Школа, четвёртый класс. Мне купили дождевик из красной плащовки. Всё бы ничего, но когда одеваю капюшон, становлюсь похожей на одну из ку клукс клана... Одноклассники дружно дразнят "красной шапочкой".

Шестой класс. Мать сшила мне штаны для защиты от ветра и дождя из имевшихся под рукой лоскутов. Получились штаны в широкую цветную полосу, цвета яркие... Девочка из восьмого класса обзывает меня клоуном. Ну да, сама-то она хорошо одевается.

Седьмой класс. На первое сентября я одеваюсь как старушка: старушачие закрытые туфли без каблука, серая прямая юбка до колена, пиджак с плечиками, делающий меня похожей на вышибалу.  Мать хочет нарядить меня на школьный карнавал клоуном Поповым. "А что, известный был человек..."

Восьмой класс. Я посмела высказать всё, что думаю, об учительнице истории. О неуравновешенности, неопрятности и о том, что на её уроках ученики стараются не садиться на первые и вторые парты, ибо на них глаза режет от перегара. Это был единственный раз, когда её вызывали из-за моего поведения, а не чтобы наградить. Получаю выволочку от матери в школе, а когда приходим домой, она бросает меня на пол в кухне и берёт нож со словами: "Давай порежем тебе руку и посмотрим, красная кровь потечёт или голубая?" Девчонки научились красятся, встают на каблуки... Мне же нельзя даже красить ногти.

Девятый класс. Мать шьёт мне платье из жёлтой ткани, которую обычно используют как тюль. Шить она умеет, вот только фасончик больше подойдёт на выпускной из садика.

Одиннадцатый класс. Выпускной. Мать показывает мне свои руки с пылью под ногтями из-за постоянного контакта с текстилем, и говорит: "Вот мой маникюр, и у тебя на выпускном такой же будет". Намекает, что денег на мастера не даст. К слову, я и не просила. И никогда там не была, и не заикалась об этом ни разу в жизни. После выпускного она отдаёт мне все грамоты об окончании школы, медаль... В грамоте указаны мать и отец, но его имя замазано красным фломастером. Действительно, он тут не при чём.

Мы никогда не проявляли любовь друг к другу. Я, помнится, пыталась в детстве, но меня быстро от этого отучили. Потом оказалось, что она не подпускала к себе, потому что курила и скрывала это. Она чувствовала отвращение к себе, а дети ведь всё чувствуют... И теперь мне неприятно к ней прикасаться. Меня не пускали на дни рождения одноклассников, на вечеринки и дискотеки. До сих пор у меня проблемы с общением и тактильными контактами. Мне нужно приложить усилие, чтобы обнять даже своих родственников.

Я не люблю свою мать. В нашей семье нет такого понятия, есть только "долг". Она давала мне только то, что должна, но без излишеств. Правда, тогда она должна была бы рассказать и о женской гигиене, и о взаимоотношении полов. За неё это сделала школа, уроки биологии и "Великий женский секрет" Олвейз)

Недавно она накупила книг по саморазвитию. Каждый день говорит перед зеркалом: "Я достойна самого лучшего по праву своего рождения". Развесила по стенам аффирмации и "заряженные" картинки.

Чувствую ли я себя достойной "самого лучшего по праву рождения"? Нет, ведь моя самооценка уничтожалась планомерно, потому что ей казалось, что у меня "слишком надменное лицо". Но теперь у меня есть своё мнение на этот счёт.

× Пришло новое сообщение