Ещё кое-что из "Разумного животного":


"Это было почти немыслио - планета Земля без людей, без единого человека, который мог бы вспомнить о великолепных вещах, созданных людьмы, или о религиях, в которые они верили, или о бойнях, которые они учиняли, - и о той, к которой они сейчас готовились, - без истории, потому что на ней больше не будет историка. <...> Индивидуальная смерть, по сути, ничего не значит, во всяком случае, её можно принять <...> Но полное искоренение рода человеческого, такое, чтоб ничего не осталось после тебя: ни трудов, ни потомков, - это невыносимая мысль, - самоуничтожение в таких масштабах не укладывается в человеческом сознании"


Oh, really? Не укладывается? 

Я могу представить себе планету без людей - и эта мысль меня не пугает, как не пугают сообщения о других вымирающих видах. Относительно Вселенной мы  ничто. Я не пытаюсь раздуть трагизм на пустом месте. Просто это правда. Планете нет до нас дела. Космосу нет дела до нашей планеты. Вырубка лесов, пухнущая год от года Красная книга, уменьшение количества пресной воды... Всё это грустно, конечно, но - только для нас. Всё это значит лишь, что мы бездарно используем шанс, данный нам случаем. 

С нашим исчезновением жизнь на планете не станет хуже или лучше. Она будет просто другой. Если же мы изловчимся уничтожить саму жизнь - Вселенная ничего не потеряет. 

Какой наивный, истинно человеческий эгоцентризм проявляет Мерль в "Разумном животном", а затем и в "Мальвиле" - он искренне верит, будто мы имеем какой-то вес и значение для этого мира.

3
× Пришло новое сообщение