Реклама

Работа паука

Дмитрий Королёв

Работа паука ещё не была окончена, когда старик услышал, что жена его зовет. Паук помогал забываться, но она возьмет да и вырвет из рук полусна его усталое внимание.
- Зачем ты кричишь, - сказал старик и повернулся в кровати, чтобы увидеть ее затылок.
- Ты был здесь? – отвечает она, - Скорей бы поднял меня.
- Фу ты, господи, - произнес он и откинул одеяло.
Старик стал пред ней как когда-то крепкий, как земля в их саду.
- Давай руки, - сказал он, украдкой глянув на потолок – паук скрылся, - Ах ты, тяжесть какая!..
Они преодолели зал, и старик стал задыхаться – женщина поторапливает его, желая справить нужду. Но он ошибался, думая так.
- Нет. Туда, - говорит тут она, указывая на плотный занавес.
Утренний зеленоватый сумрак вошел в эту комнату прежде них. Старик хотел было что-то сказать, но жена предупреждает его желание и заставляет подвести ее к шкафу. Книгу женщина достает сама.
Она поглаживает ее, прижимает к груди и, прикрыв глаза, шепчет: «Мальчик мой, застегнулся бы. Там же ветер был.., много ветра было в этом твоем море. Соленое, зараза – глаза твои щипало, а нам-то тут с отцом все выщипало…»
- Что ж ты, старая.., - простонал супруг.
- Помолчал бы. На вот, почитал бы лучше, - и она протягивает книгу старику, которому и так большого труда стоило удерживать одну только старуху.
- «Войдя в залив Силлегапет, надлежит лечь на створ маяка…» Ой, бабка!..
- Я хотела бы, чтобы ты продолжал, - женщину начинает тут трясти внезапная злость, волной пробегающая через мягкое тело.
- Ну хорошо, «… маяка Ульвесуннет и светящегося знака Ульвесуннет, установленных на восточной стороне северного входа в пролив Ульвесуннет, и идти курсом 346…» тут – градусов с копейкой. Ну что тебе еще? – у волос старика прихватило испариной, и сам он дрожал как перо полыни.
- Ты бы дальше, дальше…
- Ох, старая, что дальше - так: «На этом створе нужно держаться как можно точнее, так как вблизи него лежат опасности. Справа от курса…»
Старуха вдруг всплескивает руками, отчего их обоих чуть не валит на ковер.
- Так я и думала: опасности! Мой мальчик, сколько тебе раз говорила, чтобы не ввязывался в эти авантюры! Не лез бы, говорила…
- Тьфу ты черт, - не выдержал старик и швырнул книгу в шкаф, - Идем в постель.
Но она не дает себя увести.
- Ты видел: сквозняк, - говорит она.
- Из шкафа? – старик повернулся закрыть дверцу; жена вырывается из его рук и подходит к окну.
Зеленый свет в комнате – отражение восьмидесятилитрового аквариума, в который женщина теперь щедро сыпет корм.
Старик подождал, покуда она закончит, проворчал: «Пойдем-пойдем, старая ты дуреха», обхватил ее покрепче и увлек прочь от пустого аквариума.

*******

Как стало за окном темнеть, старик очнулся. Он услышал, как в женщине шумно перетекают соки. Он попробовал было прикоснуться к ней, но больно водянистой она ему показалась. Старик испугался и больше ее не трогал.

Ночью он решил встать. Мучила жажда. Старик, скрипя душой и костями, поплелся на кухню. Оттуда он услышал ее голос и поспешил вернуться, так ничего и не выпив.
Она: Поставил бы сюда камень.
Он: Зачем?
Она: Что я тебе сказала!
Он: Но зачем?
- Чтобы за него можно было держаться, - говорит она и тут же забывает о разговоре, возвращая взгляд потолку.
Старик махнул рукой и вышел из комнаты.

Через какой-то час - сначала тихо и до нестерпимого - раздаются звуки рывками передвигаемого тяжелого предмета.

Время шло. Это было не прежнее время. Это подсказывал ему паук: сначала он заканчивал плести паутину, но вот сейчас он еще только приступает.

Паук покинул свое место и распустил паутину меж стеблями кандийского тмина, выросшего из груди старика.

© Copyright: Дмитрий Королёв, 2008

Реклама
× Пришло новое сообщение