Я расскажу вам одну историю, приключившуюся в Рождественскую ночь…

В одном из множества подвалов старинного университета Черной магии, где не раз собирались студенты-чернокнижники, в Рождественскую ночь юноша, совсем ель-елью, как говорится, решил совершить обряд призыва Великого и Ужасного. Все чин чином: сырое подземелье, едва освещенное малым количеством свечей, пентаграмма и благоговейный страх студента, кочующий от его головы до пят. Встав, как ему казалось, в более-менее солидную позу, раскинув худощавые руки, юный чернокнижник принялся зачитывать заклинание. Только стоит упомянуть, что наш юноша был с рождения заикой и в самый ответственный момент:

- Во и-имя Санты, Пра-правителя земли, Ца-царя мира сего, я призываю си-силы…

- О-хо-хо! – На призыв довольно быстро откликнулись, стены затряслись, столпы искр взметнулись… и в середине зала во всей красе перед юным дарованием предстал мужчина хоть и в красном, но явно не из той оперы.

- Да ты смеешься! Опять? – эхом разнесся голос новоприбывшего, такой солидный бас.

- Клаус! – будь студент из семейства остроухих, разъезжающих на гордых и рогатых, то прижал бы уши к макушке как нашкодивший кот.

- Третий год подряд! Да за это время ты мог найти кого-то более внятно говорящего, - старик недовольно уставился на паренька, тяжело вздыхая. – Да и почему опять на Рождество? Тебе заняться больше нечем? Девушку хоть бы завел, Титольф.

Юноша вспыхнул краской, нахорохорился словно воробей, задетый таким колким замечанием:

- Великий занят во все остальные дни, его по пустякам всё да вызывают!

- Так хоть бы в этот день дал старику отдохнуть! – Санта снял с головы свой красный колпак, почесывая затылок.

- Но я уже на третьем курсе, а его еще не видел, - обиженно пробормотал Титольф, закрученным носком сапога растаскивая гряз по полу.

Чернокнижник-неудачник поник, уселся на корточки, от чего по его длинной, но порванной или поеденной местами мантии деловито пробежала мышь. Санта Клаус подошел к призвавшему его, погладил по кудрявой шевелюре и усмехнулся.

- А вот не стал бы на первом курсе пить на спор лягушачью настойку, то не провел бы неделю в аквариуме.

- И даже это ты знаешь, - надув губы, пробурчал Титольф. – А вот ты чего третий год приходишь?

Санта задумался, пожал плечами, потеребил в руках колпак с помпоном и скромно ответил:

- Да мы это… насмотрелись всяких реклам… теперь полностью на автономный режим перешли.

- Теперь ты как королева Англии, лишь в платье показаться и уйти? – съехидничал парень.

Титольфу прилетела легкая затрещина, на что он в ответ лишь квакнул (еще сказывались издержки первого обращения). Санта Клаус рассмеялся, когда студент плотно зажал рот руками, пристыженный и оскорбленный.

- Ладно, Тит, раз не в первой нам с тобой встречать Рождество вместе, то что ли выпьем по кружке другой? – добродушно спросил седовласый бородач, приподнимая юношу, отряхивая его от пыли.

- А ты это… Санями разрешишь порулить?

В глазах Титольфа мелькнула совсем детская надежда.

- Права получил? – строго осведомился Санта.

- А то!

Где-то в ночном небе на фоне созвездий Геркулеса и Северной Короны промчались невиданные сани, запряженные девятью оленями.
- О-хо-хо! – юношеский голос и звон бокалов подхватил декабрьский ветер.


Автор: Max O'Shea

God Rest Ye Merry Gentlemen (12-24-12)
03:01
5
× Пришло новое сообщение