Принимаю участие во флешмобе о поэтах, если кто-то тоже хочет поучаствовать, то пишите в комментарии. Искорка — http://surfory.com/24884

Начнем с краткой биографии...

Нина Абрамовна Воронель (род. 1932) - известный в Израиле романист, человек-роман, из судьбы которой, по-окуджавовски выдёргивая по нитке, можно снять сотни фильмов, и каждый из них будет если не триллером, то детективом точно. Родилась в Харькове. Участница еврейского эмиграционного движения в Москве. Русско-израильская мадам Розанова, создательница журнала "22", главного, если не единственного "толстого" журнала в Израиле.

Жена Александра Воронеля - одного из идеологов еврейского исхода из бывшего Советского Союза, известного физика, профессора Тель-Авивского университета, главного редактора издающегося в Тель-Авиве литературного журнала "22", автора таких книг, как "Трепет забот иудейских" и "В плену свободы".

Нина Воронель была известна в СССР как поэт и переводчик. С 1974 года живёт в Израиле и пишет чаще всего прозу. Её "крёстным отцом" от литературы был знаменитый Корней Чуковский.

Нина Воронель умеет всё: среди её произведений - рассказы, повести, эссе, романы, стихотворения, а её первый серьёзный успех - перевод "Баллады Редингской тюрьмы" Оскара Уайльда, дипломная работа выпускницы Литературного института им. Горького. Но её главный род - драма - так же разнообразен по жанру, и несмотря на то, что она художник трагического мироощущения, есть у неё комедии, искрящиеся смехом, с новогодним карнавалом, с фантастическими перевоплощениями персонажей. Она умеет передать особенности языка различных социальных групп: и приблатнённый городской говор - комическую смесь просторечия, газетных, песенно-поэтических, матерных клише и афоризмов собственного производства.

Переводчик, поэт, эссеист, романист - не хочется все эти ипостаси Нины преобразовывать в нечто женское. Если согласиться на минуточку с идеализацией мужского подхода к творчеству вообще, можно сказать, что Воронель всегда относилась ко всем своим занятиям с неженской страстью и самоотдачей.

Cреди её произведений 18 пьес по-русски и одна на иврите, и с полдюжины сценариев на разных языка, по двум из которых были поставлены фильмы: один обычный и два телевизионных - по одной и той же пьесе.

Пьесы Нины Воронель вошли в 4 сборника: "Прах и пепел", "Кассир вечности", "Шестью восемь - сорок восемь" и "Майн либер Кац". Некоторые из них были поставлены на многих языках, некоторые экранизированы и переведены на другие языки, по трём сценариям были сняты фильмы, причём один, по сценарию "Абортная палата", был показан на фестивалях в Каннах и в Монреале, а по пьесе, написанной на иврите по мотивам "Золушки", был создан мюзикл для кукольного театра, который до сих пор собирает публику и аплодисменты.

9 лет назад Нина Воронель решилась попробовать себя в прозе. За эти годы она написала несколько романов, такие как "Ведьма и парашютист", "Полёт бабочки", "Дорога на Сириус" и др.


Теперь перейдем к некоторым ее произведениям...


Запахи детства еще не забыты:
Лагерем пахнет в дождливом лесу,
Мокрой подушкою пахнут обиды,
Пахнет детсадом картофельный суп.

Горести детства еще не забыты:
Книжки стремятся к плохому концу,
Щиплется йод на коленках разбитых,
Злые веснушки торчат на носу.

Промахи детства еще не забыты:
Сладкие промахи первой любви,
Горькие промахи самозащиты,
Трудные счеты с другими людьми.

Бродит под окнами близкая старость,
Чертит морщинки смелей и смелей,
Но неотступное детство осталось,
Как часовой, возле двери моей.

Люди привыкли считать меня взрослой,
А для меня, как в забытой игре,
Так же звучат напряженной угрозой
Крики мальчишек в соседнем дворе.

Так же страшусь я их звонкой погони,
Так же поспешен мой след на снегу, –
Будто сквозь все эти долгие годы
С легким портфелем я в школу бегу…

-------------------------------------------

Стреляют стулья, в зале свет зажжен
И, как положено, в конце картины
Сплоченные ряды мужей и жен
Расходятся в уютные квартиры.

Ах, удержать бы мир обетованный,
Не возвращаться в наболевший быт!
Еще: «Ты помнишь, как она из ванны?»
Уже: «В аптеку завтра не забыть!»

Пригнуться, – чтоб не сразу навалилось,
Чтобы продлить смещение времен!
Еще: «А он-то с ходу: ваша милость!»
Уже: «Ботинки отнеси в ремонт».

Экран еще хранит следы ковбоев,
А зал уже в заботы погружен,
И тягостно бредут под их конвоем
Сплоченные ряды мужей и жен.

А в небе некто, мудрый и высокий,
Зажег советы для лихих годин:
«Храните ваши деньги», «Пейте соки…»
«Звоните о пожаре «ноль-один».

-------------------------------------------  

Жизнь угостит и пряником, и розгой 

И поведет по мне огонь прицельный…
Ах, мудрость – недозволенная роскошь:
Я за нее плачу такую цену,
Плачу из фонда радости и горя,
Накопленного мною по крупице,
Что ей не окупиться и за годы,
За годы от меня не откупиться.

Нет, мудрость – неоправданная трата:
Я за нее плачу такой ценою,
Что я передо всеми виновата,
И виноваты все передо мною.
Но мудрость – неожиданная радость:
Когда пойму я, что тебя не стою,
Она ко мне приходит как награда
За прожитое и пережитое.

× Пришло новое сообщение