Ворон

Мрачной полночью бессонной, беспредельно утомленный.

В книги древние вникал я и, стремясь постичь их суть

Над старинным странным томом задремал, и вдруг сквозь дрему

Стук нежданный в двери дома мне почудился чуть-чуть,

"Это кто-то, - прошептал я, - хочет в гости заглянуть,

Просто в гости кто-нибудь!"


Так отчетливо я помню - был декабрь, глухой и темный,

И камин не смел в лицо мне алым отсветом сверкнуть,

Я с тревогой ждал рассвета: в книгах не было ответа,

Как на свете жить без света той, кого уж не вернуть,

Без Линор, чье имя мог бы только ангел мне шепнуть

В небесах когда-нибудь.


Шелковое колыханье, шторы пурпурной шуршанье

Страх внушало, сердце сжало, и, чтоб страх с души стряхнуть,

Стук в груди едва умеря, повторял я, сам не веря:

Кто-то там стучится в двери, хочет в гости заглянуть,

Поздно так стучится в двери, видно, хочет заглянуть

Просто в гости кто-нибудь.


Молча вслушавшись в молчанье, я сказал без колебанья:

"Леди или сэр, простите, но случилось мне вздремнуть,

Не расслышал я вначале, так вы тихо постучали,

Так вы робко постучали..." И решился я взглянуть,

Распахнул пошире двери, чтобы выйти и взглянуть, -

Тьма, - и хоть бы кто-нибудь!


Я стоял, во мрак вперяясь, грезам странным предаваясь,

Так мечтать наш смертный разум никогда не мог дерзнуть,

А немая ночь молчала, тишина не отвечала,

Только слово прозвучало - кто мне мог его шепнуть?

Я сказал "Линор" - и эхо мне ответ могло шепнуть...

Эхо - или кто-нибудь?


Я в смятенье оглянулся, дверь закрыл и в дом вернулся,

Стук неясный повторился, но теперь ясней чуть-чуть.

И сказал себе тогда я: "А, теперь я понимаю:

Это ветер, налетая, хочет ставни распахнуть,

Ну конечно, это ветер хочет ставни распахнуть...

Ветер - или кто-нибудь?"


Но едва окно открыл я, - вдруг, расправив гордо крылья,

Перья черные взъероша и выпячивая грудь,

Шагом вышел из-за штор он, с видом лорда древний ворон,

И, наверно, счел за вздор он в знак приветствия кивнуть.

Он взлетел на бюст Паллады, сел и мне забыл кивнуть,

Сел - и хоть бы что-нибудь!


В перья черные разряжен, так он мрачен был и важен!

Я невольно улыбнулся, хоть тоска сжимала грудь:

"Право, ты невзрачен с виду, но не дашь себя в обиду,

Древний ворон из Аида, совершивший мрачный путь

Ты скажи мне, как ты звался там, откуда держишь путь?"

Каркнул ворон: "Не вернуть!"


Я не мог не удивиться, что услышал вдруг от птицы

Человеческое слово, хоть не понял, в чем тут суть,

Но поверят все, пожалуй, что обычного тут мало:

Где, когда еще бывало, кто слыхал когда-нибудь,

Чтобы в комнате над дверью ворон сел когда-нибудь

Ворон с кличкой "Не вернуть"?


Словно душу в это слово всю вложив, он замер снова,

Чтоб опять молчать сурово и пером не шелохнуть.

"Где друзья? - пробормотал я. - И надежды растерял я,

Только он, кого не звал я, мне всю ночь терзает грудь...

Завтра он в Аид вернется, и покой вернется в грудь..."

Вдруг он каркнул: "Не вернуть!"


Вздрогнул я от звуков этих, - так удачно он ответил,

Я подумал: "Несомненно, он слыхал когда-нибудь

Слово это слишком часто, повторял его всечасно

За хозяином несчастным, что не мог и глаз сомкнуть,

Чьей последней, горькой песней, воплотившей жизни суть,

Стало слово "Не вернуть!".


И в упор на птицу глядя, кресло к двери и к Палладе

Я придвинул, улыбнувшись, хоть тоска сжимала грудь,

Сел, раздумывая снова, что же значит это слово

И на что он так сурово мне пытался намекнуть.

Древний, тощий, темный ворон мне пытался намекнуть,

Грозно каркнув: "Не вернуть!"


Так сидел я, размышляя, тишины не нарушая,

Чувствуя, как злобным взором ворон мне пронзает грудь.

И на бархат однотонный, слабым светом озаренный.

Головою утомленной я склонился, чтоб уснуть...

Но ее, что так любила здесь, на бархате, уснуть,

Никогда уж не вернуть!


Вдруг - как звон шагов по плитам на полу, ковром покрытом!

Словно в славе фимиама серафимы держат путь!

"Бог,- вскричал я в исступленье,- шлет от страсти избавленье!

Пей, о, пей Бальзам Забвенья - и покой вернется в грудь!

Пей, забудь Линор навеки - и покой вернется в грудь! "

Каркнул ворон: "Не вернуть!"


"О вещун! Молю - хоть слово! Птица ужаса ночного!

Буря ли тебя загнала, дьявол ли решил швырнуть

В скорбный мир моей пустыни, в дом, где ужас правит ныне, -

В Галааде, близ Святыни, есть бальзам, чтобы заснуть?

Как вернуть покой, скажи мне, чтобы, все забыв, заснуть?"

Каркнул ворон: "Не вернуть!"


"О вещун! - вскричал я снова, - птица ужаса ночного!

Заклинаю небом, богом! Крестный свой окончив путь,

Сброшу ли с души я бремя? Отвечай, придет ли время,

И любимую в Эдеме встречу ль я когда-нибудь?

Вновь вернуть ее в объятья суждено ль когда-нибудь?

Каркнул ворон: "Не вернуть!"


"Слушай, адское созданье! Это слово - знак прощанья!

Вынь из сердца клюв проклятый! В бурю и во мрак - твой путь!

Не роняй пера у двери, лжи твоей я не поверю!

Не хочу, чтоб здесь над дверью сел ты вновь когда-нибудь!

Одиночество былое дай вернуть когда-нибудь!"

Каркнул ворон: "Не вернуть!"


И не вздрогнет, не взлетит он, все сидит он, все сидит он,

Словно демон в дреме мрачной, взгляд навек вонзив мне в грудь,

Свет от лампы вниз струится, тень от ворона ложится,

И в тени зловещей птицы суждено душе тонуть...

Никогда из мрака душу, осужденную тонуть,

Не вернуть, о, не вернуть!


Перевод В. Бетаки

× Пришло новое сообщение