В дополнение к предыдущему посту (если вцепился в тему, то уже не отпущу, пока не выплесну все мысли в текст, извиняйте). 

Мне свойственно затирать до дырок особо печальные события, придирчиво всматриваясь в каждой кадр накопленной кинохроники, гоняя ее по десятому кругу.  Не с той целью, чтоб попортить себе настроение (и без этого в состоянии), а чтобы найти в них какой-то высший смысл, мотив, значение, проанализировать, разобрать и вынести из них холодные тезисы, логичные и безэмоциональные. Вырвать их из памяти, положить на лабораторное стеклышко и исследовать с педантичным лицом, поджав губы и сосредоточенно щуря глаза.  Сделать вид, что это не мое. Это просто предмет изучения. Абстрагироваться.

При таком подходе эмоции опускаются. То есть вообще. Остаются сухие, стерильные, непредвзятые факты и рассуждения, написанные офисным, строгим языком, их можно складировать толстыми многотомниками в каком-нибудь архиве, наравне с остальными скучными исследовательскими работами.
То, что раньше давило в груди, теперь выстроилось ровными колонками рассуждений. То, что раньше не давало спать, теперь вызывает бледный, полуживой отклик. То, что по идее, должно волновать, расстраивать и тревожить, вызывает чисто публицистический интерес. 

Если спросить меня, что я чувствую относительно того или иного события, я расскажу, что я думаю о нем. Чувства загнаны куда-то далеко-далеко вниз, придавлены сверху тоннами эссе и анализов и лежат там, наверное, кое-где полуразложившиеся, кое-где еще трепыхающиеся. Самые живучие - карабкаются. Лезут вверх и иногда прорываются сквозь бетонную логику и стальные доводы.

Иногда. В остальное время вроде бы даже не болит. 

× Пришло новое сообщение