"Новые зимние песни"

Наш роман закрутился зимой. Помню как врезался в тебя на остановке, из-за снега ничего не было видно. Я уронил тебя. Полез поднимать и тоже упал. Ты рассмеялась. В этот момент мне почудилось, что мое хрустальное, а не каменное, как мне думалось раньше, сердце распалось на множество кусочков. Я посмотрел в твои глаза и тоже рассмеялся. Невозможно было не рассмеяться. Мы встали и начали оттряхиваться. - Марина, - представилась ты и протянула мне руку. - Виктор, - ответил я и потряс ее руку. Она опять рассмеялась. - А мы, Виктор, кажется, упустили последний автобус до метро.Ох, черт. Надо же было не заметить этого. - Вижу по Вашему лицу: Вы знаете, что делать в таких ситуациях. Марина рассмеялась: - Конечно знаю. Идти до метро пешком! Ее вариант был неплох. На улице была лишь середина декабря, мороза толком не было. Марина не стала ждать меня и отправилась в путь сама. Я залюбовался ею. Она была одета в пальто кофейного цвета чуть ниже колена, из-под пальто виднелись штаны цвета молочного шоколада. Мое внимание привлекли ее шляпа и шарф. Шляпа была в форме котелка, темно-коричневого цвета с брошью: грязно-розового цветка. Шарф ее состоял из всех цветов, но приглушенных коричневым цветом. Она вся была какой-то шоколадной. Ее кожа, волосы, глаза, казалось, что все это из шоколада. Из лучшего шоколада на свете. - Вы не хотите подождать меня?! Я первый раз в этом районе, самому мне метро не найти, - прокричал я, когда смог оторвать взгляд от нее. Она обернулась: - Так идите быстрее, специально ждать я Вас не буду, - она кашлянула, - больше не буду. - Спасибо, - я улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ мне.

***

Не помню, сколько мы шли с Мариной до метро. Может быть час, а может - 10 минут. Рядом с ней время теряло смысл. Рядом с ней все теряло смысл.
- Марина, - начал было я, - давайте встретимся еще раз с Вами.
- Давайте, - она хитро улыбнулась. - Только я не дам Вам свой номер телефона. Давайте назначим дату и место сейчас. Если не получится встретиться в данное время, то не судьба.
- Вы верите в судьбу?
- Я верю во многое, - она странно посмотрела на меня.

***

Я стоял на месте с букетом цветов и надеждой. Я верил. Мне хотелось верить. Казалось, если она не придет, то я сделаю все, чтобы найти ее. Но она пришла. В ярко-красном пальто и такого же цвета губами.
- Я опоздала, извини. Уже начала думать, что ты уехал.
Я бы ждал тебя здесь до закрытия метро.
- Тебе повезло. Я решил подождать.
- А повезло ли мне? Вдруг, все бы случилось в моей жизни лучше, если бы я с тобой сегодня не встретилась? Быть может, эта встреча и ее последствия погубят мою жизнь. Ты никогда не задумывался над этим?
- Над чем? Я не понимаю...
Она улыбнулась и взяла меня за руку.
- Не бери себе в голову. На меня иногда находит.
В ее глазах заиграла загадка. Мы двинулись по эскалатору вверх. Моя спутница взяла меня за руку, сплела наши пальцы и не отпускала, пока мы не вышли на улицу.
Сегодня на мей спутнице был все тот же шарф. Мне нравилось его рассматривать. Он был похож на ковер, что собран из разных лоскутков и тряпочек. Только в этот раз использовали шерсть, а не хлопок, лен и прочее.
Марина остановилась, наклонила голову и спросила:
- Ну, куда теперь?
- На каток?
- На каток!

***

- Вау! Мне еще никогда не было так весело на катке, - прокричала мне Марина.
Мои губы сложились в улыбку. Большего мне и не надо было.
- А давай споем что-нибудь?!
- Я не умею петь, - самая худшая отмазка на свете, но я надеялся, что она прокатит.
Марина рассмеялась.
- Я тоже! Но меня это не остановит. Мне сликом хорошо. Йеее-ху!
Я привалился к бортику и стал наблюдать за ней. Мои глаза с трудом находили ее. То она катается паровозиком, то она развлекает детей, то она мчится ко мне, чтобы щелкнуть по носу.
После катка мы решили прогуляться и поесть мороженого. Увы, все лавочки с мороженым были закрыты.
- Давай сделаем мороженое сами, - предложила Марина, - я живу близко, заночуешь у меня. Соглашайся, ну!
Деваться мне было некуда. Я хотел провести свое время с ней. Все свое время. Я бы хотел подарить ее все свое время. Но она в нем не нуждалась.

***

С трудом вспоминаю, что было вчера. Помню лишь каток, самодельное мороженое и алкоголь. Много алкоголя.
Вдруг появилась Марина. Уже одетая в свою обычную одежду.
- Завтрак ждет тебя, Соня, - она улыбнулась. - завтракай и выматывайся. У меня дел куча.
- Мы еще встретимся?
- Если ты согласен на караоке. Хочу услышать, как ты поешь.
Она поставила меня перед выбором. Этот выбор был очень сложен для меня. Но, все же, я решился.
- Хорошо. Когда и где?
Она рассмеялась и назначила дату и место

***

Это стало нашей традицией: каждую среду собираться в караоке на противоположенном от нас конце города. Это была наша маленькая тайна. Нас там знали. Обычно мы пели какие зимнии хиты. Честно говоря, я не помню. Я ничего не помню из этих походов туда. Ничего, кроме ее глаз, губ и объятий, которые случались, когда она набирала достаточное количество баллов.

***

Я ее обожал и обожаю до сих пор, хотя прошло много времени. Так говорят. А я забываю о значении времени, когда я вспоминаю, как обнимал ее, как улыбался ей, как мы разговаривали.
Это было лучшее для меня. Лучше, чем посиделки с друзьями, просмотор фильмов от Марвел и лучше, чем прыгать с парашюта.
Марина понимала, что значит для меня слишком много, а я осознавал, что я для нее лишь случайный знакомый. Мы это понимали. Мы молчали об это. Наверно, надо было поговорить об этом, но это означало прекращение всех наших встреч. Всех. А я так не могу.
Даже сейчас я хожу на остановку, на которой мы познакомились, и ищу взглядом ее. Может, ей плохо без меня? Может, она подойдет?

***

Марина подошла ко мне на остановке, поцеловала в щеку и протянула мне конверт.
- Извини.
Домой я вернулся убитым. Я догадывался, что там могло быть. Почти угадал.
В конверте была куча наших фотографий за все три месяца зимы. И записка:
"Новые зимние песни, мы никогда не будем вместе."
В порыве отчаинья я бросил этот конверт на пол. Теперь весь пол был нашими воспоминаниями. Вся моя любовь валялась раскиданной по полу. Вот фотографии с катка, вот из музея Дарвина, вот с Красной Площади, вот с ее кухни. Слишком много. Я лег на фотографии и начал рыдать. Это были лучшие три месяца моей жизни.

***

После просмотра я был убит. Там было много видео, как мы с ней пели.

***

Я требую еще таких историй. Уж больно мне понравился этот рассказ. Замечательный, грустный, чувственный. Я аж загрустил как-то. Это замечательно, черт возьми
× Пришло новое сообщение