Игра

Ночной лес стоял темной и безмолвной стеной. Ветра не было, все птицы и зверьки уже давно спали по своим гнездам и норам, ночь была идеальна для исполнения задуманного группой детишек, что толпились сейчас в нерешительности, не дойдя несколько метров до первых деревьев.

— Может не надо? — снова начала канючить Алена. Она была самой молодой из детей, неделю назад ей исполнилось 8 лет, остальные взяли ее с собой только для того, чтобы она не наябедничала своей маме, что брат не берет ее играть с собой по ночам.

Ее брат, Андрей, довольно крупный для своих 11 лет, тоже был тут, он стоял, насупившись и, похоже, смущался того, что его сестра постоянно ноет.

— Да ладно тебе, если трусишь, то чего дома не осталась? — спросил местный задавака Артем. Он был некрупным жилистым пареньком 10 лет от роду, вечно влипающим в разные неприятности, но почти всегда выходящим сухим из воды.

— Оставь ее, она пойдет с нами, все равно одна до дома не дойдет. — начал было заступаться за сестру Андрей.

— А вот и дойду, но не пойду. Давайте уже тогда быстрее сыграем и пойдем домой. — перебила его Алена.

— Хватит разговоров, все за мной. — это сказал молчавший до этого угрюмый маленький мальчик Вадим.

Про него мало кто что знал, он переехал недавно, но уже показал местным детям несколько интересных игр, за что снискал у них добрую славу. Хотя некоторым не нравились эти игры, у этих трех ребят они вызывали дикий восторг. В его играх смешивалось что-то страшное, что-то увлекательное и что-то из такого притягательного мира взрослых. Например, через неделю после переезда у Вадима умерла кошка, он позвал своих новых друзей и они все вместе торжественно похоронили ее, а Алена даже посадила цветок на свежую могилку, правда его вырвали на утро какие-то хулиганы, они же раскопали кошку и куда-то ее дели.

Сегодня же Вадим обещал что-то особенное, он был необычайно собран, в глазах его светилась решимость, которая обычно не свойственна детям.

Показывая пример своим друзьям, он первым сделал несколько шагов, отделявших их от темной громадины леса. Вообще-то это был даже не полноценный лес, просто пролесок, который оставили в черте города и назвали парком. А в черту города этот парк попал потому, что сразу за ним начиналось большое старое кладбище, именно на него то и направлялись дети этой ночью.

Уже через пятнадцать минут четверка друзей успешно преодолела лесную полосу и вышла прямо к огромным кованым воротам старого погоста. Здесь больше никого не хоронили, кладбище было большей частью заброшено, любимый объект детских страшилок и городских легенд, покосившиеся кресты, кривые памятники из нержавейки, многие без фотографий вообще, с выцветшими и практически нечитаемыми табличками. В общем, от одного только вида данное место вселяло в сердца страх. Даже взрослые люди боялись ходить здесь по ночам, но скорее всего, боялись они лесополосы, в которой могла притаиться опасность из мира живых, чем потусторонней силы, исходящей с кладбища.

Единственным препятствием на пути детей стал старый сторож, который сидел в своей маленькой будке возле ворот. Он был очень-очень старый, мальчишки из соседнего двора говорили, что ночью он как будто молодеет и может без устали гоняться за ними по кладбищу и все равно поймает нарушителя и пребольно отдергает за уши. Поэтому сейчас дети затаились через дорогу от ворот и ждали в нерешительности.

— Да ладно, знаю я этих из 93-го, им только уши дай, так они на них такой лапши навешают, что только держись. — начал храбриться Артем. — Ничего он не молодеет, такой же старик, как и днем, да к тому же наверняка дрыхнет в своей будке.

— Такой храбрый, вот иди и проверяй. — ответил ему Андрей.

— А чего сразу я то, вон это Вадя предложил, пусть он и идет. — Артем указал на Вадима.

Не произнеся ни единого слова, Вадим вылез из придорожной канавы, где они прятались, и осторожно пошел к будке сторожа. Три пары глаз напряженно вперились в его спину, следя за каждым его движением. Вот он подошел к воротам и аккуратно стал пролезать между прутьями решетки, она была сделана таким образом, что взрослый человек там не пролезет, но для ребенка это не составляло проблем. Благополучно оказавшись на территории кладбища, Вадим подошел к будке и, стараясь не шуметь, заглянул в темный провал окна. Он стоял, замерев на месте, некоторое время и только затем повернулся к дороге и жестом поманил своих друзей.

Артем, Андрей и Алена друг за другом вылезли из канавы и в точности повторили маршрут Вадима. Проходя мимо будки сторожа, они ясно услышали тяжелый раскатистый храп сторожа, без сомнения, он спал.

Оставался только заключительный этап приготовления к игре, рядом с каморкой сторожа располагался старый сарай, который использовался как склад всяческого инструмента. Там Вадим с Артемом взяли две небольшие лопаты. Сарай давно уже не закрывался на замок, потому как воровать здесь было особо нечего, даже охотников за металлоломом отпугивала мрачная атмосфера этого места.

Через несколько минут дети уже ушли довольно глубоко внутрь кладбища, Вадим вел их по узким тропинкам так, как будто он точно знал, куда они должны прийти. Алена уже почти выбилась из сил, она порвала рукав, зацепившись за одну из разваливающихся старых оград, расцарапала ноги, пробираясь через колючий кустарник и готова уже была разреветься и броситься домой, прочь из этого места, когда Вадим резко остановился. Перед ними была одна из многочисленных могил, но от прочих эту отличало то, что на ней стояла большая мраморная статуя. Она изображала ангела, который склонил голову, а руки воздел к небу, от времени статуя почернела, покрылась щербинами, выражения лица ангела было не разобрать.

— Мы пришли, начинаем игру. — торжественно объявил Вадим. — Мы с Артемом должны выкопать могилу.

— Опять похороны, мы же уже играли, да и кого мы будем хоронить? — Алена готова была расплакаться.

— Нет, эта игра называется жертва земле и это очень увлекательная игра. — остановил ее порыв Вадим.

После этого Вадим и Артем выкопали небольшую яму. Вадим достал из кармана нож, Алена тонко пискнула, но Вадим так выразительно посмотрел на нее, что она сразу умолкла.

— Теперь каждый должен уколоть себе палец, чтобы пошла кровь, помните, как в конце учебного года у нас брали кровь на анализ? — сказал Вадим, и сам первый подал пример, алая капля быстро набухла на кончике его пальца, затем сорвалась и упала в яму.

Игра захватила ребят, каждый из них проколол себе палец и выдавил по капле крови в яму. Когда все было закончено, Вадим таинственно произнес:

— Кровь к крови, земля прими нашу жертву, мы просим от тебя утешения для безутешных, достатка для обездоленных и мира во всем мире! — то, что он сказал, было похоже на простенькую молитву, но его друзья прониклись и смотрели на него с благоговением.

Вадим медленно повернулся к остальным детям, сложил руки на груди крестом и откинулся назад, он упал в яму и теперь смотрел оттуда на ребят своими темными глазами.

— А теперь финальная часть. — голосом заправского конферансье объявил Вадим из ямы. — Закапывайте меня!

Это произошло так быстро, что Андрей с Артемом только кинулись на помощь другу, они подумали, что тот упал случайно, Алена же наоборот отпрянула от ямы и наконец, расплакалась.

— А как ты оттуда потом вылезешь? — с недоверием спросил Артем у лежащего в могиле Вадима.

— А зачем мне вылезать, тут будет хорошо лежать, не хуже, чем в других местах. А теперь давайте, закапывайте, иначе земля не примет нашу жертву и прогневается на вас, вы же этого не хотите? — зловеще проговорил Вадим.

— Ну, тебе лучше знать, но это какая-то не очень хорошая игра получилась, Аленка вон совсем разнылась. — вставил свое слово Андрей.

Через полчаса напряженной работы яма была полностью засыпана и утрамбована, дети, теперь уже втроем, стояли на краю свежей могилы в нерешительности, они не знали, что нужно делать дальше. Сама природа решила за них, на небо невесть откуда набежали темные тучи, сверкнула молния, и почти сразу за ней прогремел раскат грома. Первая крупная капля упала на голову Алене, та перестала плакать и взглянула на небо. И вдруг их накрыло стеной ливня, земля под ногами сразу превратилась в грязную кашу, а узкие кладбищенские тропинки в полноводные ручьи.

Дети с визгом бросились к выходу, игра была окончена, всем необходимо было спасаться. Когда они уже подбегали к воротам, из своей каморки выглянул разбуженный громом сторож, он погрозил детям кулаком и прокричал:

— Ну я вам сейчас задам! — но он, конечно, не вышел из своего укрытия, кому охота промокнуть до нитки, гоняясь за малолетними сорванцами.

Поэтому никто не помешал детям пролезть через решетку, вприпрыжку пробежать по лесополосе и быстро разбежаться по домам. Каким-то чудом их отсутствие не было замечено родителями, а промокшая одежда была успешно спрятана и просушена на следующий день.

Через пять лет Андрея сбила машина во дворе, когда он гонял мяч с парнями из 93-го дома. Спустя еще два года его сестра, Алена, после попытки вскрыть вены, попала в психиатрическую лечебницу и там повесилась на веревке, свитой из разрезанной простыни. Артема же призвали в армию сразу после школы, по завершении учебки его направили в одну из горячих точек, где он был убит шальной пулей при обезвреживании группы террористов.

Вадима же все считали пропавшим без вести, конечно, приходили полицейские, но дети не сказали им о своей игре и никто о таком даже не подумал, сами же они никогда и никому не рассказывали о той ночи. Поэтому до самой их ранней смерти об этой жертве не узнал никто. Никто, кроме самой земли.

2
× Пришло новое сообщение