Ишь, как меня накрыло-то, а. 

Меня в детстве очень любили бить в школьных туалетах. Делали это, вероятно, из-за того, что я был толстым, очкастым и не умел толком держать язык за зубами (до сих пор не умею, к слову). И вот, когда я одажды сидел возле раковины, растирая слезки по щечкам и занимая себя среднестатистическими вопросами “За что?” и “Почему именно меня?”, я внезапно шагнул чуть-чуть дальше и стал проапгрейдженным ребенком. А именно, меня заняла пара других диллем: “Как вообще сложилась такая традиция или, если хотите, культура, что одна группа людей бьет другую группу людей?" Систематически, я имею в виду. Почему сложилось, что ВДВшники не очень любят неформального вида личностей, - добавил бы я от себя сейчас. Я навал это именно группами, потому что как меня со всеми прочими неугодными, так и самих обидчиков связывали какие-то отличительные качества, которые давали понять: вот это - обидчик, это - неугодный, вот этот бьет, этот - терпит. Это не личная ненависть, а систематизированная, закономерная. “Классовая!” - верещит где-то в отдалении мой внутренний марксист.

И второй вопрос, более важный, потому что исчерпывающего ответа на первый я так и не нашел, - “Что я могу вынести из этой ситуации?”. Вынести, как оказалось, могу много.

До того, как они начали это делать, я - в этом-то и вся фишка! - не делил никого на “себя” и “них”. Я в принципе считал, что весь коллектив - это единое неразделимое целое. Осознание того, что есть “я”, а есть какие-то “они” возникло, когда появился конфликт, разделение, столкновение позиций, когда я начал противопоставлять себя другой группе людей. Вот это осознание пришло как раз тогда, когда меня из коллектива вытолкнули.
Говорю вытолкнули, потому что это произошло почти искусственно - отказался принимать меня коллектив, ничего теперь не попишешь. Мне все чаще кажется, что подросткота из этого коллектива в определнный момент склонна самовыбрасываться. Вот жила-была девочка Маша, допустим, и все у нее было хорошо, пока однажды мысль колоколом в голове не ударила: “Вот есть я, а есть - народ!”, и пошла Маша репостить записи о несправедливом обществе и тупых человеках. Я ее не осуждаю ни капли, если вам вдруг подобное померещилось. На мой взгляд, это совершенно необходимо. Это нужно для того, чтоб посмотреть на общество со стороны, в не рассматривать себя в контексте общества. Сформировать относительно него какое-то свое мнение, выдвинуть какие-то позиции, и уже с этим вброситься обратно. То есть обратно ты интегрируешься не просто частью или составляющей, а личностью, вполне себе таким автономным индивидом, со своими убеждениями, со своим мышлением, со своим отношением. И, на мой взгляд, в финальном этапе социализации, человек мало того, что находит пути приложения своих способностей/характерных качеств в социуме, он еще и привносит туда свой конфликт, свое несогласие. То есть если самоосознание начинается с этого ласкового пинка под зад из дружелюбного коллектива или с добровольного из него ухода, с внесения какого-то различия между “тобой” и “ними”, то самореализация происходит через борьбу. И борьба не в том плане, что ты и в 25 продолжаешь бить морду людям, которые тебя не нравятся, как ты это делал в начальной школе, а в четком позиционировании своего мнения и его отстаивании, в твоем несогласии с какими-то установками. И, собственно, все эти Машеньки, которые сидят в пабликах для “не_таких” и все Васечки, которые выбривают себе ирокез и уходят в панки, делают это не столько из-за того, что хотят позлить маму (хотя и из-за этого тоже), сколько из-за желания максимально противопоставить себя всему тому, что они понимают под “толпой”, максимально от нее отдалиться. 

Твое мнение берется  из несогласия. Твоя личность, в свою очередь, из противопоставления. То есть, чтобы сформулировать, что есть “я”, нужно сказать, чем “я” не являюсь. Различение формирует мое собственное значение. 


10
× Пришло новое сообщение