Игра в четыре дня

Доктор Кримсак сидел с закрытыми глазами, опустив руки, по которым стекала еще теплая кровь. Напротив него сидел тот, кому принадлежала эта кровь. Мальчик, которому было не больше восемнадцати лет, но, не смотря на его возраст, большинство его волос были седыми. Глаза, а точнее один глаз, так как на другом был огромный слой темной вонючей субстанции, был полон боли, страданий и, что самое ужасное, он был полон нечеловеческого страха. Ужас был на всем его мертвом лице, но доктор сейчас не думал о нем: он прокручивал в голове раз за разом рассказ мальчика. Не ясно, откуда он взялся на крыше больницы, но факт остается фактом: там его нашел медбрат ночью, когда вышел покурить. Мальчишка плакал, закрыв свои глаза ладонями, как маленький ребенок. Вместо вещей на нем была только какая-то ткань. Уже через 2-3 минуты медсестры привели его к доктору Кримсаку. Мальчик напугал его своим видом, но доктор сильнее обратил внимание на моральное состояние мальчика. Доктор спросил у мальчика: ”Что же произошло?” Страх, который сидел в этом мальчике словно ожидал этого вопроса, он поднял свои напуганные глаза и заглянул прямиком в душу доктору. Все было ясно с одного только взгляда, но мальчик не хотел на этом останавливаться, он хотел рассказать всю его историю, рассказать, что его убило... Он открыл рот, прокашлялся, выпустив изо рта сгусток темной крови. И скривил рот в безумной ухмылке, и он начал свой рассказ:

28 октября

«Мы ехали вчетвером в старый дом моей семьи. Я - Маркус Флейн, Майкл Синдей, Кенни Фиттес и Эдди Стальво. Моя семья переехала из этого дома много десятков лет назад, тогда нашу семью обвиняли в колдовстве. Ясное дело ,на тот момент никто в это не верил. Нам было весело, мы шутили, дурачились, пока не приехали домой. Там царила странная обстановка, будто кто-то душил всех нас, не давал воздуху пройти к нашим легким. Мы подумали, что это просто затхлый воздух, но сейчас я понимаю, что это была аура книги… этой проклятой книги. С самого начала я знал, что это плохая затея. После череды смертей всей моей семьи из-за несчастных случаев, я понял, что что-то тут не чисто, но я не заострял на этом свое внимание. Мы растопили печь, обогрели помещение, нашли какие-то старые фотографии, статуэтки, картинки и множество глиняных игрушек. Но им всего было мало!!! Зачем!? Зачем они пошли на чердак?! На этот чертов чердак!.. На чердаке тоже была полная разруха, было видно, что туда никто не заходил десятилетиями, а может и столетиями. Мы перерыли весь чердак, и когда уже хотели уходить, Майки нашел запертый сундук, самое странное, что ключ от сундука лежал совсем рядом, перед ним. Будто кто-то хотел открыть этот сундук, но внезапно исчез. Я упрашивал их пойти обратно, но они меня не послушали, хотя чего же я ожидал, если мне самому было любопытно. Но мной повелевал страх, сковавший всех моих предков и ,наконец, доставший меня. Внутри сундука лежало много странных вещей: кости животных, кроличья лапка, перья птиц, старый бубен, но среди всего этого мусора, выделялась только книга. Книга была старая, трещины на переплете не давали прочитать ее название. Внутри было множество картинок, страшных картинок, где люди убивали людей различными способами, но ни одного слова мы так и не смогли понять. Она была написана на языке, который не смог прочитать даже Кенни, учивший мертвые языки в своем “крутом” университете. Он прочитал лишь одну фразу, написанную на латыни “Superesto solum occidere unusquisque in cubiculo” что означало: ”Лишь убив всех в этом зале, ты останешься живым”. Мы отнеслись к этому с пренебрежением, но через час мы об этом пожалели. Книгу вырвало из рук Кенни, пока он её изучал , и подбросило вверх, к потолку. С нее потекла черная слизь, густая как кровь, внизу она растекалась в идеальный круг. Мы все были зачарованы происходящим зрелищем, пока не услышали дикие вопли в углу комнаты. Там был Эдди, эта черная слизь тянула все его конечности в разные стороны, и постепенно затекала в уши, рот, глаза, пока не разорвала его изнутри. Затем я помню лишь взрыв…и все… забвение… я не знаю, сколько пробыл без сознания, но я никогда не забуду этот чертов день.

29 октября

Я не понял, когда кончился один день, и начался другой, я просто был без сознания, и когда зазвенел будильник на моем телефоне, я уже было подумал, что мне приснился всего лишь ужасный сон, но, открыв глаза и резко встав на ноги, я понял, что это все был на яву. Это была не земля. На небе не было солнца. Вместо солнца быстро проплывали друг за другом четыре темно-синих планеты, на каждой были ужасные порезы, кратеры, будто великан ударил их огромным серпом, а затем накалывал их на вилку непостижимого размера. Мир будто стал черно-белым как в старых фильмах. Мы были в лесу. Деревья тоже были необычные, ветра не было, но деревья качались. Однако, качались они все в разные стороны. Не знаю ,как мои друзья, но я чувствовал, что на нас кто-то смотрит, как с нами кто-то играет, ждет пока мы выдохнемся, чтобы сожрать, не оставив даже костей. Мы встали и пошли, мы не знали ,куда мы идем, но мы шли, потому что знали, если мы прекратим движение, мы все умрем. Мы искали любую деревушку, любого человека, способного объяснить нам, что же здесь происходит, но всё было тщетно. Под вечер мы ускорили шаг. Уже слышался хруст веток за спиной и тяжелые вздохи неземных созданий, всхлипы, вскрики птиц или это были не птицы вовсе. Мы ничего не могли сделать, если честно, мне было наплевать на моих друзей, я не мог спастись - вот что меня заботило больше всего на тот момент. Так прошел еще час. Я только сейчас помню, что мы шли не в тишине, мы шли в такт словам Кенни. Каждый раз, когда мы проходили пять шагов он повторял: “Это не наш мир.… Это не наш мир…” - И так без конца. Сколько человек может бежать? Мы с друзьями никогда не увлекались спортом, и поэтому бежали мы не очень долго, но потеряли еще больше сил. И тут случилось то, чего я опасался больше всего... Майкл споткнулся. И в это же время, как будто ждав этого, из-за леса вынырнула жуткая тварь. У неё не было глаз, но я чувствовал кожей, как она почувствовала нас своим чутьем, и выбрала самого слабого из нас, того, для кого игра закончилась. Все тело этой твари говорило о том, что она не простая, может быть, она старее всего человечества, но я не думал об этом, я просто хотел выжить. Она плюнула в Майкла чем-то длинным, вроде длинного садового шланга зеленого цвета, и мгновенно повалилась на землю без дыхания и без признаков жизни. Я подумал, что все обошлось, хотел подойти к Майклу, но Кенни взял меня за руку, я посмотрел на него. Из-за этого я не увидел как умер Майкл. Когда я обернулся я увидел, как из его рта вылезало втрое существо, без глаз, с ярко-красными прожилками на всем теле. Они были маленькими, оказалось, что это детеныши тех ужасных существ. Это был последний раз, когда Кенни пришел в сознание. Я потянул его за руку и мы благополучно спрятались в первой попавшейся пещере.

30 октября

Я остался только лишь с Кенни. Из нас четверых осталось только двое, но я знал, что это еще не все. Я не спал ночью, и мои силы, чрезмерно истраченные днем, не восстановились вообще. Кенни перестал говорить и лишь иногда вскрикивал. Мне это очень действовало на нервы. Мы были без еды и воды уже третий день. Мы шли вглубь пещеры, мне казалось, что это не кончится никогда, но мне это только казалось. Через несколько разветвлений мы вышли на огромную поляну, переполненную жуткими волосатыми созданиями. Сначала я не заметил их, подумал что это один большой холм. Но, когда я услышал храп и движения в этом холме, я не мог успокоиться. Мне хотелось плакать и кричать, я не мог дышать, потому что подозревал, что со мной будет, если я разбужу этих чудовищ. Я попытался пройти мимо них к виднеющемуся выходу, и у меня получилось. Когда мы прошли половину пути, Кенни опять вскрикнул, не так ,как всегда, а не своим, протяжным голосом, будто он сам превращается в такого же монстра, которые нас окружали. И это меня спасло. У меня появилось отвращение к своему другу, я захотел чтобы он умер, я хотел видеть его кровь. Его со всех сторон мгновенно облепили чудовища, он даже не вскрикнул. Я бежал к выходу, бежал, пока сердце не начало биться через раз, и ,когда я подумал что уже бежать некуда, что я уже умер, я закрыл глаза и упал. Упал на крышу вашей больницы. Я поведал вам свою историю, и сейчас я умру. Вы можете не верить мне, но взгляните на это …» Маркус закончил свой рассказ. Его лицо было не лицом обычного двадцатилетнего мальчишки, это было лицо убийцы, или маньяка, убивавшего по десятку людей в день. Он протягивал свой грязный кулак доктору, пока глаза его не закатились, и он не упал замертво.

Доктор Кримсак сидел, опустив руки, и смотрел вниз. Смотрел на обрубок темно-зеленого хобота, похожего на садовый шланг, из которого сочилась темная слизь, и который все еще пульсировал, будто живой.

Маркус не выиграл в этой смертельной игре. Ему нужно было продержаться еще три часа, тогда бы он победил саму смерть, но теперь об этом думать было уже поздно. Он проиграл. Книга будет ждать, пока еще какой-нибудь глупый человек не приоткроет завесу страшной тайны, и не прочтет надпись на древнем языке. Может быть, она лежит у вас на полке, будьте аккуратны, когда открываете очередную книгу. Может быть следующим, кто ее найдет повезет больше чем Маркусу. Кто знает?

2
× Пришло новое сообщение