А вы хорошо помните своё детство?


Моё – полно красочных воспоминаний. Мне очень повезло, и едва ли не с самых пеленок ошалевшего пухлощёкого карапуза, коим я тогда был, родители таскали по всевозможным походам: сплавы и леса, горы и моря – всё исхожено, исплавано и излазано вдоль и поперёк. И хоть большая часть воспоминаний уже поблекла – замечательные истории об этих походах всё ещё ярко блестят откуда-то из закромов моей памяти и ждут, чтобы их рассказали. Но сейчас не о них.


Сейчас – о тех замечательных днях, что я провел на даче вместе с родными. Не со всей семьей, конечно, родителям всё же нужно было работать, да и что уж – иногда отдыхать от надоедливого спиногрыза, а вот бабушке и дедушке, которые в то время жили в деревне, – сплошная радость принять на лето внучат да внучек. И было нас таких трое – я и мои двоюродные брат с сестрой.


Как ни странно, именно там, в окружении гор и свежего воздуха, началось моё первое полноценное знакомство с компьютером. Дед мой – преподаватель информатики, поэтому, когда мы сытые, выспавшиеся и довольные вставали из-за стола после завтрака, он подзывал нас, усаживал всех подле себя, а меня сажал на колени, как самого младшего. Довольно щурясь на солнце, он включал свой старенький компьютер, и не торопясь обучал нас основам Паскаля. И правда – куда торопиться? Тогда мы не понимали и не замечали времени, его словно вовсе не существовало, будто весь мир вокруг нас застыл в одном прекрасном летнем дне.


Иногда нас навещала тётя, и тогда в размеренной деревенской жизни начинали проявляться нотки дисциплины, но вовсе не злобной поучительно-родительской дисциплины, ну, знаете, «кушай кашу, пей молоко, делай зарядку», нет. Всегда в форме предложения, но не такого, от которого нельзя отказаться, а такого, с которым хочется согласиться. Давайте встанем в 5 утра (буууу!) и пойдем встречать рассвет на гору (ураааа!)? Давайте вы оторветесь от компьютера (буууу!) и мы пойдем купаться под дождем (ураааа!)? Давайте соберем старые ненужные доски, разбросанные по участку (буууу!), и построим из них штаб (ураааа!)?


И мы строили штаб – стащили к сараю доски со всего участка, гниль и хлам сожгли, а все что оказалось пригодным – почистили и окрасили. Правда, как ни старайся – из мусора полноценную беседку не собрать, так что было решено использовать доски лишь для фасада, ну а сам штаб устроить на чердаке сарая, стоявшего возле дома. Сказано – сделано. Так чердак избавился от кипы газет, бутылок из-под водки и странных хитроумных приспособлений, оставленных прошлыми жильцами. Их сменил ламинат, просторный матрас и электрическая лампа. Когда всё внутри было уютно обустроено, запасной выход на соседский участок пропилен, а секретный стук, который ни за что не следовало выдавать взрослым, – тщательно продуман, мы вернулись к аккуратно сложенной в стороне стопке досок, и забили ими вход, оставляя лишь небольшую дверь для прохода. На самой верхней доске гордо красовалась красная надпись Штаб.


Начиная с этого момента, ночевали мы исключительно в Штабе. Да, иногда нам приходилось выгребать из-под матраса мокриц, а по утрам с воплями спрыгивать на землю и улепётывать в сторону дома, чтобы скрыться от неожиданно проснувшихся от зимней спячки сожительниц – ос. Нередки были случаи, когда проснувшись посреди ночи, можно было случайно наступить на мирно ползущую мимо тебя двухвостку. Частенько ночами бывало прохладно, но всё это нас ничуть не смущало. Сбившись в одну теплую кучу и накрывшись сразу тремя одеялами, мы травили байки. Играли в карты. Тайком от взрослых проносили – о ужас! – пакеты с чипсами и газировкой, а затем довольно их хомячили. Смотрели ужастики, а затем боялись спускаться вниз и идти до туалета 20 метров. И понемногу взрослели.


Всё чаще наша компания стала пополняться общими друзьями. Секретный стук давно был забыт, но мы всё еще совершенно по-детски устраивали кучу малу. По команде выключался свет, каждый брал свое одеяло, заворачивался в него целиком и кидался в центр матраса, а дальше – как получится, вся эта масса, с торчащими отовсюду руками и ногами, боролась без каких-либо правил и конечной цели, покуда не надоест, ну или пока откуда-то снизу не раздавался сдавленный вопль: «СЛЕЗЬТЕ, ИДИОТЫ, Я ДЫШАТЬ НЕ МОГУ». Иногда старшая сестра привозила своих подруг, что повергало меня, постепенно входящего в период созревания, в дикий восторг, а во время куча малы, порой, и вовсе вгоняло в краску. Привет, Марина, длинноволосая владычица моих детских грёз.


Но время шло дальше.


Всё чаще начинала звучать фраза: «что-то холодно, может, в доме поспим?»


Всё реже получалось собраться вместе всей компанией, пусть без друзей, хотя бы втроем.


Сейчас я практически не приезжаю туда. Бабушка и дедушка постарели, и переехали жить в город. За домом присматривает сосед, и лишь изредка кто-то из родственников приезжает на выходные – попариться в бане, покататься на лыжах, отметить какой-нибудь праздник.

Сарай уже давно сгнил, и этим летом мы будем его сносить.


А вы хорошо помните своё детство?

Hitomi Kuroishi - Innocent Days
04:28
Stories - Hitomi Kuroishi
05:20
× Пришло новое сообщение