Маленький вкусный отрывок. Мне нравится.



Солнце клонилось к закату, когда из захудалой таверны на окраине города вышел шатающийся пьяница в рваной одежде. Он голосил похабную песню, и немногие прохожие косились на него и тут же воротили нос. Таким образом пьяница прошел пару кварталов - а потом вдруг резко протрезвел. Рванье спало с плеч, ссутуленные плечи распрямились, а песня оборвалась. Быстрым, но не торопливым шагом он направился к соседней таверне, но на сей раз уже с целью раздобыть себе ночлег. На сегодня у него не было планов - он узнал уже все, что мог.

Цель оказалась по-детски проста. Неделю назад в городе появился новый судья, о котором и говорил граф на площади, и тут же начал всем портить жизнь.
Он не принимал взяток, не подельничал, никогда не шел на уступки, а иногда и вовсе начинал придираться к мелочам, пытаясь лишить титула. Разумеется, верхушке города не нравилась такая бурная деятельность - и разумеется, кто-нибудь из этой самой верхушки наверняка захочет убрать слишком бодрого судью...

Шелест вынимаемого из ножен ножа отвлек неприметного человека от размышлений. Тот не сбавил и не ускорил шаг, не сбился с дыхания, лишь глаза внимательнее посмотрели на мостовую под ногами. Луна светила в спину, и теперь стали четко видны четыре тени, меньше, чем его - тот, кому вдруг захотелось полюбоваться на нож без ножен, шел чуть позади. Губы человека в сером плаще изогнулись в неприятной ухмылке. Им хочется поиграть? Что же, он всегда готов...

Чтобы облегчить дело преследователей, он свернул в подворотню, темную и грязную, такую, что и при свете дня тихо клянется горожанами. И реакция не заставила себя ждать.

- Эй, сеть доставай...

Сероглазый усмехнулся еще неприятнее. Могли бы сразу перечислить все, что у них есть - и имена в придачу назвать, чего уж там.

Он не замедлял шага, не переставал ровно дышать. Он не сбился с дыхания и тогда, когда в воздухе засвистела небрежно брошенная сеть - лишь сделал миниатюрный, незаметный шаг влево и перехватил один из грузиков на сети, меняя направление полета. Она упала далеко от него, угодив в какую-то кучу мусора.

Избежав сети, человек в сером крутанулся на месте и оказался лицом к лицу с теми, кто так бездарно пытался его поймать. Одинаково высокого роста, широколицые, они стояли очень сложным строем - в линию, и даже не пытались его окружить. Растерянные лица наемников объясняли также и то, почему обнажил оружие лишь один - тот, что предупредил о своем приближении. Такая бездарность человека в сером даже немного задела. Похоже, кто-то слишком низко его оценивает, раз посылает за ним таких молодчиков.

Перерезать глотки всем четверым было бы делом около минуты, а может, и того меньше, но ситуация была уж больно интересной. Так что хотя бы одного надо было оставить в живых...

Тем временем наемники наконец сообразили, что сразу поймать цель не удалось. Тогда они дружным движением достали длинные, едва ли не в локоть длиной, ножи. Они не произносили ни слова - это был не обычный налет, и смысла заговаривать зубы не было никакого. Тогда же сообразили и стать полукольцом, пытаясь обойти жертву. На губах у сероглазого снова заиграла нехорошая улыбка. Ребята явно пытались учиться на ошибках - но окружали его, как безоружного. Они не знали, что если оружия не видно, то это далеко не всегда означает, что его действительно нет...

Крайний слева от Незаметного Человека попытался сделать выпад в его сторону, про себя удивляясь, почему это до сих пор стоит с целью лицом к лицу, а не позади него. Выпад неизвестно почему ушел куда-то в пустоту, а руку вдруг повело вправо, едва ли не вспарывая живот дружку. В этот же момент левая рука болезненно изломилась, изламывая за собой и все тело, подчиненное древнему инстинкту боли. Ноги подкосились, и незадачливому вояке пришлось по инерции сделать пару шагов, чтобы не сразу уткнуться носом в дорогу, а спустя эти самые пару шагов. Все тело вдруг почему-то охватила слабость, и ему не удалось даже подняться с земли.

- Раз, - прошипел сероглазый, крутнувшись на месте и снова поворачиваясь лицом к... Похитителям? Или все-таки убийцам?..

Те, не глядя, обошли упавшего товарища. Раненых забирают или добивают после боя, а пока главная цель - это странный человек, который так странно и едва ли не играючи скрутил товарища.

На этот раз они поступили умнее, и бросились сразу втроем. У жертвы не было ни единого шанса, он мог бы даже не сопротивляться - никогда и никто еще не уходил от такого напора. Прием был отработан до малейшей детали - и пусть сейчас они должны были лишь поймать, в крови заиграл наконец дух схватки и даже торжество победы. Он не уйдет!.. Они не могли видеть лица жертвы, и от них укрылось, как сощурились его глаза. Для них он был неподвижен.

Человек в сером действительно стоял, не шевелясь, и наемники с разбегу приблизились так близко, что махни ножом - и коснешься серой одежды. Еще шаг - и они уже возликовали, полагая, что противник сдался, и обошлось без хлопот.

А еще через шаг они встретились со Смертью.

Человек в сером вдруг взорвался чередой молниеносных ударов мечом, уследить за которыми не мог ни один из троих. Два движения на то, чтобы выбить ножи из ладоней ближайших громил, продолженные широкой дугой и визгом третьего нападавшего с рассеченной грудью.

Два.

Финт, пируэт, удар - и подворотня огласилась еще одним криком боли и удивления, когда из вспоротого живота на землю вывалились внутренности.

Три.

Два шага в сторону пятящегося молодца, прыжок в воздухе - и с веселым стуком отскочившая от стены голова и искаженным лицом.

Четыре.

Незаметный Человек вытащил из одного из внутренних карманов куртки платок и тщательно вытер меч, не оставив ни единой капли поганой, по его мнению, крови. Крутанул мечом в воздухе, завел его за спину и опустил пустые руки. Меча не было нигде.

Первый из нападавших, наблюдавший всю сцену боя с земли, заскулил и начал отползать, осознав вдруг, что перед лицом того, кто сейчас неспешным шагом подходил к нему, никакая слабость и боль страшна быть не может. Возможно, ему и удалось бы уползти достаточно далеко, но твердая рука схватила его за шиворот и перевернула на живот. Незаметный человек придавил наемника коленом между лопаток и заломил руку - быстро, четко и спокойно. Тот, что минуту назад был нападающим, взвыл и забил свободной рукой по земле - перед лицом боли невозможно было думать ни о чем, даже об освобождении.

- Неужели в славном городе Сорасе всегда так встречают гостей? - голос у человека оказался под стать ему - стальной, страшный, угрожающий. - Или, может, это специально для меня приготовили такой прием?

Наемник замотал головой и замычал, не зная, что ответить, но зная, что если никак не отреагировать, можно значительно укоротить свой век.

- Значит, для меня... - страшный человек шевельнулся, устраиваясь поудобнее на спине теперешней своей жертвы. - И кто же решил меня так встретить? И зачем? - в голосе убийцы появились вдруг едва ли не нежные воркующие нотки. Так говорят соблазнители невинных девушек. Так говорят палачи перед самой страшной пыткой. Наемник об этом знал и забился, захлебываясь словами:

- Глава города! Грэвер! Он, он! Он сказал, что у него есть для вас работа. Сказал, что хорошо заплатит. Очень хорошо нам заплатит, если мы вас найдем. Обещал, что если живым и невредимым доставим, щедро наградит, говорил, чтоб не потрепали сильно! Говорил, что дома подарит... - под конец речи по лицу грозного наемника уже текли обильные слезы, а на штанах расползлось позорное пятно.

Убийца хмыкнул и отпустил руку наемника, но колена не убрал. Несчастный даже не попытался освободиться.

- Грэвер, говоришь... - голос понизился до шепота. Страшного шепота. А потом в нем заиграла улыбка. - Ну, что же, хорошо. Благодарю за такой точный адрес, почтенный.

Кровь из разрезанного горла отлично завершила красиво и со вкусом написанную картину кровавой бани.

3
× Пришло новое сообщение