А еще я временами пишу. После драматического фанфика о страданиях недооцененного сотрудника под интригующим названием "И тебя выебу", получившееся ныне мне даже нравится :)


Последний виски во вселенной

— Джо, не надо! Зачем?! Ты ведь умрешь здесь в одиночестве, Джо! — нож упирался в горло, и без того сдавленное паникой. Голос второго был спокоен:
— Нет. Сначала я проживу здесь восхитительную жизнь в одиночестве, и только потом умру. В том и смысл. В том и смысл, Ричард.
Забулькало и захрипело, горячая густая кровь щедро окропила руки Джо. Он засмеялся. Он настоящий марсианин — столько раз окрашивал в красный свои руки на этой красной планете...

Строго говоря, Марс не был красным. Он был рыжим, рыжим как шевелюра Элис, как пятна ее веснушек на слишком белых плечах, и это было единственным на Марсе, что не нравилось Джо. Но даже это отвращение к цвету, подаренное бросившей его подружкой, дарило ему здесь болезненное удовольствие. Как виски, который он любил дома, несмотря на его цвет, напоминавший все то же. Даже сюда свой любимый односолодовый Макаллан он притащил самой наглой контрабандой, какую только возможно вообразить в межпланетных перелетах. Не стоило так рисковать ради напитка, но без него грядущее торжество было бы неполным и Джо удалось припрятать бутыль так, что ее никто не нашел.

***

Джо первым узнал, что дни Земли сочтены. Неотвратимая угроза уже неслась к ней — радиация, порожденная взрывом звезды-гиганта, была нацелена точно на маленькую голубую планету, собираясь сожрать ее атмосферу и уничтожить все живое на поверхности. Весть об этом заставила ускорить программу колонизации других планет. У человечества было около сорока лет, и оно не собиралось терять время — за пять лет были отправлены четыре экспедиции: на Марс, Венеру, Меркурий и Титан, спутник Сатурна. Столь короткое время подразумевало, что полноценной терраформации, как планировалось изначально, не будет. Колонизаторы должны были лишь начать долгий, глобальный процесс, обеспечить Земле непрерывный поток информации и дать шанс. Или не дать, и прожить остаток своей жизни вдалеке от человечества.
Их было пятнадцать. Пятнадцать колонистов, одиночек, людей высшей пробы, высадившихся на Марс четыре года назад. За эти годы они построили купол, поселок под ним, запустили все системы жизнеобеспечения — их миссия была почти выполнена, когда Джо принялся за свою.
Сначала он убрал троих врачей — они злили его больше всех остальных. Он подкараулил их на выходе за пределы купола и прошелся лазером по скафандрам. Робот отнес их тела в каверну, и оставшиеся одиннадцать так их и не нашли, списали на несчастный случай. Несчастным же случаем было произошедшее на складе падение ящиков с тяжелым оборудованием — миловавшуюся там парочку раздавило насмерть, а их кровь так и не смогли отмыть с пластикового пола.
Команда насторожилась и Джо несколько сменил тактику. Когда умерла Кэтрин, старшая в их предполагаемой колонии, оказалось, что в ее каюте были припрятаны земные наркотики не самого высокого качества. Конечно, никто не узнал, что примеси в героине появились уже после прибытия на Марс и Джо довольно долго не мог достать необходимую дозу смертельного вещества, потому что оно использовалась только вне купола.
А вот отравиться некачественной едой мог кто угодно — этим выстрелом удалось убить двоих марсианских зайцев. И известие с Венеры о том, что и в их запасах оказались порченные продукты, как ни странно, совсем не подняло дух оставшихся шестерых. «Ну и ладно», — подумал Джо. В конце концов, он всегда знал, что только он и сможет оценить всю красоту своего замысла и титанические усилия, приложенные для его исполнения.
Луи, шестой, покончил с собой. Говорят, психиатры колебались насчет него, но допустили к полету под давлением правительства — из-за чрезвычайно высокой профпригодности. Джо чувствовал благодарность к нему. Словно тот не сломался, не выдержав сложившейся ситуации и не сбежал от реальности трусливо, а помог Джо в исполнении его миссии.
Пятая, Лили, не проверила кислородный баллон перед выходом на поверхность и поплатилась за это, не успев вернуться. Ее тело так и осталось лежать в паре километров от базы, как памятник человеческой беспечности.
Последние четверо держались вместе, насколько это было возможно. За купол не выходил никто, подкараулить их поодиночке не удавалось, его сторонились и Джо понял — они знают. Рано или поздно это должно было случиться и ему повезло, что это случилось так поздно. Всего лишь четверо. Он приостановил все действия, кроме того, с других планет регулярно приходили сообщения о трагических случайностях, несчастных случаях... Подозревать его в убийстве на расстоянии миллиардов километров никто не мог и тайное знание оставшихся принялось таять. Он бы обиделся за то, как его недооценивают, но это было только на руку. Целый год на Марсе не умирал никто, и оставшиеся члены команды расслабились, почувствовав себя в безопасности. Воспользовавшись этим, Джо закрутил роман с короткостриженной, отвратительной ему Энн, и прирезал ее в душе. Уничтожив все следы убийства и спрятав труп в капсуле с отходами, он заварил ее и закопал, а после устроил настоящий спектакль о ее поисках, о проснувшемся страхе смерти. Все его утешали и Дин, зашедший в гости недалекий добряк, сам не заметил, как утешительные объятья переросли в удушение. Растерянность в его налившихся кровью зеленых глазах Джо запомнил и тихо улыбался этим воспоминаниям перед сном — ну что за наивный идиот!
Перед оставшимися двумя он не таился. У них не было сомнений, Джо знал, что они доложили на Землю о том, что среди них оказался безжалостный убийца. Земля негодовала, но уже было известно, что Марс не подходил ни для терраформирования, ни для колонизации, и эти пятнадцать должны были стать первыми и последними марсианами. Помощи ждать не приходилось, и двое пришли в каюту Джо, когда он спал.
Ричард выстрелил в постель с порога. И зачем только он приволок на Марс этот допотопный глок? Пистолет заело, и, бестолково дергая затвор, Ричард пропустил момент, когда прятавшийся за дверью Джо накинул леску на шею Лиама. Лишь когда тот захрипел и брызнула кровь, пистолет полетел в сторону и Ричард бросился наутек, даже не попытавшись помочь. Джо знал станцию как свои пять пальцев и не сомневался, куда идти за последним выжившим. Усмехнувшись и прихватив нож, он даже позволил себе идти, не торопясь.

***

Год спустя Джо жадно приник к телескопам в будке связи. Качнулась от неосторожного движения руки старомодная бутыль, легко звякнув о земной стеклянный стакан с толстым дном. Последний штрих — и жидкое рыжее пламя оближет кубики льда в нем, а потом прольется прямо в бездонное нутро, обжегши глотку. В предвкушении заныли губы.
Три телескопа показывали мертвые колонии на Титане, Меркурии и Венере. Долго же Джо продумывал все детали! На Марсе он мог полагаться на себя, но на остальных планетах... Тщательно припрятанная взрывчатка, испорченная еда, сходящие с ума высоконадежные компьютеры жизнеобеспечения, взбесившиеся роботы. Продуманные, многократно подстрахованные катастрофы во всех колониях были плодами усилий Джо. Вся космическая эпопея была его детищем. Он же умело перевирал данные, не давал другим исследователям выяснить, что до гибели Земли не сорок лет, а одиннадцать.
«Ну же!»
Катастрофа опередила расчеты Джо. Когда он отвлекся от стакана и снова приник к телескопу, Земля уже корчилась в агонии.
— Так даже лучше, — сказал он и сделал первый, самый сладостный глоток последнего виски во вселенной. Он смог. Он уничтожил человечество.

http://ficbook.net/readfic/3064301

× Пришло новое сообщение