоящий, она потянулась за ним, готовая, однако, резко дернуться назад, обратно к запертой двери. Холодный металл никак не повлиял на ощущения - пальцы заледенели, слушались плохо, и поднять несчастный предмет вышло далеко не с первого раза. Наконец в руках оказалась зажигалка, какие она часто видела на витринах заправок. Блестящая, позолоченная поверхность казалась спасительно-теплой. С крышечкой, которую некоторые умельцы откидывали простым взмахом, девочка возилась еще дольше, с упорством стараясь подцепить кончиком ногтя непослушный выступ. Кремневое колесико частично заледенело, оттого, что вещица лежала почти в самой луже, но, спустя еще некоторое время, в ладонях занялся рыжеватый огонек. Зажмурившись, девочка вытянула зажигалку перед собой, чтобы как-то разглядеть помещение, в котором оказалась. Ни единого намека на окна - это был глухо запертый подвал, единственным выходом из которого служила старая, но все еще крепкая дубовая дверь, из которой, местами, торчали ржавые шляпки гвоздей, часть которых раскидана по полу, словно нарочно. Дальняя стена терялась в темноте, но девочка отважилась подняться на ноги, почти сразу пошатнулась, от резко наступившего головокружения, оступилась, клонясь в сторону и, вскрикивая, повалилась на пол, роняя спасительный светлячок зажигалки куда-то в темноту. Ногу пронзила острая боль, почти у пятки. Тихо скуля, она осторожно садится, шарит руками по полу, в надежде найти потерянный источник света, но с каждой секундой тьма сгущалась все больше и больше, и отыскать зажигалку почти не представлялось возможным. К счастью, Фортуна решила последний раз помочь несчастной девочке, ибо та, почти оставив попытки нашарить металлическую поверхность своего сокровища, таки нашла его в луже. Трепетно вытирая кремневое колесико о шорты, снова пытается вызвать крохотное пламя, на этот раз куда более медленнее, то и дело всхлипывая от боли и обиды. Занявшийся было огонек потух от ее собственного вдоха и все пришлось начинать заново, отчего девочка сердито, со злости, чиркнула большим пальцем по нему, обжигаясь о разогретый материал. Стараясь выровнять дыхание, она, наконец, смогла выполнить поставленную задачу и, предельно осторожно, опустила зажигалку на пол, чтобы взглянуть на то, что стало с ее ногой. Слабое желтое свечение позволяло увидеть, что это был, как и ожидалось, погнутый гвоздь, на который та наступила, пытаясь двинуться с места. Сомневаясь до последнего в правильности своих действий, девочка пошарила в карманах, дабы выудить оттуда темно-синий платочек, почти черный в рыжеватом свете зажигалки, и, стиснув челюсти настолько, насколько только могла, вытащила острый конец гвоздя из ранки. Темная жидкость почти сразу брызнула на руки и пол, заставляя вздрагивать от нового приступа боли, охватывающего всю ступню. Как можно быстрее она, стараясь подавить дрожь в ладонях, перевязала порез, крепко перетягивая уже пропитавшийся кровью кусок ткани. К удивлению девочки - это помогло снять часть боли и унять кровотечение, хотя саднящее чувство не покидало, да и сделать что-то с крепко стянутыми руками было весьма проблематично. Устало, а главное, предельно медленно и осторожно, она вернулась к осмотру помещения, но ничего нового, за исключением едва поблескивающего, все еще мокрого от крови, гвоздя у своих ног, не обнаружила.

1
× Пришло новое сообщение