Опять я исчезла почти на месяц, как некрасиво с моей стороны! Но по-другому никак не получается. Зато я пришла не с пустыми руками - с еще одной мрачноватой работой, которая отправилась на конкурс. Держу кулачки, чтобы победить!

__________

"Паутина"

Солнце палит нещадно, а искусно собранная прическа сбивается - Катя сломя голову бежит в агентство. Этим жарким летом ей повезло: наконец-то приняли ее заявку, и она сможет стать настоящей моделью! Сможет участвовать не только в школьных конкурсах красоты! Она открывает дверь, глубоко вдохнув и широко, нервно улыбнувшись.
***
Отказали. Губы подрагивают. Катя, сняв каблуки, идет босиком по горячему асфальту. Не дойдя до поворота, она врезается в кого-то: это оказывается очаровательный подтянутый мужчина, который берет извиняющуюся девушку под локоток и быстро заводит за угол.
- Отказали, да? – увидев слабый кивок, продолжает. – Я Алекс. Владею… агентством. Подбираю тут красивых птенчиков, выкинутых из гнезда. Я возьму тебя, если понравишься жюри.
Катя, не веря, радостно соглашается: она забывает, что этого человека знает от силы 5 минут. Она записывает адрес, выкидывая из головы взявшееся откуда-то мамино «Моделей всех на мясо пускают»…
Выкусите!
***
Вечером, надев синее платье, Катя уверенно проходит по адресу. Ее немного смущает, что агентство находится в каком-то подвале, но охрана успокаивает. Это – образ. Внизу оказывается большое помещение: бетонные стены, провода на потолке, криво прикрепленные лампочки. Неожиданно возникает Алекс и, обольстительно улыбнувшись, уводит испуганную девушку.
- Катюша! Пойдем-пойдем… Там небольшая очередь на сцену, как раз успеешь переодеться, - он щебечет, не давая ей вертеть головой, и, проведя через лабиринт сырых коридоров, заводит в узкую комнатенку, больше похожую на камеру.
После кидает какие-то тряпки, а Катя с ужасом осознает, что это – это! – ей и надо сейчас надеть. Она уже собирается возмутиться и гордо уйти, но Алекс хватает ее за плечо, прикладывая палец к губам, и шепчет – мол, коллекция у Дома Моды, с которым он работает, сейчас такая. Не кипишуй. Как оденешься – становись в очередь, говорит он. Катенька хоронит испуг, бегущий струйкой липкого холодного пота по спине, и, отвернувшись, начинает снимать уже ненужное платье.
Выдохнув и уняв дрожь, она медленно выходит из «камеры», оглядываясь. Заметив в конце коридора девушек, она почти бегом направляется к ним – ей почему-то страшно смотреть по сторонам. Почти добежав до других, она резко останавливается, прижимаясь к стене: из ближайшего коридора эхом несутся всхлипы, крики, звуки борьбы и тонкий девичий голосок.
- Нет, отпустите! Нет!
Катя, дрожа, автоматически встает в очередь девушек, что одеты точь-в-точь, как она: в такие же облегающие тряпки, которые и одеждой не назовешь. Теперь ей действительно страшно: крупная дрожь охватывает все тело, глаза непроизвольно начинают слезиться, нос щиплет. Катю так и подрывает бежать, но ноги предательски подгибаются, и она словно приклеивается к месту. Словно из-под земли возникает Алекс, чем-то озабоченный, но давящий лыбу. «Ничего… такого, Катюша» - коротко отвечает он дрожащей Кате и, крепко сжав локоть, чтобы не убежала, выталкивает на сияющую софитами сцену, выкрикнув напоследок: «Бедрами виляй, бедрами!»
Она, крепко дрожа и еле сдерживая всхлипы, встает на указанное место. Рядом – еще три девушки. Паника уже не просто сплела паутину, она уже впрыснула свой паучий яд и начала медленно, мучительно пожирать: зал сплошь наполнен жирными, потными мужиками с маслянистыми взглядами и лоснящимися лицами. Катя задним числом слышит выкрики «Девственница!», и не понимает, к чему это.
Неожиданно включается сирена, оглушающая девушку, платформа под ней загорается красным. И металлический безжизненный голос: «Продано». Резко становится тихо. Катя медленно поворачивает голову, ничего не понимая. Паук поедает последние крохи самообладания, мерзко отрыгивая.
На сцену, по скрипящей лестнице, поднимается жирный лоснящийся мужик. Оскалившись, он плотоядно осматривает ее, потирая руки, и проговаривает ее имя, катая, как леденец, на языке – Катенька. В голове у нее шумит «Продано». Перед глазами мелькают тянущиеся к ней толстые, как сосиски, пальцы, и взгляд темнеет. Еще непоруганное тело оседает на пол.
7
× Пришло новое сообщение